Меня встретил статный загорелый мужчина, который как, оказалось, был хозяин дома, ветеран нефтяной промышленности, лауреат Государственной премии СССР за 1982-й год, Геннадий Петрович Служаев.

Служаев Геннадий Петрович
Геннадий Петрович Служаев

Его и тогда уже называли ветераном в книгах и журналах, радио и телепередачах, в специально изданном плакате. Слава лучшего в Оренбуржье мастера по добыче нефти и газа не вскружила голову Служаеву, не наградила амбициями, претенциозностью. Тогда, на пике славы, он не извлёк никакой выгоды из своего положения. Теперь, находясь на заслуженном отдыхе, тем более. Потому просторная квартира, вот уже пятый десяток, так и не заполнилась дорогими модными вещами. Здесь много памятных предметов, напоминающим хозяину о том или ином периоде его жизни.

Я строю храм

Геннадий Петрович хранит на книжной полке литературу о богатствах родного края, нефтяных и газовых разработках, рудниках, об открывателях и последователях Оренбуржья. Интерес к этому у него с детства. Обязан им своему отцу, рабочему человеку. Пётр Фёдорович Служаев в тридцатые годы приехал и обосновался в живописном уголке Халиловского (а ныне Гайского) района, на стыке Казахстана, Башкортостана и Оренбургской области вдоль берега небольшой речушки Салырки на шесть километров протянулось село Новокиевка. Он, как и многие другие, откликнулся на призыв принять участие в становлении отечественной индустрии. Пётр Фёдорович трудился в карьере на добыче руды простым рабочим. Труд был тяжёлый, очень тяжёлый, но…

Размышляя о жизни того поколения, я вспоминаю одну притчу. Мудрец, идя по дороге, встретил трёх человек, кативших тачки, нагруженные камнями. На вопрос, что они делают, один ответил: «Вожу эти проклятые камни», второй: — «Зарабатываю деньги», третий: — «Я строю храм». Наверное, Пётр Фёдорович был из числа тех, кто строил храм. Иначе чем объяснить, что за смену вдвоём с напарником он загружал вручную рудой вагон емкостью 60 тонн.

Участник двух войн, финской и Великой Отечественной, отец был и остался для семьи незапятнанным образцом служения своему Отечеству. Высоких слов в семье не произносили, просто работали все, не жалея себя. Огромный огород, который кормил большую семью, был на попечении детей с малых лет.

Юные годы

Повзрослеть Гене пришлось рано: он был старшим сыном в многодетной рабочей семье Служаевых. Да и родился прямо накануне Великой Отечественной, 2 января 1940 года. На его детство пришлись голод и тяжелый труд. Но, вместе с тем, и та непередаваемая на словах сплоченность с родными, друзьями, которая была так присуща людям тех лет.

Как и любой мальчишка, изыскивал время на рыбалку в речке Губерля и походы в горы в своём родном селе Новокиевка Халиловского района.

По обычной тогда причине — отсутствие одежды и обуви — в школу пошёл с опозданием на 2 года, но учеником оказался способным, потому и быстро всё наверстал. Сегодня Геннадий Петрович с благодарностью вспоминает о своих учителях, говорит, что они были настоящими, преданными своему делу каждой фиброй души.

С легкостью и успешно окончил 9 классов. Гене было тогда уже 17 лет. Отец вернулся с войны инвалидом, а семью надо было кормить. Юноша пошел по стопам отца на рудник по добыче железной руды.

Начал учеником связи на дробильно-сортировочной фабрике. Но, как человек целеустремленный, хотел большего. Долго не раздумывая, поступил на курсы при руднике, чтобы освоить самую престижную и высокооплачиваемую профессию машиниста экскаватора. А после армии здесь же поступил в вечернюю школу. Отработав смену, шел вечерами в школу, расположенную в четырёх километрах от посёлка. Туда-сюда пешком, на работу тоже пешком. Занимался по ночам. Книги брал в местной библиотеке. Приезжая, молоденькая библиотекарша Лида сразу обратила внимание на читателя: просит то «Обломова», то «Воскресенье», когда другие в его возрасте брали детективы. «Серьёзный какой, — подумала, — наверное, учится».

На занятиях в вечерней школе
На занятиях в вечерней школе

Лида

В посёлке был прекрасный Дом культуры, куда часто из городов приезжали театры. Приезжал Бугурусланский театр имени А. С. Пушкина, Орский театр имени Н. В. Гоголя. А Иркутский драматический театр имени Н. П. Охлопкова привёз замечательную постановку по пьесе А. Арбузова «Иркутская история». Гена пригласил девушку на этот спектакль и она согласилась. Вот так и началась их история любви. Далее последовали одна прогулка за другой. Каждая из них стоила молодому человеку проблем в школе. Ведь до учебного заведения от дома — 5 километров. Столько же до работы, только в обратном направлении. А до Лиды еще 4 километра. Время выигрывал, пропуская занятия.

За день такой километраж наматывал, но в какую бы сторону ни шёл, был окрылён любовью.

На следующий год сыграли скромную свадьбу. Было много на ней родни и много добрых пожеланий, сказанных от чистого сердца. Добрые пожелания сбылись в жизни Служаевых. Все годы, прожитые вместе, овеяны теплом взаимного понимания, взаимной поддержки, взаимной любви.

Жизнь в Сорочинске

В Сорочинск Служаевы переехали по настоянию Лиды. Здесь жили её родители. Геннадий устроился в экспедицию глубокого бурения электриком и поступил учиться в Миаский геологоразведочный техникум на отделение разработки горных месторождений. Считал, что вернётся когда-нибудь на рудник. Но когда понял, что это вряд ли осуществимо, он перевелся на отделение поиска и разведки полезных ископаемых. Работал в каротажной партии, которая обслуживала нефтегазоразведочные экспедиции. Когда открыли Оренбургское газоконденсатное месторождение, поехал туда. Надеялся получить там квартиру. У Служаевых уже подрастали двое детей, Лена и Сережа, а жилья своего все не было. Через полтора года вернулся назад, без квартиры. Устроился в нефтепромысловое управление от Бузулукского НГДУ оператором по добыче нефти и газа. Было это в 1970 году. Оттуда и ушёл на заслуженный отдых, через четверть века. Был оператором, начальником смены, мастером. Людей в бригаде постоянно не хватало, тогда не много было желающих работать с «чёрным золотом». Условия тяжёлые, зарплата небольшая. Его промысловая бригада состояла из трёх-четырёх операторов, да мастера. Это на 40-45 скважин, которые были разбросаны на большой территории. По рации искали транспорт, ремонтников. Ещё не было создано Сорочинское НГДУ, а он оператором исходил не одну сотню километров.

Как и в других отраслях, в нефтяной велись поиски лучшей организации труда. За бригадой Служаева закрепили бригаду по подземному ремонту скважин, чтобы улучшить качество ремонтов. Ведь кому, как не оператору по добыче, знать лучше, в каком состоянии та или иная скважина. Оплата труда созданной комплексной бригады была поставлена в зависимость от своевременного проведения планово-предупредительных ремонтов и геолого-технических мероприятий, направленных на повышение дебитов скважини увеличение межремонтного периода их работы. Бригада добилась успеха. Достаточно сказать, что каждую третью сверхплановую тонну нефти в НГДУ давала бригада Служаева.

Жили в полевых условиях по нескольку суток, ни обсушиться негде, ни горячего похлебать. Потом стали создавать бытовые условия на рабочих местах. Ставили в степи вагончики, сажали вокруг деревья. Когда «Ренату» закупили – это просто чудом показалось. В ней – душевые, сушилки, столовая, комнаты отдыха. Появились и автобусы для перевозки нефтяников на промыслы и обратно. Но в тёплую пору Геннадий Петрович добирался к месту работы сам, на мотоцикле. Однажды заприметил в кювете маленькое деревце берёзки. Дождался осени, выкопал и посадил у бытового вагончика. Было это в 1975 году. Теперь дерево выросло и, бывая на «Ренате», Геннадий Петрович обязательно подойдёт к берёзе, погладит её ствол, словно приветствуя дорогую родню. Территория вокруг «Ренаты» обустроена бригадой мастера Служаева. Здесь и дорожки, и плодово-ягодный кустарник, и аккуратная изгородь. «Это был мой второй дом, который я очень любил», — признается Геннадий Петрович. Там, недалеко от «Ренаты» он с другими членами бригады вспахал землю под картошку. Вначале много было скептиков, мол, ещё дальше бы забрались со своей картошкой. А теперь многие там сажают, потому как добраться, можно всегда автобусом, везущим смену.

В 1981 году он стал отличником нефтяной и газовой промышленности, а ещё через год — лауреатом Государственной премии СССР. Славу он не любил, но она его сама находила. Те, кто давно знают Геннадия Петровича, вспоминают, как не жаловал он журналистов и хвалебные речи на всякого рода совещаниях. «Пустое это занятие, ненужное», — говорит он и теперь. Коробило его, когда результаты работы связывали с заполнением доски показателей. Дела идут плохо, потому что доска показателей пустая. Такие выводы некоторых организаторов соревнования и смешили, и приводили в отчаяние. Потому идею перестройки воспринял, как и большинство других. Она должна была избавить от недостатков, заскорузлости, рутины.

Теперь, наглядевшись на её плоды, он чувствует себя обманутым. Прежде всего, не нравится отношение к работе мастеров. «Дистанционно руководят. Иначе им нельзя, работа грязная, а одеты с иголочки. Вот и не лезут никуда, чтобы не испачкаться».

Михаил Антонович Шерстяных, председатель совета ветеранов НГДУ, вспоминал, как назойлив и придирчив был Служаев к строителям выкидных линий. Не отходил от них, зная, что второпях те «забудут» сделать изоляцию труб, оставят бугры и ямы на месте работы. В шутку, а может быть, была в ней доля правды, строители говорили Служаеву: «Убьём, чтоб не придирался».

Государственная премия СССР

Награду получал в Кремле. Поездку в Москву помнит и сейчас. Среди награждённых были представители всего народного хозяйства СССР. В центре внимания оказался 70-летний старик из Узбекистана, специалист по выращиванию дыней. Были там и коллеги Служаева, были колхозники, машиностроители. Встречи в Министерстве нефтяной и газовой промышленности, в Центральном доме работников искусств, в Звёздном городке — это не забыть никогда.

С. А. Шалаев вручает награду
С. А. Шалаев вручает награду

— Всегда всех интересовал и интересует размер этой премии, — с улыбкой говорит лауреат. — Сумма по тем временам была огромная — 5000 рублей, но так как нашу отрасль представляло сразу несколько человек, то и каждому досталось только по 416 рублей, хотя и это было не мало…

Заслуженный отдых

Настолько он был предан нефти, не мог обходиться без её запаха, пятен, которые она оставляет на одежде, что с лёгкостью отказался от возможности перейти на предлагаемую чистую должность в конторе.

Ушёл на пенсию сразу по достижении возраста. Чувствовал, что не «вписывается» в новую атмосферу. Но отдыхать не пришлось по одной веской причине: на жизнь не хватает. Его знания, опыт, были востребованы и он еще после пенсии 4 года занимался стратегическим сырьем.

— Став пенсионером, первое время даже не представлял, как это завтра я не пойду на работу, делится воспоминаниями собеседник. — Но грибы, рыбалка, огород, цветоводство так затянули, что теперь привык уже и без нефти обходиться.

Несмотря на свой возраст, Геннадий Петрович бодр. Не пьёт, не курит, а сквернословие так и вообще считает последним делом. Вместе с супругой Лидией Ивановной воспитали двух прекрасных детей, которым привили привычку здорового образа жизни, а также уважения к людям.

Геннадий Петрович оставил после себя такой же неизгладимый след на земле, какой оставляет нефть на одежде нефтяника…

Автор С. Н. Сонина, библиотекарь

Городская модельная библиотека № 1 — филиал МБУК «Библиотечная система Сорочинского городского округа Оренбургской области»

Список используемой литературы

  1. Попова В. И. Он славы не искал, просто работал// Сорочинский вестник.-1996.-стр. 2;
  2. Обломкина Ж. Высоты добытчика чёрного золота// Сорочинский вестник.-2007.-стр. 2.

 

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments