Удивительно, как устроен человек.  После прошлогодней поездки от родного Урала до Поволжья я зарекся путешествовать по России автомобилем. Из-за бесконечных ремонтов на Федеральных трассах поездка для меня и моего экипажа показалась исключительно выматывающей, несмотря на довольно скромный пробег в 3100 км. Однако проходит год, и в мыслях нет ни капли сомнения, что отпуск мы проведем вновь в салоне автолайнера компании Fuji Heavy Industries. Почему же так быстро все меняется в сознании? Возможно, негативные события во время путешествий спустя некоторое время теряют значимость и начинают восприниматься как приключения, украшающие непродолжительный отдых. А возможно, подцепив случайно болезнь под названием «авто-путешествие», уже  невозможно  излечиться от нее никогда. Если с вами всё-таки такое произошло, как со мной, то теперь вам придется хотя бы раз в год давать организму километры дорог и гигабайты новых мест, удовлетворяя жажду странствий.

Маршрут пробега был приготовлен за пару месяцев до выезда. Чтобы он был интересен для всех членов семьи, пришлось использовать разнообразные ингредиенты. Снежные вершины Эльбруса и ледники Домбая смешал с изумрудным разнотравьем горной Адыгеи, добавил соли Черного моря и посыпал сверху щепоткой известняка Жигулевских гор. Получился по-летнему освежающий коктейль из туристического отдыха, коротких пеших вылазок и ленного возлежания на берегу моря.

Предлагаю, дорогой читатель отведать вкус нашего горного коктейля.

Ессентуки-Кисловодск-Плато Бермамыт

От Свердловской области до Кавказских Минеральных Вод мы добрались за два полных дня. Изначально Ессентуки рассматривался нами как перевалочный пункт, в котором мы хотели передохнуть после долгой дороги перед ночевкой на высокогорном плато Бермамыт. Задерживаться здесь для осмотра местных достопримечательностей мы не планировали. А вот не познакомиться с Кисловодском, главной высокогорной здравницей Ставрополья, мы просто не могли себе позволить.

В 10  утра следующего дня мы покинули солнечные Ессентуки и направились на юго-запад по живописной дороге, петляющей по зеленым склонам предгорий Большого Кавказа.

Вне сомнения, понять атмосферу города – курорта за половину светового дня невозможно. Здесь нужно остаться на неделю-две, чтобы проникнутся разумной неспешностью пеших прогулок, насладится сладким горным воздухом и насквозь пропитаться лечебными углекислыми нарзанами и великолепной кавказкой кухней. Что ж, сколько успеем, столько успеем.

Осмотр начали с визитной карточки нарзанного курорта — каскадной лестницы, которую украшает красивая колоннада.  Расположена она по адресу Желябова 5. Тут же рядом расположена автостоянка, на которой можно оставить свой автомобиль.

Лестница украшена фонтанами и множеством ярких цветов.

За колоннадой расположен вход в Кисловодский парк. На территории парка, занимающего площадь  более 960 Га, расположено множество интересных мест, но в первую очередь он славен терренкурами – специально разработанными лечебными пешими маршрутами различной протяженности и сложности.

Все они имеют четкие указатели со всей необходимой информацией: высота н.у.м, дистанция и название маршрута. Минимальная длина маршрута 1700 метров, а максимальная — 6000 метров.

Мы выбрали наиболее короткий маршрут, и направились в сторону долины роз. Жаль, что сезон цветения уже отошел, и на огромных клумбах было не так красочно, как мы хотели бы.

Главным украшением этого места является композиция, представляющая из себя гигантскую розу, выложенную из растений и цветов.

На канатной дороге поднялись в горную часть парка. Конечно, сюда можно добраться и пешком по асфальтовой дорожке, но этот маршрут достаточно продолжителен по времени. От фуникулера начинается пешая тропа на горы Большое и Малое Седло, с которой в ясные дни открывается вид на Эльбрус. По ней мы и отправились в надежде увидеть высочайшую вершину Европы. На тропе есть смотровые площадки, с которых открываются великолепные виды на утопающий в зелени Кисловодск

… окружающие горы, покрытые мантией лесов…

… и уходящие вдаль долины рек…

Виды были, вне сомнения, завораживающие, но меня на тот момент очень заботили раскаты грома, приближающиеся с запада, со стороны Карачаево-Черкессии. Приближающаяся гроза заставила нас общим решением отказаться от продолжения маршрута. Под первые капли дождя на парковке было принято решение ехать до поселка Элькуш, что находится совсем рядом с Кисловодском, а оттуда уже через Медовые водопады отправляться на Бермамыт.

План с треском провалился. На выезде с Кисловодска хлынул ливень, который нас впоследствии сопровождал по серпантину дороги, проходящей мимо красивейшего Березовского ущелья. Навигатор Maps.me, который должен был нам указать нужную грунтовку, потерял все спутники и замер на въезде в Элькуш. Сколько раз я себе говорил, что маршруты нужно прописывать на бумаге. Чертыхаясь на себя и все эти вражеские устройства, забиваю в навигаторе село Учкекен, и через Кисловодск, который к тому времени сильно потрепало стихией, выезжаем на трассу, ведущую к границе с Карачаево-Черкессией.

В Учкекене к нашему приезду дождь уже тоже прекратился, а на небе сквозь вату дождевых туч появились рваные куски верхних облаков, дающих надежду на улучшение погоды. На единственном перекрестке со светофором свернули налево, и по разбитой дороге выбирались на грунтовку, ведущую к плато.

Петляя по лугам, дорога постоянно набирала высоту. Вскоре справа появился первый ориентир – опоры ЛЭП, которые и должны были нас привести на плато Бермамыт. И пока впереди нас светило яркое солнце, в зеркале заднего вида приближающийся новый грозовой фронт приобретал устрашающий темно-синий цвет. Разум ворчал голосом старика о необходимости остановить эту авантюру и возвращаться в Кисловодск. А другой голос, молодого авантюриста, задавался логичным вопросом, а когда мы еще здесь побываем в следующий раз? И вот с таким спором в голове я проскочил мимо менгира и двух огромных луж, где по всем гидам нужно было сворачивать к ЛЭП. Через километр увидели дорогу, взбирающуюся к ЛЭП и свернули на нее. Через 30 метров Форестер начал беспомощно скользить по склизкой земле замыленным протектором. Не подняться. Ищем следующий заезд – но итог тот же. Через полчаса безуспешных попыток найти проходимую дорогу все- таки сумел заскочить на балку прямо по непроторённому полю.

Следующий ориентир по плану – гора Алебастровая. И пока я старался разглядеть вдали, краем глаза заметил, что справа от ЛЭП с низины подкрадывается облако и начинает поедать дорогу впереди.

«Казалось, что туман лишь лениво ползет, но в природе есть явления, протекающие с той же плавной и гипнотизирующей быстротой как, например, ураганы и торнадо. Они буквально завораживают». Вот так в полном молчании мы наблюдали, как молочная  пелена растворяет дорогу перед нами и поглощает голодной пастью мир вокруг нас. На небе вместо солнца осталась маленькая медная монета, которая через минуту совсем исчезла, и сумрак окончательно объял плато. Вокруг воцарилась звенящая тишина, наполненная промозглой прохладой. Навигация вновь отказывает искать дорогу.

Несмотря ни на что, переваливаясь через кочки и объезжая канавки, продолжаем движение к цели. Дорога берет левее, и в тумане исчезает из виду единственный ориентир. Навигатор  дезориентирован, как, впрочем, и я. У экипажа появляются мысли о бунте и короткой расправе над не фартовым капитаном.… А между тем мгла начинает густеть, превращаясь в серый цемент непролазной массы. Безвыходность падает на мои плечи тяжелым грузом, и я понимаю, что сделал большую глупость, не послушав голос здравого разума.

Гнетущая тишина… Ледяную толщу тумана пробивает чуть слышимый звук ворчания двигателя, и вскоре параллельно с нами останавливается белый УАЗ с четырьмя молодыми людьми. Открывается окно, и водитель с акцентом спрашивает: «Вы тоже на Бермамыт?» Я киваю. «Я тоже не могу найти дорогу. Поехали вместе!» — предлагает внезапный спутник по несчастью. Ну что ж вдвоем безопаснее и спокойнее. Начинаем потихоньку двигаться по дороге дальше. Видимость в некоторых местах не превышает 20 метров. И, о чудо, навигатор цепляет спутник и показывает, что мы едем в верном направлении. Впереди появляется крутой подъем. Догадываюсь, что это гора Алебастровая. Осталось совсем немного до плато. Дорога каменистая, изрядно трясет. Фары выхватывают из сумрака развилку. Левая дорога ведет к заброшенной метеостанции, а правая к Амфитеатру. В этом месте мы прощаемся с напарником. Он едет к Амфитеатру, а мы проезжаем несколько десятков метров с дороги и останавливаемся. Ехать в тумане по незнакомой местности, зная, что впереди обрыв, я не решился.

Скорый ужин из холодного осетинского пирога, припасенного с Кисловодска. Экипаж отказывается спать в палатке и остается в машине, а мне всё мало приключений, и я забираюсь в спальник. С мыслями о грядущей неизвестности я провалился в беспокойный сон.

Ночь проходит неспокойно. Невероятно сложно спать в полной тишине, которую нарушает время от времени ветер, колыхая края палатки по травке. Кажется, что вокруг ходит какое-то животное. Кто ж знает, кто здесь может быть.

Шум пролетающего самолета окончательно возвращает меня из рваного сна в реальный мир. На часах четыре часа. За ночь спальник и вся одежда отсырели от влажного воздуха, и находится внутри совсем не комфортно. Нехотя, натягиваю на себя холодные и липкие ветровку и штаны. Выхожу из палатки, чтобы осмотреться, и ошарашенно замираю, не понимая где я. Мир вокруг изменился до неузнаваемости. Прямо передо мной, под желтым светом луны расстилается высокогорное плато Бермамыт во всем своем величии и первозданности.

А вдали, над землей парит белый двуглавый гигант Эльбрус.

В эту секунду все сомнения и переживания о целесообразности поездки улетучились. Внутри возникло необъяснимое чувство легкости и мальчишеского восторга. Это ведь то, о чем я мечтал последние три месяца. Со штативом и фотокамерой наперевес я засеменил в сторону обрыва, где уже стояло порядка 10 машин. Самые отчаянные романтики поставили палатки прямо у обрыва и любовались восходом прямо из нее, попивая горячий кофе. Все внимание устремлено вдаль, в ожидании красочного спектакля.

Долина под ногами еще находится в предрассветном царстве, и, в дымке утренней росы, больше напоминает инопланетные  пейзажи из фантастических фильмов.

Раскаленный оранжевый диск торжественно выходит из-за низких облаков …

…и раскрашивает головы Эльбруса. Время останавливается для меня, и сознание, порабощенное эндорфинами, полностью переключается на рождение нового дня.

Но ненадолго. Капризная погода возвращает все на свои места. Буквально через пять минут после восхода облако ударяет в спину и вновь погружает плато в густую мглу.

А экипаж то еще спит, и так и не увидел Эльбрус

Через час сонные труженики подушки и одеяла, наконец, осторожно выглядывают сквозь запотевшие окна и недовольно замечают, что с вечера ничего то и не изменилось. Не бурчать с утра и не спешить с выводами, командую я.

Как только я начинаю складывать вещи в багажник, облако неожиданно быстро растворяется, и сын восторженно кричит: «Эльбрус, Эльбрус!!!». По мокрой от росы траве мы поспешили на встречу с предводителем Кавказского горного войска.

Удивительно, но вновь окружающий мир преобразился. На смену холодным краскам рассвета пришел жесткий белый свет, придающий месту больше реальности.

Эльбрус уже не медитирует над землей заснеженными вершинами в синеве неба, а крепко прирос основанием к стене Кавказского хребта.

Теперь можно полюбоваться в полной мере отвесными стенами Большого Бермамыта со смотрового мостика, расположенного неподалеку от заброшенной метеостанции. Высота действительно впечатляет и пугает.

Интересно, что близ мостика находится высокогорное кафе. Видимо в нем кормят коммерческие группы, которые сюда приходят по конным многодневным маршрутам. Над ним виднеется памятник Василию Гусеву, трагически погибшему здесь в 2016 году.

Уже на автомобиле мы отправляемся к еще одной достопримечательности плато Бермамыт. Амфитеатр, это удивительное место, которое создала природа за многие тысячи лет. Каменный выступ, являющийся сценой, находится посредине полукруглого провала в пропасть, по краям которой могли бы сидеть зрители и наблюдать за каким-либо зрелищем.

Так или иначе, но главный герой этого места Эльбрус все время просится в объектив камеры, пусть даже и в контровом свете.

Чуть правее, от Амфитеатра еще одна достопримечательность – скалы Монахи. У нас на Урале такие камни бы со стопроцентной вероятностью назвали бы «Чертов палец».

Со скал открываются незабываемые панорамы на предгорья. Острые горные хребты подчеркнуты смоляными полосками деревьев, которые отсюда больше похожи на загривки лошадей.

И вот, стоя на краю обрыва, на высоте 2500 метров над уровнем моря, начинаешь ощущать совершенно новые эмоции.

Вдумайтесь, каменные стражи помнят судьбы сотен тысяч гостей с разными судьбами и разными помыслами. Кто-то шел в надежде найти вдохновение, кто-то в поисках ответов на вечные вопросы или в надежде обрести покой. Но что случилось с каждым после этого? Не знают даже горы. Люди-песчинки растворились в безжалостной бесконечности времени, их имена и поступки стерты с лица земли навеки. Но горные вершины на протяжении тысяч лет готовы принять новых путников и поделиться глотком своей неистощаемой энергии, а кого-то и оставить у себя навечно…

За неспешным течением таких вот образов мы не заметили, как Бермамыт вновь стало заполнять облако. Его потоки устремились в долину, чтобы вновь спрятать от нас безмятежность.

Настало время покидать плато и отправляться в следующую точку нашего маршрута. У Амфитеатра мы встретили вчерашних попутчиков. Разговорились. Азамат и его приятели ждали здесь друга, шедшего по конному маршруту. Они именно для этого и ехали сюда. Обменялись контактами и разъехались каждый своею дорогой…

На обратном пути, спустившись с нагорья, понимаем, что мы уже ниже облаков. Сказка закончена. Впереди виднеется перевал через гору Алебастровую и дорога, по которой вчера плутали.

И вся вот эта красота вчера была закрыта от нас завесой тумана.

А сегодня нам невероятно повезло, что  на обратном пути удалось увидеть альпийские луга Кавказа

Теперь наш путь лежит в Домбай

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments