Последнее утро нашего путешествия началось с небольшого приключения. С третьими петухами к нам на поляну у Петушат пожаловали коровы.

Это наваждение я прозвал Зорькой, коли рано так меня подняла.
Автор — Михаил Латышев

Пришлось встать, когда все в деревне встают. К полудню надо было успеть на станцию, и времени был целый вагон.

Утро на Гребешках. Река Чусовая у села Кын-Завод.
Автор — Михаил Латышев

На прощанье мы погуляли по Гребешкам. Солнце поднималось, просвечивая сквозь пихты. Ящеры, которые сторожат остров в виде сердечка, вновь окаменели – до следующей ночи. Знакомая игуана была недвижной. Она лишь искоса посматривала на меня, как часовой на посту, которому запрещено двигаться.

Знакомая игуана была недвижной. Автор — Михаил Латышев
На прощанье мы погуляли по Гребешкам. Автор — Михаил Латышев

Сквозь редкий частокол пихт мы вышли на вершину скал. Дальше нас ждала дорога в Кын. Над Долгим Лугом сияла голубая лазурь с белыми барашками облачков.

Сквозь редкий частокол пихт мы вышли на вершину скал.
Автор — Михаил Латышев
Над Долгим Лугом сияла голубая лазурь с белыми барашками облачков.
Автор — Михаил Латышев

Люблю такие просторы! Глядишь, какая необъятная наша земля, и на душе становится торжественно. И хочется празднично въехать в Кын!

Нас ждала дорога в Кын. Автор — Михаил Латышев

У лесных всадников есть стародавняя традиция – из дальних многодневных экспедиций приезжать в Кын во всём чистом. Белый верх — чёрный низ. Парадная форма хранится в рюкзаке до последнего дня. И вот он наступил.

Парадная форма хранится в рюкзаке до последнего дня.
Автор — Дмитрий Латышев

Мы одеваем фирменные белые майки. Именно для таких случаев мы купили их в одной кыновской лавке шесть лет назад. Спереди шашечками отпечатана буква «К» – словно к майкам приложили чугунный лот. На рукавах есть надпись «Кын. Железные караваны».

Эпоха железных караванов прошла, а строгановское село стоит.
Автор — Михаил Латышев

Эпоха железных караванов прошла, а строгановское село стоит. С вершин Гребешков оно видно, как на ладони. За большими елями открывается вид на долину реки Кын. Между Мёрзлой и Троицкой горой белеет Троицкий храм.

Троицкий храм у Мёрзлой горы. Автор — Михаил Латышев

Ниже устья этой речки, по правому берегу Чусовой рассыпался разноцветными крышами домиков хутор Бабенки. Это название к XIX веку дошло до строгановского завода, перемахнув через Мултык.

Криушинский перебор и хутор Бабенки. Село Кын-Завод на Чусовой.
Автор — Михаил Латышев

Нижняя дорога под скалами пробирается от села Кын к Петушатам. Она залита водой после вчерашней грозы. У берегов старицы дорога и вовсе ныряет под воду. Там с раннего утра несёт вахту рыбак.

Нижняя дорога под скалами пробирается от села Кын к Петушатам.
Автор — Михаил Латышев
Вид на Кын-Завод с Гребешков. На нижней дороге с раннего утра несёт вахту рыбак.
Автор — Михаил Латышев

Мы выбираем верхнюю дорогу – до заводской больницы. Представляете, Строгановы для сельчан содержали аптеку и больницу с «фершалом». Где сейчас в Кыну аптека? Больничка давно закрыта, здание дышит на ладан. Кыновлянам остаётся пожелать крепкого здоровья.

Мы пришпориваем рогатых железных лосей и мчимся по склонам Плакун-Горы. До свидания, кыновский Медведь, символ земли пермской! Помнишь, мы давали Клятву-на-лапе-Медведя — не клясться ложно твоим именем? Нас ожидали разные приключения. Одно из них было на Дуниной горе по дороге в Копчик — где живёт Матушка Медведица. Было порой и тяжело, и страшно. Но мы сдержали твою клятву, Миш!

До свидания, кыновский Медведь, символ земли пермской!
Автор — Михаил Латышев

Вот почта, за ней – мост через речку Кын. Наши лоси выруливают к «беленькому» магазинчику. Здесь тоже традиция – попробовать мороженое и позвонить домой, что мы живы-здоровы. На Чусовой сотовая связь есть в считанных селеньях, и операторы разные. Где-то ловит МегаФон, где-то МОТИВ. В Кыну связь от ТЕЛЕ-2 (Уралтел). Вот и ездим с несколькими сим-картами.

Почта, за ней – мост через речку Кын, к лавке первого российского кооператива.
Автор — Михаил Латышев

Мы говорим Кыну – до свидания! Мы не говорим слово «прощай».
До свидания, белоснежный Троицкий храм-корабль! Даст Бог, тебя достроят. Наконец-то появилась золочёная маковка на куполе колокольни – уже хорошо. Надеюсь, та баушка, которая идёт по дороге поодаль, ещё застанет тебя вновь во всей красе.

До свидания, Троицкий храм-корабль!
Автор — Михаил Латышев

До свидания, лавка первого в России кооператива. Ты тоже ветшаешь, хотя твой дом был крепкий и ещё мог бы украсить собой Кын-завод. Ты же знаешь, что главная улица в Кыну – Кооперативная!

До свидания, лавка первого в России кооператива. Главная улица в Кыну — Кооперативная!
Автор — Михаил Латышев

Мы отправляемся на пристань – как же без неё? И здесь правило наше – по приезду в Кын доезжать до самой каменной пристани — глянуть на перебор и зябловские избушки. И домой из Кына ворочаемся, начиная от пристани.

Домой из Кына ворочаемся, начиная от пристани. Автор — Михаил Латышев

Скоро мы полетим на станцию под сенью могутной, еловой и хмурой Мёрзлой горы. Коми-пермяцкое слово «кын» означает холодный, мёрзлый. Это с одной стороны.

Река Чусовая у Кыновского перебора. Автор — Михаил Латышев

А кыновляне ласково зовут своё село Золотым Донышком! Потому на солнечной стороне Плакун-Горы нам помашет вдогон Кынский Заяц. Когда-то он был одной из редких старых сосен на высоком косогоре, пока в дерево не попала молния.

На склоне Плакун-Горы нам помашет вдогон Кынский Заяц.
Автор — Михаил Латышев

До свидания, старые дома. Стойте, держитесь – только вы помните легендарную историю Кын-Завода!
До свидания, Кыновской народный дом с замечательным краеведческим музеем!

До свидания, старые дома. Стойте, держитесь – только вы помните легендарную историю Кын-Завода!
Автор — Михаил Латышев

Увидимся! – говорим мы сторожевой избе и сохранившемуся ансамблю Кыновского завода. Живы ещё здания кузни и цеха паровых машин. Жаль, что пожарку, скорее всего, не спасти.

Кузница Кын-Завода у Средней плотины.
Автор — Михаил Латышев

Замерло водобойное колесо у Средней Плотины. Речка Кын бежит к Чусовой среди камней, шумит…

Замерло водобойное колесо у Средней Плотины. Автор — Михаил Латышев

Постойте на её берегу. Прислушайтесь.
Гул минувших столетий проносится к Реке Теснин!

Памятник железным караванам. Гул минувших столетий проносится к Реке Теснин!
Автор — Михаил Латышев

Предыдущие рассказы из серии «Затерянные миры»:

1. Тень вогульского пня. Дорога в Копчик

2. Первозданный Копчик. Чусовские вогулы

3. Грань красоты. Деревня по имени Копчик

4. Коноваловский плёс. Река Чувашка

5. От блеска к забвению. Дом Яблонского

6. Поворотный круг

7. Веер для пароходов. Депо в Коноваловке

8. Вечер в Коноваловке. Полубородый капитан

9. Мост у Сылвицы. Фермы Журавского

10. Усть-Сылвицкий лесопильный завод

11. Сылва-Сылвица. Камень у поворота

12. Антонов камень. Дорога на рудник

13. Ермак на Чусовой. Ватаманов берлог

14. К познанию Урала. Вторая жизнь

15. Сылвица. Медвежий путь

16. Полмиллиарда лет назад. Хроники чарнии

17. Дом в Коноваловке

18. Капская колея. Назад к Сылвице

19. Будни уральского плена

20. Рождение дня

21. Нижняя Ослянка

22. Чусовские невидимки. Зимняк и Востряк

23. Лесной старик и Волшебный таймень

24. Люди из деревни Грязнухи

25. Утро с бубенцами

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments