Всем нам есть за что ругать случившуюся пандемию. Однако не стоит постоянно сыпать негативом: то, что сейчас происходит, конечно, ужасно, именно поэтому важно даже в плохом видеть хорошее. Елизавета Хармс, например, открыла для себя новую возможность. Далее с ее слов.

Что ж. Не было бы жуткого вируса, не сходила бы в Бергхайн. С прошлого марта в Берлине позакрывали все клубы, включая и самый знаменитый берлинский (он же один из самых знаменитых техно-клубов в мире).

Где бы вы в мире не сказали, что из Берлина, всегда находится неподалеку кто-то, кого в Бергхайн не пустили. Мне постепенно начинает казаться, что в этот клуб специально не пускают: чтоб слава шла во все края: сначала стоишь в длинной очереди, а потом — увы. Так и желающих попасть становится все больше — интересно же! Пустят-не пустят? К тому же, в очереди уже с кем-то затусовываешься и если других тоже не пускают, то все вместе идете в другой клуб. Тем более этих самых клубов в Берлине еще недавно было навалом. И вот оно все грустно схлопнулось. И все. И когда откроется непонятно. И пропадает берлинская клубная культура.
А тут открылась в Бергхайне выставка современного берлинского искусства.
Организовала та самая чета Борос, которая свою коллекцию показывает в бетонном бункере недалеко от Фридрихштассе и Фридрихштатдпаласт. Им и пришла в голову гениальная идея: сделать в Берхайне выставку.
Они все и организовали. Пресса, как всегда, ругалась. На этот раз им не понравился выбор произведений искусства. Что меня лично позабавило: обвиняли, не выставленное (ну да, сами произведения не очень-то поругаешь, там критериев и вовсе нет), а кого выставили — это как раз можно объективно измерить. Выяснилось, что кураторы выбрали своих знакомых художников — берлинскую художественную «мишпуху» ( в Берлине слово всем понятно. По-немецки «Mischpuha»). А они, наоборот, утверждают, что это и есть их концепция — помочь своим, берлинским, страдающим от пандемии и локдауна.
И купили мы билеты и пошли семьей в Бергхайн. И да — это того стОит! (и своих денег тоже: 18 евро за билет и 9 за льготный)!
Впечатляет, когда громадная бетонная электростанция модернизирована в техно-клуб. Сделано прекрасно: то, что сохранено — теперь стильный элемент индустриального дизайна. Сейчас, в пандеми, вид и вовсе футуристически-апокалипсический: закрытые бары и современное искусство говорят о конце (веселья, ночи, жизни, света и всего…). Играет тихая музыка, похожая на техно (я в нем не разбираюсь, поэтому предполагаю). И из искусства мне многое понравилось, но его-то я и на Биеннале насмотрелась, а вот в Бергхайне — очень прикольно.
Если в старой церкви чувствуется атмосфера намоленности, то в Бергхайне — смесь sex and druges and techno. Гигантские залы и уютные закулки с мягкими, черными, кожаными, ободранными диванами. Ощущение порочности — на лестнице стоят какие-то железные конструкции. Муж с испугом: «А это для чего?». Спросила у смотрительницы. Оказалось, всего лишь курилка.
В отличии от обычного музея, смотрители в Бергхайне по внешнему виду и качествам один и тот же типаж: квадратные вышибалы в татуировках. Женщина тоже была (гендерная квота?). Такая же квадратная и с тату, но с короткими крашеными рыжими волосами. От вопросов о выставленном искусстве смотрители вздрагивали и пугались — не их компетенция. Там в большом зале между колоннами на громадном экране видеоинсталяция, горящий фонтан. Подходит и по формату и сюжету идеально. Я у смотрителя и спросила: „Фонтан у вас тут всегда или только на выставку?“. Служитель — лысый, с заплетенной в косичку бородкой и в форменных татуировках, чуть с табурета не упал, заснул в тишине, видимо. Пока он разобрался, что я там под маской спрашиваю, пока я поняла, что он мне ответил…
Большой зал — действительно потрясает. Галереи, пульты — наверху, лестницы и танцполы — внизу. Колонки повсюду. А если представить, что еще везде пляшущая толпа и музыка от лучших техно- диджеев (все же Берлин — столица техно), то — да. Заводит. И я бы поплясала. Немного.
Туалет унисекс. Все из металла, как в скоростных поездах. И дверцы не закрываются. Как заметила англоязычная соратница по искусству: «Под действием алкоголя или чего еще там, совершенно неважно, закрывается ли дверь в туалете». И действительно.
Кстати, публика на выставке тоже соответствовала. Маски и одежды преимущественно черные. Вид модный. Может, они и в самом клубе бывали. Впрочем, судить не могу, хотя теперь вроде как и побывала.
Фотографий внутри делать не разрешалось: как при настоящей, клубной жизни. Камеры телефонов заклеивали на входе, на выходе многие налепливали наклейки на стенд и фотографировались на фоне. Поэтому у меня фотографий внутри нет. А вот в сети — посмотрите, есть.
Выставка открыта до конца года. Так что — стоит только захотеть — и спокойно попадете в сам Бергхайн!

Автор текста и фотографий: Елизавета Хармс

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments