Гора Качканар и монастырь Шад Тчуп Линг в последнее время часто фигурируют в новостных лентах информационных порталов Урала.

Суть конфликта

«Буддийское противостояние» между основателем монастыря и руководством ЕВРАЗа вовлекло в конфликт местные органы власти и судебное делопроизводство. В конечном счете, проблема уже перестала носить местечковый характер и вышла на всероссийский уровень, достигнув правительства Российской Федерации. Напомню, что суть конфликта заключается в том, что строительство сооружений религиозной святыни не было согласовано с собственником территории Качканарским ГОК. В свою очередь, жители храма утверждают, что на момент начала строительства, земля не имела собственника. По планам ЕВРАЗа в 2021 году в непосредственной близости от монастыря должна начаться новая разработка месторождения титаномагнетитовых руд с содержанием ванадия, сопровождающаяся взрывными работами.

Однако шумиха, созданная вокруг религиозной обители, затмила собой одну очень важную деталь, о которой теперь упоминают теперь вскользь. На самом деле, монастырь был не единственным препятствием ЕВРАЗа в старте проекта. Значительная часть горных склонов, покрытых лесами, имеют статус «ценных» и «особо защищенных», так как они находятся в орехово-плодородной и орехово-промысловых зонах. Это леса первой группы защищенности в РФ. В ноябре 2019 года на инвестиционном совете Свердловской области власти пересмотрели проект холдинга. Управляющий директор «Евраз НТМК», а также депутат свердловского заксобрания Алексей Кушнарев заявил, что Минприроды России выдало рекомендации по переводу лесов в земли промышленного назначения при условии, что правительство области придаст освоению Собственно-Качканарскому месторождению статус стратегического проекта. Иными словами, это смертный приговор для 149 гектаров леса.

С 2019 года в силу вступают изменения в отношении земель лесного фонда, принятые Госдумой в июле. Если «Евраз» не успеет перевести статус лесов в земли промышленного назначения, то в случае, похоже, уже неизбежной вырубки орехово-промысловой зоны компании придется восстановить эти леса в другом месте. Однако, в случае перевода земель в статус «промышленных», восстанавливать холдингу ничего не придется, подчеркнули в департаменте лесного хозяйства.

Свои действия ЕВРАЗ оправдывает необходимостью сохранения стабильной ситуации на заводе. Качканарский ГОК является основным работодателем и от его финансового благополучия зависит здоровье самого города. Однако, по моему мнению, вряд ли руководство и владельцы компании в данном случае думают о таких немодных сейчас мелочах. Стоит так же отметить, что собственником холдинга является Роман Абрамович, не проживающий на территории Росии уже давно.

Какие же территории могут подвергнуться уничтожению, я предлагаю сегодня увидеть в моей заметке, в которой я расскажу о своей последней поездке на Качканар.

Качканар

Это была уже вторая по счету вылазка в легендарное место. В марте 2018 года я в компании знакомых ребят из турклуба «Кедр» уже поднимался на гору. Об этой поездке можно прочитать по этой ссылке. Как я уже говорил раннее, Качканар и буддийский монастырь на его вершине не произвел на меня особого впечатления. Даже статья мне далась тогда невероятно тяжело.

Я решил дать Качканару второй шанс, так как мне стало любопытно, почему, несмотря на свою природную уникальность и красоту, он оставил меня полностью равнодушным. В качестве оправдания моему врожденному скептицизму, который часто портит впечатление о природных достопримечательностях, признаюсь, что впервые я побывал там не в самое лучшее время на Урале, ранней весной. В те мартовские выходные теплое солнце уже начало подтапливать угрюмый серый снег, но зима, то и дело, подбрасывала на еще не оттаявшую землю новую горсть липких белых хлопьев. Поднявшись к монастырю, мы оказались в центре очередного выплеска эмоций матушки-зимы, ведущей отчаянную борьбу с наступающим теплом. Снежный буран закрыл от нас не только окружающие пейзажи, но и сам двуглавый хребет, коим, по сути, и является гора Качканар. Вернулись мы полностью разочарованные как от монастыря, так и от самой горы.

На этот раз еще большим составом мы отправились на Качканар в конце сентября, в самый разгар янтарно-рубиновой осени. В ту самую пору, когда сочные краски смешанных лесов, покрывающих Уральские горы, навевают нескончаемую грусть об уходящем сезоне интересных путешествий и, возможно, несбывшихся мечтаний. Последний шанс напитаться романтичной атмосферой засыпающей природы и надышаться прохладным ароматом лиственного леса, до того как он бесстыдно оголит искривленные остовы своего тела.

Это был последний год, когда туристам разрешали идти на вершину через проходную ГОК ЕВРАЗ. С 2019 года управление комбината запретило нахождение на территории посторонних лиц, объясняя это началом проведения взрывных работ близ дороги, ведущей к монастырю. Да и вообще это не правильно, когда на территории предприятия находится большое количество посторонних лиц.

Если посмотреть, что представляет собой западный карьер ГОКа, то можно предугадать, что может вскоре стать с горой Качканар, когда начнутся взрывные работы. На месте нерукотворного памятника уральской природы будет очередная уродливая технологическая воронка, напоминающая о потребительском отношении страны к своим природным богатствам.

Печалит в этой истории именно то, что вся шумиха ведётся вокруг сноса монастыря, а не уничтожения уникальной природы. Все, что создает человек, так или иначе, может быть восстановлено или воссоздано вновь. Десять-двадцать лет, и любые монументальные постройки человека появляться вновь, даже после полного уничтожения. Вспомнить хотя бы исторический центр Дрездена, стертый с лица земли во время бомбежек англичанами. Но никогда уже не будет скалы «Верблюд» на Качканаре, не изуродованных раскопками альпийских лугов Йовского плато, уникальной эко-системы поймы реки Белая, где теперь Юмагузинское водохранилище

Сможем ли мы, наконец, пойти по стопам цивилизованных стран и организовать полноценные природные парки и заповедники, охраняемые продуманной законодательной базой в тех местах, что действительно являются уникальными? Очень хотел бы верить в это.

Горное озеро

А пока надежда постепенно улетучивается, я расстаюсь со своей группой на знакомой развилке с ленточным деревом. Я решил идти по тропе через горное озеро, чтобы обойти буддийский монастырь.

По правой стороне, не доходя сотню метров до озера, возвышается каменный останец, одинокий стражник Горного озера.

Зайти на его вершину без специального снаряжения вряд ли получится, уж слишком отвесные у него стены. Но и с половины его высоты можно вполне увидеть весь хребет Качканара, усыпанный каменными башнями. В западной части хребта видны – буддийский монастырь и скала Верблюд.

А в южной части – длинная покатая спина горы, ведущая ко второй вершине КачканараПолуденному рогу.

На юго-востоке дымят трубы ГОКа, рядом с которым белеют пятна отстойников оборотной воды.

У горного озерца, образовавшегося в результате выработок, есть благоустроенная беседка и место для костра.

Длина Качканарского озера 85 метров, а ширина чуть более 42 метров. Не сказал бы, что оно представляет собой что-то необыкновенное и может считаться достопримечательностью, но вписалось оно в горный пейзаж идеально.

Качканарский лес

У озера тропа поворачивает круто на запад, в дремучий высокогорный лес. На Качканаре, традиционно для таёжных лесов Среднего Урала, произрастают лиственные и хвойные породы деревьев. Осенью такое смешение разносортной растительности превращает леса в красочные декорации, достойные быть местом действия сказочных фильмов.

Примечателен Качканарский лес еще тем, что среди буйства красок громоздятся огромные каменные глыбы, покрытые толстым слоем изумрудного мха.

В тишине сумрачного леса они напоминают останки стен средневековых замка, разрушенного в результате сокрушительного нападения.

Бархатная перина леса так и манит снять походные ботинки и встать усталыми ногами в сырую прохладу опавших листьев и увядающей зелени. Но, как всегда, времени на приятные мелочи нет, ведь впереди еще столько непройденного пути.

Тропка тонкой змейкой вьётся меж деревьев, огибая толстенные стволы и поднимаясь все выше и выше. Лес вокруг начинает меняться. На смену хвойным гигантам и березкам приходит низкорослый ельник, цепляющий за руки проходящих мимо людей своими колючими ветками.

Скала Верблюд

Через пару сотен метров деревья расступаются, оголяя каменную россыпь уральского курумника. А за спиной наконец-то открывается полыхающий осенними красками уральский бескрайний лес. Невероятно повезло с погодой. Видимость на многие километры.

По правую руку остается Буддийский монастырь. На горизонте за ним возвышаются сизые очертания знаменитейших гор севера Свердловской областиКосьвинский камень, Конжак и Семичеловечья.

Сколько раз ловлю себя на мысли, что рукотворные постройки здесь выглядят несколько чужеродно.

Более органично здесь смотрятся каменные башни-останцы, коих на вершине невероятное количество.

Сверху они напоминают небоскребы мегаполиса, возвышающиеся над старыми малоэтажками.

Прогуливаясь меж зданий, нашел невероятно уютное место, закрытое от взгляда невысокой каменной изгородью. Идеальное место для палаточного городка. Но не я один такой глазастый. Посреди полянки, покрытой мхом, следы от костра и мусор.

Все как в настоящем городе. И даже невероятно уютные дорожки, вымощенные камнем, выглядят так, словно специально проложены здесь строителями.

Ландшафтный дизайнер очень постарался, создавая такую красоту.

Все тропы на Качканаре ведут к скале Верблюд, о которой слышал любой уралец, хоть маленько увлекающийся туризмом.

Я, как и всегда, внесу смуту касаемо этого места. Не могу без этого. То ли воображение у меня какое-то не такое, то ли случай не одарил фантазией, но по мне скала эта больше похожа на сидящего страуса.

Северный Рог — главная вершина Качканара

Здесь-то я и встретил свою группу. Уже все вместе мы двинулись по бурелому в сторону Северного Рога. Без приключений не обошлось. В какой-то момент мы потеряли тропу, и пошли напролом через лес и камни, не понимая направления и ориентируясь только на собственное чувство пространства. Оно не подвело, основательно побитые ветками и с подвернутыми ногами, все-таки вышли к каменному возвышению, являющемуся главной вершиной Качканара.

Забраться на его вершину не составило труда. Осенние панорамы, конечно, захватывают дух. Что и говорить, Урал просто сказочно красив в это время года.

Пока мы добирались до Рога, макушка Косьвинского камня практически полностью очистилась от облаков. Какая красота должно быть в этот момент видна с полутора тысяч метров.

Разглядывая пейзажи вокруг, я ненароком зацепился взглядом за один из останцов. Приглядевшись к нему, в тот же самый момент я и нарек его настоящим верблюдом. С этого ракурса можно сравнить настоящего верблюда с ненастоящим.

На юге можно разглядеть останцы второй вершины КачканараПолуденный Рог. Будь у нас в запасе еще часа два времени, возможно, заглянули бы и туда, но в конце сентября световой день слишком короток для столь длинных маршрутов.

Спина Качканара закрывает широкой спиной от взгляда город Качканар и Верхневыйское водохранилище. Лишь справа видны белые изгибы реки Выя, воды которой и подпитывают главный водоем города. Кстати, специалисты отмечают, что во время разработок может пострадать и он.

Энергетика и монастырь

И пока я разглядывал все то великолепие природы вокруг, я внутренне пытался почувствовать ту необычайную энергетику, которой, говорят, обладает Качканар. Ведь место для постройки монастыря было выбрано не просто так. Согласно легендам, на вершине горы расположены особые места, имеющие прямую связь с высшей энергией. И желания, загаданные здесь, имеют свойство сбываться.

Но, чем внимательней я прислушивался к своим ощущениям, тем больше ощущал полную пустоту в сердце. Я даже решил остаться наедине, отправив группу обратно одну, но все было безрезультатно. Качканар был ко мне остался холоден, впрочем, как и я к нему.

Обратный путь мы проложили через монастырь. Стоит отметить, что все же Ступа выглядит в осенних пейзажах очень органично.

А вот дизайн других построек далек от тех ассоциаций, которые возникают в воображении людей, услышавших словосочетание Буддийский монастырь.

Последний взгляд на догорающий Уральский окоем и начинаем спуск к проходной ГОКа.

Последний теплый закат осени мы встретили на берегу Верхневыйского водохранилища. Невероятным образом капризная уральская погода подарила нам великолепное небо и невероятно теплый вечер для конца сентября.

Каменный город в Пермском крае

Было приятно в тот момент осознавать, что это не конец маленького путешествия, а его первая часть. Наша неутомимая команда направилась в Горнозаводск на ночевку. Примечательно, что остановились мы точно в той же квартире, что и первый раз, когда ездили на Усьвинские столбы в феврале.

Утро воскресного дня выдалось серым и туманным. Но это не повод хандрить, ведь впереди у нас прогулка по узким улочкам знаменитейшего Каменного города близ поселка Шумихинский Пермского края.

Мы знали, что эта достопримечательность очень популярна, но чтобы настолько, что автомобили будут стоять вдоль дороги в обе стороны на целый километр, никак не ожидали.

За полгода, что нас здесь не было, в самых грязных местах тропы, ведущий в город, построили деревянные мостки. И вот по этим самым мосткам шла бесконечная вереница людей. Взрослые, пожилые, дети, животные. Напоминало великое переселение народов.

А что творилось в самом городе! Бесконечный людской шум и гам, словно на центральной городской ярмарке. Возможно, я бы даже не стал заходить в него, если бы не одно но. Благодаря плотному туману, окутавшему каменные останцы и лес вокруг, в городе воцарилась невероятная сказочная атмосфера.

К сожалению, поснимать завораживающие пейзажи самого города не получилось, в кадр постоянно лезли люди. Поэтому я предпочел чуть удалиться подальше от центральных улиц и площадей, дабы прогуляться по окраинам, подальше от сутолоки и найти что-нибудь интересное. Тем более, что сам город я уже видел раньше.

Лес вокруг напомнил мне места из истории про Сонную Лощину. Мягкий полумрак благодаря волшебному туману, опавшая желтая листва, черные стволы деревьев и приглушенный шорох крон деревьев. Сказочный лес, не иначе.

И так и ожидаешь, что вот-вот корни вековой лиственницы раскроются, и на волю за своей следующей жертвой понесется всадник без головы.

Воображение в таком месте начинает работать в интенсивном режиме. Что только не придумаешь, вглядываясь в белую пелену убегающих глубоко в лес неведомых дорожек. Становится немного жутковато и любопытно, что ждет там, куда они ведут.

Было очень интересно побывать в каменном городе еще раз, уже в совершенно другой обстановке. Место само по себе уникальное и интересное, но уж больно популярное. Ехать сюда лучше всего в рабочий день, чтобы была возможность побродить по его старинным улочкам в тишине и покое. А пока нас ждала длинная дорога домой.

Маршрут на карте

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar