Эта история обычно рассказывалась раз в год на «4-м дне из трех» Автоэкзотики или Доброфеста. И там, и там я в своё время директорствовал.

Сами фестивали заканчивались вечером в воскресенье.

Когда разъезжались тысячи машин и людей, аэродром Левцово остывал и вечером в понедельник на него приезжали 15 — 20 людей из Оргкомитета. Эти люди всю последнюю неделю не спали и афтепати всегда становилось этаким корпоративом команды.

За 3 дня проведения фестиваля рождалось такое количество диких случаев и мемов на разных «постах», ржали бесконечно.

И в эти моменты я позволял себе немного накатить и вытащить из глубины подсознания эту историю. Это как посвящение неофитов, ритуал такой что ли ежегодный, «рассказ про зелёную бабушку».

Некоторое время после случившейся истории (это было в 1994-м), ну лет 10, я не рассказывал ее, какое-то для меня табу висело. Вот где-то лет через десять, году в 2005-м, я начал этой своей историей делиться. Постепенно она теряла свою сакральность.

А вот сегодня по написанию ее здесь — совсем уже и буднично стало. А тогда, в 15 лет, я готов был принять смертушку лютую.

Итак, подростковый хоррор Зеленая бабушка. Хэллоуину посвящается

1994-й год, сентябрь.

Как ни странно, одной из самых больших подростковых радостей тогда стало появление приличных карт окрестностей Северодвинска. Город был закрытый — подводные лодки, пограничники на въезде.

Большая часть карт для рыболовов и грибников была просто срисована с военных, они были некрасивые и неинтересные.

Это было очень странное новое ощущение, что ты видишь окрестности, какие-то реки и озера, о которых ты и не знал. Ощущение, не предвещавшее приключений на жопу.

На одной из этих первых карт Приморского Района Архангельской области в 20-30 км от города глубоко в болотах стоял значок креста (нежил.) Амбурское (ударение на букву А).

Теперь представьте. Мальчик, ну ладно юноша, ещё год назад проглатывавший Луи Буссенара, Жюль Верна и Землю Санникова, мечтавший стать археологом, обнаружил рядом с собой «заброшенный древний скит». До которого судя по карте можно доехать по просёлочной дороге на велосипеде. 20 километров по асфальту, 15 км по проселку. Мое сердце остановилось и далее по тексту.

Оговорюсь — энторнетов нет, никто из знакомых ничего не слышал про Амбурское, в библишу мы чё-то не пошли.

Мухаха.

Амбурский скит был основан в первой половине XVIII века (до 1730 г.) семейством Хвиюзовых. По Северу рыскали воинские команды, приводящие жителей к присяге на исправленном Евангелии, что исключало присягу для старообрядцев. Некоторые из них уходили дальше, в Сибирь, другие самосжигались, некоторые прятались в болотах под носом у губернатора — как в Амбурском скиту. Что препятствовало воинской команде разорить и этот скит — загадка. Вначале были основаны мужской и женский скиты, а уже в ХIХ веке Амбурский скит стал преимущественно женским.

По ведомости за 1846 год в скиту проживало семь мужчин и 67 женщин разного возраста. Возможно, некоторые староверы жили здесь семьями, так как скит изначально принадлежал к Поморскому согласию, не имеющему священства и выработавшему свой брачный канон. Позднее скит стал Федосеевским, т. е. соблюдавшим аскетизм и безбрачие. Строгими порядками он был известен по всему Поморью, были у скитниц знакомства со староверами Приазовья и Прииртышья. Авторитет скита признавали даже на Дальнем Востоке — в скит прибыли двое старообрядцев с Амура.

Мой друг Алексей разделял мою идею трипа и на конец августа мы наметили на двоих нашу историко-этнографическую экспедицию.

Мы проснулись в 4 утра у меня дома и через пару часов  на велосипедах и в кроссовочках приехали в ближайшую к Амбурским озёрам населённую точку — посёлок Рикасиха, садовое товарищество Беломор.

Там на околице мы начали искать проселочную дорогу, не нашли и спросили в одном из домов. Ответ слегка озадачил — «ребятки, тропа ведёт ветхая туда через топь, какая вам дорога».

Мы мало того, что с велосипедами — так и одеты в кеды да джинсы. Долго не думали — отдали велосипеды на хранение этим дачникам и пошли с какими-то грибниками по тропе. Помню только, что красивая среди них деваха была.

Вели грибники нас пару километров, привели к болоту, а дальше сказали так:

Ребятки, вот видите два брёвнышка на болоте — это и есть тропа в амбурское. Говорят — из женского монастыря в мужской, но это не точно. Не потеряйтесь. Наши никто не ходит туда — места там так себе.

Во мху и жиже лежали связанные проволокой «по двое» бревна и шли они далеко в болото.

Итого 12 км.

*Иногда стоит сказать себе хватит и вернуться, не жалеть о потерянных 2 миллионах, ибо дальше можно потерять двадцать.

О чем это я.

Идти в кедах «пса Шарика» с компасом, но ни черта в компасе не понимая, по мху и болотам — так себе перспектива, но мы поперлись.

Несколько раз мы теряли эти бревнышки по пути и в буквальном смысле руками, иногда по часу, перерывали мшистое болотце, чтобы найти их и снова идти по ним.

Елена Луцковская, главный хранитель музея города Северодвинска: «Зимой до скитов можно было проехать по озерам, топким моховым болотам и тундрам на санях на одной лошади, да и то при малом выпадении снега. А летом в скиты ходили пешком по специально проложенным доскам («рыбинам»), и такое путешествие, по словам местных жителей, не всегда являлось безопасным. Рассказывают, что на отдельных бревнах можно было увидеть пятна (метки) в виде букв ГХ (Григорий Хвиюзов) и НМ (Николай Мамонов). За дорогой следили постоянно.

Брёвна были скользкие и не раз мы падали с них, но шли. В этом пути Туда нам встречались разные для нас примечательности — болотные озёра с плавающими по ним островами, птицы, мелкие какие-то звери. Красота северного леса, сдобренная осенними красками.

Периодически мы выходили на опушки и там собирали среди ягеля бруснику размером с виноград.

Я пару раз по-настоящему до этого в топевых болотах тонул в детстве (оба раза вытащил себя сам), и какой-то страх и благоговение перед этой сущностью конечно был в душе.

Мы понятия не имели, сколько нам осталось до Амбурских озёр, поэтому покосившиеся деревянные кресты, возникшие посреди леса стали для нас неожиданностью. Походили немного по кладбищу, почитали на крестах даты и имена. Как-то сразу мы поняли, что оно старообрядческое и повеяло особой тайной. Каким-то трагизмом что ли.

Совсем не по плану мы около 12.00 вошли в Амбурское — хотели обернуться в один день, и получалось так, что нам надо уже возвращаться, чтобы успеть до темноты.

На берегу одного из двух озёр стояло несколько старых изб, покосившаяся часовня и пара добротных домов с электроветряками.

Общее ощущение неожиданно обжитого места, мы ожидали всё-таки (нежил.)

Выбежавшие из ближнего  дома дети смотрели на нас как на альбиносов в племени тумба юмба.

Возникло ощущение, что людей здесь видят не часто — на нас показывали пальцами и смеялись. Ну и на самом деле, добраться до амбурских можно только по болоту и как собственно туда доходили и доходят эти люди и какие-то грузы, стройматериалы и вообще как живут там люди  — не ясно.

Лёгкая, скажем так, жуть потихоньку обволакивала тестикулы.. Тогда уже выходили первые подростковые ужастики и эти дети напоминали нам героев Стивена Кинга.

Знакомиться с их родителями не хотелось, а я вообще успел придумать версию, что там живут только дети. Ну какой-то сценарий хоррора у меня уже начал складываться короче.

В книге «Сказ о Беломорье» К.П. Гемп, еще в 1913 году посетив эти места, писала: «Амбурский женский старообрядческий скит стоял за болотами Рикасихи и Кудьмы, к северу от тракта с Двины к Белому морю, к Солзе, Сюзьме, Неноксе и дальше к Унской губе. Первоначально скит был заложен на Пинеге близ Красногорского монастыря. После его «разорения» в первой половине прошлого века часть скитниц ушла в Кудьму. Освоившись и заручившись поддержкой единоверцев, они поставили молельню-часовню, укрыли в ней принесенные с собой старые книги, иконы и весь обрядовый обиход. Постепенно поставили жилье. Возник скит… Скит открылся весь сразу при самом подходе к нему. На взгорье, за невысокой огорожей, на зеленой поляне потемневшие деревянные рубленые избы, часовня, колодец с журавлем, поленницы дров, по траве протоптаны тропки...».

Как ни странно, я слабо помню сам амбурский скит. Мы смастерили и закинули пару удочек на полчаса, ничего не поймали и решили, что пора возвращаться. Возвращаться мы решили другим маршрутом — на карте увидели, что из амбурского озёра идёт речка в Кудьмозеро, которое примыкает уже к дороге на Северодвинск, а велосипеды с того места мы решили забрать в следующий раз.

Решили идти вдоль реки, ибо в эту сторону бревнышек не было и река должна была стать для нас надежным ориентиром.

Речка оказалась не речкой вовсе, а ручейком в середине высохшего русла шириной метров 5. Так и пошли мы по дну. Никогда не делайте так, ребята.

Извилистость русла нами учтена не была и мы постоянно возвращались к месту где уже были. Оставалось 2-3 часа до сумерек, а ночевать в болотах не хотелось.

Мы пошли по компасу, не особо умея им пользоваться.

Выходя со дна реки на берег, я еле увернулся от бросившейся на меня рыси. Я упал на спину, что-то заорал — но оказалось это коряга.

Мы вышли в болото и уже очень быстро пошли по компасу, стремясь выйти через пару часов на берег озера.

Где-то через полчаса мы услышали вдалеке шум дороги, сигналы машин… совсем в другой стороне от нашего направления «к озеру». Немного посовещавшись, мы час шли на «дорогу».. понемногу начали что-то подозревать, хотя бы потому что никакой дороги в той стороне быть не должно.

Мы снова решили пойти по компасу.

И тут началось..

Среди деревьев начали появляться собаки, сначала очень далеко, потом совсем близко. Они подбегали к нам, лаяли и отбегали снова. 1,2, потом десятки собак разных пород начали окружать нас. Одна из них куснула меня, но не сильно.

Скоро появились их хозяева. Среди них — Джон Кеннеди, Ли Харви Освальд с его русской женой, Фредди Меркьюри, несколько советских актеров.

Они подходили ко мне, некоторые здоровались, некоторые не замечали меня, через некоторых я проходил насквозь.

-Лёха, ты тоже это видишь?

-Так уж полчаса, я просто не говорил тебе. Вроде неопасные твари.

-Побежали, Лёха?

-Да, Артем

*Самой известной болотной нечистью испокон веков считается кикимора, тщедушная и наглая дама, обладающая зычным голосом. Согласно преданиям, кикиморами становятся девочки, проклятые своими матерями до рождения или же умершие до крещения. Нечистая сила уносит несчастных малышек в болотную топь, где те получают соответствующее воспитание. Спустя некоторое время юные кикиморы выбирают себе супруга.

Так быстро я не бежал ни до, ни после, никогда. Вокруг разворачивался и нарастал вихрь и ужас. Люди, люди с головами животных, животные с головами людей, не люди, бежали за нами, с нами и впереди нас. Разнообразие их видов поражало.

Не было угрозы жизни, ну как минимум я не помню о ней. Главный страх звучал так — если настанет ночь и мы не выйдем к цивилизации — мы тут в этом болоте физически сойдём с ума. Мы не выживем умом. И этот животный страх заставлял бежать по кочкам, перепрыгивая лужи и коряги

Как раз за пару месяцев до этого я прочитал историю про молодую красивую архангельскую почтальоншу, бежавшую через кладбище рано утром и провалившуюся в могилу, вырытую для будущих захоронений. И то, как за пару часов она превратилась в бледное сошедшее с ума существо..ее нашли там с утра, она что-то бормотала.

Лёха быстро заимел новое хобби — громко и на бегу он описывал, кто сейчас составляет нам компанию. Подозреваю, что это такая была его борьба за разум. Я затыкал его как мог, но тоже видел всех этих существ.

«Только бы не упасть», я вроде даже вслух говорил это.

Какое-то невероятное провидение минут за 15 до наступления сумерек привело нас на берег озера. Где мы просто упали на песок.

Чтобы добраться до дороги, нам, как оказалось, нужно было пересечь реку, чего мы слегка в своих расчётах Маршрута не предусмотрели. Слава богу, на берегу отдыхали рыбаки, а один из них в 50 метрах от берега рыбачил на лодке. Мы начали орать ему, но он как будто не слышал нас.

Я подошёл к его коллегам.. ну короче — они все оказались глухонемыми..

Мы переплыли реку сами, ну метров 5-10, со всеми рюкзаками, и снова побежали по берегу.

— Артем, за нами бабка смотрит какая-то

— Нет, я не буду оборачиваться

— Ну, посмотри, может кажется,

— Нееееет, Лёха, я не буду смотреть

— Посмотри

Я обернулся и над деревьями возвышаясь метров на 20 стояла зеленоватого цвета сморщенная бабуля, как-то даже по доброму улыбаясь мне. Прошло 25 лет, а я могу нарисовать ее, наверное, если захочу.

Сотни каких-то невидимых мелких коготочков ужаса вцепились в кожу, я оцепенел на пару секунд и потом снова побежал.

Административные репрессии против поморских старообрядцев возобновились спустя сто лет. Месторасположение скита входило в черту Северодвинска, бывшего в ту пору закрытым городом. Власти под предлогом того, что старообрядки преклонного возраста и требуют ухода, в 1963 году захватили и вывезли начетчицу (главу общины) Павлу Григорьевну Мамонову на вездеходе, выделенном пограничниками. Среди архангельских староверов сохранилась легенда, что стариц вывозили в дом престарелых на вертолете. Вторая старица сумела спрятаться и жила в моленной до середины 70-х годов, когда захватили и вывезли в п. Белое Озеро и ее. Третью старицу так и не нашли.

Мы, не переставая орать, выбежали таки на дорогу.

Как мы добрались до города, как я звонил домой и меня не узнавали по голосу бросая трубку, как нас выгоняли из автобуса в городе (от нас жестоко воняло болотиной и выглядели мы так себе) — это само по себе уже не удивляло, и не замечалось. Счастье — было чёткое ощущение что нам повезло выжить. Подъехав к дому я уже понял, что все наладилось..

Но вместо моего родного северодвинского девятиэтажного дома стоял мавзолей с надписью ЛЕНИН.

И тут я не выдержал и разревелся в центре города. Сырой, вонючий подросток с рюкзаком ревел на скамейке.

Сидит во мне незакрытый гештальт когда-нибудь повторить этот вояж. Побороть в себе существующий до сих пор страх темного леса. Наэрна в следующем году.

Фото с тех мест, но не мои.

Справка:

*В некоторых местах концентрация болотного газа становится опасной для человека и животных. Первые симптомы отравления — поражение ЦНС, внезапный безотчетный страх, паника, диссоциация. При больших концентрациях — жуткие и пугающие галлюцинации, видения, психозы.

Наверное многие, слышали рассказы о «нехороших местах», аномальных зонах и т.п. Там люди часто видят странные вещи: НЛО, пришельцев, страшных существ. Обычно эти места расположены возле больших болот, торфяных озер затерянных в лесах, у выхода подземных ключей, в глубоких оврагах и горных «щелях». Вся аномальность этих мест заключается в больших выбросах болотного газа, который губительным образом воздействует на человеческую психику.

Автор: Артем Милаков

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments