Вступление

Лет 15 назад я впервые приехала в Швейцарию и влюбилась в страну с первого взгляда. Но влюбилась я не в швейцарские часы или швейцарский шоколад, и даже не в швейцарские банки. Я влюбилась сразу и бесповоротно в швейцарские туристические тропы. Эти самые тропы есть в самой маленькой деревне и по этим тропам легко можно дойти до каждой местной достопримечательности: до озера, горы, соседнего городка, гостиницы в горах. На этих тропах, на таком расстоянии, чтобы не заблудиться, а также на перепутьях, стоят указатели с расстояниями и целью похода. Расстояния указаны в километрах, а также в часах — пешей ходьбы или езды на велосипедах. Тропы эти самого разного уровня комфорта, некоторые просто расчищенная от камней и кустарников тропинка в горах, некоторые — широкие, отсыпанные щебнем, комфортные дорожки с лавочками для отдыха в местах с самыми красивыми видами: садись, любуйся. По этим тропам удобно ходить с друзьями, семьей, в одиночку. Что еще очень важно, в каждой деревне, даже самой маленькой, на ж\д вокзале (сеть железных дорог в Швейцарии развита очень хорошо) есть обязательно информационный центр, в котором есть карты, схемы, буклеты о всех достопримечательностях вокруг этой деревни. И по этим дорожкам и тропинкам гуляют и местные жители, и школьники, и туристы. Да, кстати, подобная практика есть и в Австрии, и в Германии. Это я к чему?
Я много гуляла по таким маршрутам и с тех пор мечтаю о таких тропах в России. Чтобы вокруг каждого поселка была хотя бы пара маркированных троп, по которым местные жители и школьники могли бы гулять. И наш проект «Двигаем Урал в России и в мире» базируется как раз на идеологии проложенных маршрутов по Уралу. Да, мы их не прокладываем физически, не ставим столбы, нет средств, но прокладывает виртуально, описываем в книгах и на портале НАШ УРАЛ. Чтобы люди любили гулять по лесу, научились любоваться природой и ее беречь. 17-20 октября 2018 г. в Сочи прошел международный форум «Экологический туризм: глобальный вызов и открытие России». Жалко, что я о нем не знала, так бы обязательно слетала и поучаствовала. Но я собрала в одном материале мнения участников форума. Надеюсь, всем будет интересно.

Марина Грицун, Председатель совета Союза организаторов детского активного туризма, Директор лагеря «Остров Героев»

17-20 октября в Сочи прошел международный форум «Экологический туризм: глобальный вызов и открытие России».
Многие участники были готовы к стандартному формату конференции, где будет много докладов и отчетов об успехах. Но их отрицательные ожидания, к счастью, не оправдались.
С первого же дня форума общению и всем деловым мероприятиям был задан живой, достаточно неформальный тон.
Складывалось ощущение, что все устали говорить одно и тоже. В воздухе витало желание перемен и действий.


Конечно, совсем без шаблонных , скучных выступление и привычных «хваленок» не обошлось, куда же без этого. Но общий настрой это не сбивало.
Иностранные коллеги, приехавшие на форум, делились своим опытом и болями. Ведь у них туризм на природных территориях развит гораздо активнее, чем в России, которая находится в самом начале пути, несмотря на все ресурсы.
Цифры, которые приводили эксперты из Канады, Латинской Америки и Европы, наглядно давали нам понять, какой потенциал имеет отрасль активного туризма для экономики. А если говорить о социальном эффекте, особенно в отношении детей, то он просто огромен.
Во многих странах развитие активного туризма в природной среде лежит и в основе воспитания здорового населения, которое будет беречь природу, и в основе формирования будущих клиентов той же аутдор индустрии. Чего, к сожалению, не хотят пока понимать и многие директора национальных парков, и чиновники из Минприроды. Дискуссия по теме «Брать ли деньги с детей за походы по ООПТ» вызвала сильный ажиотаж среди всех участников.
Отдельной темой, которой организаторы посвятили несколько сессий, было развитие национальных троп. Сегодня в России активно развивается три больших системных проекта, которые претендует на звание «национальных» троп: это Большая байкальская, Большая Севастопольская и Большая Валдайская тропы. Развитие активного туризма просто невозможно без троп, а развития троп – без изменения в законодательстве.
Осталось только сдвинуть с места огромную и неповоротливую чиновничью машину раньше, чем она окончательно перемелет активный туризм, чтобы никто не мешал сохранению заповедников, как думают некоторые особо «передовые» руководители парков.
В целом, если говорить об основных векторах форума, то это тенденция называть вещи своими именами и уход от набивших оскомину банальностей «обо всем хорошем».
Стране нужны активные люди. Нужен внутренний туризм и бережное отношение народа к природным ресурсам и изменения сознания от «где хочу, там и мусорю» до встроенной в менталитет экологичности, которая естественно перейдет от взрослых — к детям.
Европейцы, кстати, рассказывали, как они настрадались от того, что забыли целое поколение научить думать о природе, и в итоге выросли люди, которые умеют зарабатывать деньги, но которым все равно, что будет после них. Сейчас расхлебывают, как и мы, последствия в виде мусора в лесах, грязи в городах и на дорогах и неудачных законов.


Организаторы конференции постарались, и сделали достойное оформление мероприятие: кофе-зоны, экскурсии для участников позволили создать качественную среду общения. Все отметили, сколько полезных связей и разговоров было проведено в кулуарах: а ведь это немалая польза от любого мероприятия, за таким общением едут очень многие гости. И здорово, что это удалось.
Конечно, за один раз, даже после хорошего мероприятия, в сознании чиновников мало что изменится. Но начало положено, и это ощущалось везде и во всем.
Поэтому мы ждем следующей конференции, в которой, надеемся, примут участие и представители бизнеса, и аутдор индустрии.
Подробнее ознакомиться с ходом конференции можно на сайте форума и в соцсетях https://www.facebook.com/ecorussia2018/ .
Пленарное https://youtu.be/j1lGhFdC3r8
Нацтропы https://youtu.be/Y333eZVdjU4

Владимир Кузнецов, директор национального парка «Башкирия»

Мысли нетуриста про желание и счастье, или в Сочи на три ночи.
Закончился не побоюсь этого слова, эпохальный форум «Экологический туризм: Глобальный вызов и открытие России» организованный Интеррос. Какие истинные цели ставили перед собой организаторы знают только они, но получилось круто! Спасибо огромнейшее!
И было бы совсем нечестно утаить свои мысли от всех.
Организаторам удалось собрать и удачно разговорить на одной площадке просто невероятное количество интересных людей со всего мира. Да мнения были разные, да иногда противоположные, да трудности перевода и терминологии, но все были едины в основном – у экотуризма есть большое будущее!


Когда года два назад впервые увидел цифры динамики развития экотуризма в мире, удивился: А мы то что сидим? У России в этом такой огромнейший потенциал! И сразу в голове началось: А когда тот то сделает то? Когда те то примут то и то? И вообще — а эти то когда выделят и побольше? И вопросы, вопросы, вопросы…. Так вот основное достижение форума – сформирован простой ответ на вопрос: Что мешает развитию экотуризма, да и туризма в целом в России? Ответ банально прост – ЖЕЛАНИЕ.
Вот появилось оно у Интерроса и нашли они возможность, и собрали удивительно уникальных специалистов в одном месте, да плюс, ещё каких випов наприглашали. И у них конечно будет результат и достигнут они своих целей, благо есть уже опыт большого созидания. А сколько таких увлеченных, ЖЕЛАЮЩИХ по всей России бьётся на фронтах отечественного экологического (познавательного, социально-ответственного, биосферного) туризма? И «бьются» они с переменным успехом и часто в одиночку. Сколько только у нас, в Башкирии, с горящими глазами и множеством интересных идей в голове, ежедневно желают творить? И у них есть уже достижения, значительные достижения, отмеченные грамотами и дипломами. Но вот почему-то грустные нотки у всех присутствуют, когда речь заходит о развитии туризма(
Это что получается: ЖЕЛАНИЯ всем не хватило? Или опять наше историческое достижение – ЛЕНЬ? Много раз было услышано, что нет системы. Так давайте её создавать, объединяться на всех уровнях и просто работать. Нам сегодня ничего не мешает, кроме собственной лени.


Да может простят меня, неудобного, заповедные коллеги, но я должен это сказать)) – а у нас то совсем беда-дело с экотуризмом.
«Голодная, злая, часто необученная, старая и больная собака на стоге самого лучшего сена». Вот это определение роли и места заповедной системы в экотуризме будет целенаправленно продвигаться определёнными силами в ближайшее время. Зачем что-то расчищать от свалок и создавать инфраструктуру, когда есть такие лакомые кусочки? Для них это бизнес. Любой бизнес всегда война, а на войне противника нужно только побеждать. Кто победит? У вас ещё есть сомнения?
Есть другой путь – разрушить образ врага, объединить цели и задачи и совместно заняться созиданием. Благо столько успешных примеров есть в мировой практике.
На форум мы попали с целью презентовать концепт нашего совместного проекта «Великого Уральского Пути». Объединяющего проекта в области экотуризма на Урале, где места хватит всем. Как получилось? – не мне судить. Но чувство, что я оказался в нужном месте, в нужное время и с нужными людьми убедительно присутствует до сих пор) Счастье от совместной работы есть — и я это знаю) Коллеги, вы очень большие умнички! И мы это обязательно сделаем!

Александр Железняк, эксперт по туризму в ОНФ

Собрал в кучу мысли по Экофоруму на Розе Хутор, на котором мы провели последние 4 дня. Мыслей много, но если о главном:
1 — хорошо, что форум состоялся. Вероятно, это вообще первое мероприятие такого масштаба, на котором были не только отчетные презентации с картинками красивой природы, а пытались говорить о проблемах. Пытались, потому что не всегда получалось.
2 — те, кто должен развивать экотуризм, не знают, что такое экотуризм. В частности многие директора ООПТ цепляются за наши кривые законы, формулировки, ошибочные переводы и не хотят видеть мировой опыт развития.
В целом идет подмена понятий, которая оправдывает бездействие.
3 — подавляющему количеству директоров ООПТ экотуризм нужен как пятая нога. Нет ни критериев, ни KPI. В частности, директор Кавказского заповедника, на вопрос о поощрении сотрудников за хорошие показатели по туристам, гордо заявил со сцены: у моих сотрудников ЗП 7000 рублей, у меня 23 000 (или около того) и мы свою работу не ради денег делаем, а по зову сердца и души и премии нам не нужны. Словом, занавес.
4 — нормативно-правовая база в сфере экотуризма такая, что ни одна территория ООПТ не может развивать эффективную рекреацию современного уровня, без нарушения законов. Редкие директора (они есть и это радует), которые бы хотели что-то развивать, ходят по грани или за гранью законности. Так один деятельный директор сел на 10 лет(!) за нарушения в госзакупках на сумму 1.3 млн. рублей.
Много проблем озвучивается только в частных разговорах, не под запись.
5 — Адекватной статистики по экотуризму нет, отчеты парков — цифры, которые приводятся — хаотичны и поверхностны. Социологических исследований по экотуризму не ведется, они не знают кто их потребитель, не знают его потребностей и могут быть вполне довольны средним чеком в 10 (!) рублей.
Наша модель исследования турпотоков на БСТ некоторых очень заинтересовала, один адекватный директор смотрел на графики и видно было, что для него это абсолютно неизведанное поле.


6 — Сакральная формулировка про «методики расчета рекреационной нагрузки» бетонной стеной стоит в сознании директоров ООПТ. И это не смотря на отсутствие в принципе объективной методики оценки, а только наличие «субъективно-визуального метода».
В этот момент сознание отключается и они искренне заявляют, что средний показатель например в 30 человек в день — это предел. Зачем тогда тратить на национальные парки миллиарды бюджетных рублей не очень понятно.
7 — Общая философия развития экотуризма запретительная. Ничего не будет развиваться, пока не проведут тотальный аудит отрасли и не изменят подход.
Как сказал ученый из Канады Paul Eagles «люди не могут любить природу, не имея возможности ее посещать».
8 — Вопрос привлечения частных инвесторов в нац.парки — еще одна непреодолимая задача. Формально такая возможность есть, но реального порядка этой процедуры нет.
9 — Иностранцы, которых много на форуме, это плюс. Но их опыт просто невозможно приложить к нашей реальности. Они не понимают, как могут отсутствовать законы например для создания оборудованных для туристов троп и т.д. Для них детский туризм — это одна из главных инвестиций, так как через 10 лет они вырастут, вернутся и будут тратить деньги, а у нас наоборот — детский туризм методично уничтожают. Еще немного таких темпов и предыдущие пункты станут не актуальными, никакого массового спроса просто не будет.


10 — Системного и публичного признания чиновниками проблемы развития экотуризма на ООПТ (да и вне ООПТ тоже) не произошло.
Самые серьезные проблемы обозначались пока только в кулуарных разговорах.
Но никто и не говорил, что с первого раза все получится. Изменить ментальность чиновников это та еще задачка. Спасибо Роза Хутор и Интеррос, за #Ecorussia 2018, что попытались и надеюсь не оставите эти усилия
Будем растить нашу «Ассоциацию развития национальных троп» и развивать экотуризм.

Экотуризм в России: интервью NatGeo с экс-главредом National Geographic Traveler Александром Железняком.

— О чём планируешь рассказать на сочинском форуме?
— На форуме буду рассказывать, в частности, про тропы — собственно, то, чем плотно занимаюсь последние несколько лет. О том, что создали Ассоциацию развития национальных троп.
В целом про необходимость изменения законодательной базы в области природной рекреации и про наши наработки в этой сфере. Тропы — это частный случай; проблема — в развитии туризма на природных территориях.
— А в чём проблема-то? Ну, есть тропинка — гуляй себе. И маршруты есть тоже.
— Говоришь, как чиновник. Они тоже не понимают разницы между тропинкой для зверей и для людей, между маршрутом и оборудованной тропой. Это ключевые понятия: маршрут — это линия на карте или описание в интернете. А оборудованная тропа — это инженерное сооружение, которое компенсирует нагрузку человека на природу: мостики, мусорки, родники, парковки, места отдыха, туалеты, наконец, и многое другое.


Я ещё во время работы в National Geographic Traveler интересовался этим направлением, но скорее как потребитель и журналист. Видел конечный продукт, популяризировал его как мог. Сейчас абсолютно иной уровень: мне стало интересно, как можно реализовать подобные проекты у нас в стране.
Уже сегодня в голове материалов и исследований накопилось больше, чем на диссертацию для геофака.
Кстати, думаю как совместить её написание с работой, но пока не получается. Это я всё к тому говорю, что любой успешный опыт в сфере экотуризма — это очень интересно. Особенно если проект реализован в России, где абсолютно недружественная среда для подобного бизнеса. Потому таких проектов мало.
— Значит, надо узнавать о зарубежном опыте? Общаться с коллегами на конференциях — вроде сочинской?
— Да. Мы сегодня в самом начале пути. По разным причинам; последние двадцать пять лет, например, никто не занимался системным развитием активного туризма. Было советское наследие — сотни оборудованных всесоюзных маршрутов, турбаз, альплагерей. Но всё это фактически утрачено, последние четверть века было не до отдыха на природе.
Tак совпало, что на это же время пришелся технологический скачок, изменилось всё: технологии строительства, химия, материалы, питание. В итоге мы резко отстали.
Всё, что существует сегодня — проекты энтузиастов, а не системный государственный подход, и без поддержки им никогда не стать массовыми. Мы сейчас именно на государственном уровне пытаемся вписать экотуризм и активный туризм в госпрограммы. Но чтобы вписывать — нужно понимать что, а потому интересно всё в этой области, особенно практический опыт реализации.
— А разве у нас не развивают экотуризм в тех же заповедниках и национальных парках? Об этом много говорится в последние годы.
— В ООПТ (особо охраняемых природных территориях — то есть заповедниках и нацпарках) пытаются развивать. Но есть такая страшная штука — статистика. Мы можем сколько угодно говорить про развитие экотуризма, но по данным Минприроды у нас сегодня 1,5 млн посетителей в системе национальных парков — против 331 млн в США. Можно делать какие угодно поправки, но когда разница настолько откровенная, что наши показатели просто в рамках статистической погрешности, значит что-то не так делается, мягко говоря.
Успешный международный опыт говорит о том, что человеку нужно давать как можно больше возможностей оказаться в природной среде. Но это должны быть не стихийные поляны отдыха, а четко организованные, окультуренные, где есть необходимая инфраструктура и контроль. Это позволит через какое-то время сформировать новое экологическое сознание.
— Какие проблемы у российского экотуризма? Сталкиваются ли с ними в других странах — и как решают?
— Главная проблема — нет единого лоббирования развития отрасли. Вот охотники — сильная богатая субкультура, они давно пробили себе федеральный закон и возможности для развития индустрии. А кто такие туристы в представлении чиновника? Немытые, небритые, с рюкзаками за спиной.
До чиновников еще не дошло, что мир изменился: природный туризм во всем мире жутко популярная сфера — в разных странах до нескольких процентов от ВВП. Хотя у нас вот президент пару недель назад ходил по горным тропам в Туве (как сказал пресс-секретарь, занимался природным туризмом). Может, после этого в головах чиновников что-то изменится?
А мы для объединения энтузиастов природного туризма создали Ассоциацию развития Национальных троп: будем собирать проекты, идеи, людей и добиваться изменений. Сегодня же — полное отсутствие прозрачных и понятных законов в этой сфере. Фактически «дырявая» вся нормативно-правовая база в этой области. Сейчас инвесторы боятся заходить с проектами на природные территории: правила «мутные» и они не имеют гарантий, что не потеряют деньги из-за разных трактовок законов.
А национальные парки тоже боятся инвесторов. Справедливо переживают, что вместо честного экотуризма будет построен очередной закрытый коттеджный поселок. Примеров много — и тех, и других. В итоге экотуризм развивается, если конкретный директор нацпарка готов рисковать, искать лазейки. Ему проще и безопаснее ничего не делать — тогда точно не будет нарушений и штрафов.
Похожие проблемы были в США, когда в середине 50-х годов прошлого века у них резко повысилась мобильность населения. Жители стали путешествовать по всей стране, выезжать на природу. И оказалось, что система парков просто не может справиться с таким потоком. Некоторые СМИ даже призывали отказаться от нацпарков, если они не могут обеспечить граждан условиями для отдыха. После этого десять лет работала комиссия конгресса, которая анализировала и готовила предложения как всё-таки развивать туризм, но без ущерба для природы. Итогом стало кардинальное реформирование системы национальных парков — и сегодня мы видим фантастические цифры посещаемости и огромную популярность отдыха на природе.
Причём важно отметить, что финансирование системы нацпарков не лежит стопроцентным грузом на бюджете. Многие вышли на самоокупаемость. И это только экономика, социальные эффекты не менее впечатляющие. Изменилось мышление людей: выросло поколение, которое просто не может взять и оставить мусор после пикника.
В целом сфера аутдора, или, как мы говорим, природного туризма — это отдельный сектор экономики. Только нужно настроить его. Наша позиция выгодна тем, что в мире все уже давно придумано, все ошибки сделаны до нас. Осталось захотеть что-то изменить.

Фотографии и тексты участников Форума.

Видео с форума можно посмотреть здесь: https://www.youtube.com/user/rosakhutor/videos?fbclid=IwAR1geQ_kjprSyj_g0lf9un6QKdzkVACN0i26vIoAocyocwNco4LruejNxZo

Интересно? Расскажи друзьям!
avatar