А у нас каждый Спас, да на крови —
легче каяться.
Сколько ангелов на Русь не зови,
Не спускаются, не спускаются….
«Рядовой Дарин»

Святая могила

Продолжая открывать святые места на Оренбургской земле, я совсем недавно узнала о
существовании одного из подобных в соседнем городе. Наверняка многие сорочинцы слышали о нём, а кому-то и побывать приходилось. Благодаря коллегам, с которыми меня свела судьба во время работы в «Бузулукинформ», Александру Шарохину и Анне Вагаевой, подвернулся случай познакомиться со святым местом поближе. Дело в том, что эти двое бузулучан, неравнодушных к историческому прошлому своей малой родины, создают видео об интересных событиях и делятся ими в соцсети. Стоит отметить, что, кроме них, на бузулукской земле очень много тех, кто продолжает работу исследователей и открывает миру новых факты. Но об этом позднее, в
следующих материалах.

Встретившись в Бузулуке с Александром, мы поехали на могилу старца Максима, где Александр снимал своё новое видео. Монахиня Свято-Тихвинского Богородицкого женского монастыря Селафиила, согласившаяся дать интервью, по нашей просьбе рассказала о том, что знала сама. Я намеренно не стала заранее знакомиться с информацией о старце в интернете, ведь получить из уст живого человека представление о человеке, чья личность стала легендарной и пополняется всё новыми подробностями, дорогого стоит.

На городском кладбище было тихо и безлюдно. Но это лишь на первый взгляд. Подойдя к могиле старца мы увидели, что здесь есть посетители, пришедшие сюда специально. Правда, на камеру и диктофон общаться не захотел. К этому месту ежедневно приходят со своими бедами люди. Попросить милости, помолиться, поблагодарить за добрые дела, к свершению которых, по их мнению, причастен старец. Едут из разных уголков Оренбуржья, а то и России. Местные тоже приходят часто. Один из присутствовавших как раз и оказался тем самым частым посетителем. Этот мужчина ежедневно приходит сюда присматривать за местом захоронения, помогал его обустраивать пару лет тому назад и следит за чистотой и порядком.

схимонах Максим

Схимонах Максим, в миру Матвей Георгиевич Пилипцев — наш земляк. Родился он в 1863году в Оренбургской губернии Бузулукского уезда Баклановской волости. В разных источниках фамилия старца пишется по-разному, видимо, авторы не пришли к единому варианту. Был первенцем в простой крестьянской семье Георгия и Пелагеи Пилипцевых. А в 7 лет ослеп, переболев оспой, был отвезён родителями в Свято- Преображенский мужской монастырь, где пёк хлеб и был звонарём, а позднее был зачислен послушником. В 1920 году за кротость и послушание, будучи прозорливым старцем, сопровождаемым Божией благодатью, Указом N 3902 Самарского Духовного Совета пострижен в великую схиму с именем Максим. Служил в монастыре до его закрытия в 1929 году, а потом был арестован, как и многие священнослужители после закрытия обителей и храмов. Получил 4 года ссылки и был сослан в Казахстан. Потом вернулся и жил в Самаре до 1936 года. В том же году в Бузулуке был куплен домик, в котором схимонах Максим прожил год вместе со своей единственной сестрой Татьяной до своего следующего ареста. Незадолго перед ним Максим сказал сестре, что скоро им придется расстаться, и что он умрет в келье монахини. В одну из ночей за ним пришли. Бузулукская опергруппа НКВД, предъявив Матвею Пилипцеву обвинение «в активном участии в контрреволюционной фашистско-повстанческой организации», приговорила мужчину к высшей мере наказания — расстрелу.

Два месяца провёл схимонах в одиночной камере тюрьмы, превращённой из женского монастыря. 16 августа 1937 года старец был расстрелян. Певчий Всехсвятской церкви города Бузулука, сидевший в одной камере со схимонахом Максимом, вспоминал, как тот перед самой своей кончиной предрёк, что его страдание закончилось: «Я скоро умру. Тебя отпустят. На моей могиле сразу крест не ставь, ибо из-за этого могут пострадать невинные люди, которые будут приходить ко мне…». Именно поэтому деревянный крест возник гораздо позже. И к нему сразу стали идти люди со своими скорбями, нуждами, болезнями, радостями и получать просимое по молитвам старца. И сама жизнь схимонаха Максима, по свидетельству его современников, была прославлена богоугодными делами и чудотворениями. В рассказах о нём, которых немало дошло до сегодняшнего дня, можно увидеть прозорливого монаха, который и утешит и на истинный путь наставит. «Историй о том, как исцелял отец Максим, как указывал сделать правильный жизненный выбор, как помогал своими святыми молитвами, пожалуй, наберётся столько, что из них можно составить отдельную толстую книгу», — справедливо отметила в своей работе автор книги «Бузулукские Черноризицы» Надежда Иванова. Прежде всего, в этих историях фигурирует факт, что монах Макарий (в будущем схимонах Максим) часто знал по именам тех людей, которые приходили к нему впервые и вопросы, с которыми к нему обращались. Несмотря на свою слепоту, он передвигался самостоятельно, в том числе и на далекие расстояния. А на то, как ему это удавалось, он отвечал, что перед ним катился как бы небольшой светящийся клубок и направлял его путь.

«…Ведут, ведут — звонко закричали вынырнувшие на улице Серго из лопухов и репейника двое пацанов, — Святого Максима ведут»…

Передний конвойный шёл впереди, двое других конвоиров по бокам, посередине старец. Он шёл медленно, плавно ступая ногами, слегка шаркал по земле и при ходьбе опирался на палку. Обут он был в ступни (старинные деревянные башмаки), одет в длинную груботканую рубашку грязно-серого цвета, без пояса…Старец шёл чуть сгорбившись, опустив голову, глядел себе под ноги, словно боялся оступиться и упасть. …Пацаны затихли, увидев конвой. Старший сказал младшему: «Тихо, тихо Венька! А монах и вправду святой, смотри, будто светлый шар вокруг головы». «Да-а», — так же тихо ответил Венька, которому в августе 37 года было от роду всего шесть лет, во взрослой жизни не раз будет рассказывать своему уже выросшему сыну – прокурору и писателю — о том страшном конвое и странном старце со светящейся
головой..» — из книги Владимира Никитина «Тени на улице Серго», того самого прокурора, написавшего книгу о страшных годах бузулукской действительности.

Святой Максимий — из рассказа монахини Селафиилы

схимонах Максим

— Раньше приходилось часто объяснять, где расположена могила. А сейчас люди и не спрашивают. Однажды в храме мы разговорились с женщиной, та покупала свечи и сказала, что сейчас пойдёт на могилу схимонаха Максима. В 2007 году она попала в аварию и получила сильную травму головы. Родственников предупредили, что она не жилец. Муж этой женщины в сильном смятении пошёл на могилку к схимонаху и стал усердно молиться. Через некоторое время к нему пришла уверенность, что жена будет жить. Даже операцию делать не пришлось, хотя она пролежала в больнице и получила инвалидность. И в тот день она приехала поблагодарить монаха и помолиться, в свою очередь, за мужа, который заболел.

По протоколам допросов НКВД старец проходил под кличкой «Святой Максимий», но в то время власти святые были без надобности. К тому же он агитировал за открытие святых церквей, которые, наоборот, повсеместно закрывались. Исполнение приговора должно было произойти в Оренбурге, куда этапировали других священнослужителей, но побоялись, что из-за почтенного возраста просто не довезут его до назначенного места. За то, что исцелил жену начальника тюрьмы, старец всё же удостоился отдельного захоронения, где на деревянном кресте значилась кратко «Схима Максим» и больше ничего.

Народ помнит и почитает.

Так в чём же состояла вина человека, который и так жил, поражённый страшным недугом — слепотой? Жил, не озлобленный, а одухотворённый, посвятив себя богу. Видимо тем, что своим внутренним зрением смог увидеть и понять самое главное на земле — истину. И за это он получил свой дар прозорливости и исцеления, за что и назван был народом святым при жизни.

Могила схимонаха Максима на карте

Координаты для GPS-навигатора

52.783283, 52.276244

Могила схимонаха Максима на карте

Текст: Сорочинский вестник

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments