Встреча с друзьями – это способ выжить, а не выжрать.

И вот мы плывём. Я так долго ждал, когда же смогу вложить реальное содержание в эти простые слова: мы плывём. Запястьями, висками, кончиками ушей я ощущаю влажную свежесть воздуха. От каждого гребка на жёлтой воде закручиваются две воронки, и узор их напоминает рельеф ионической капители.
Алексей Иванов

***

Казалось, ещё не улеглись впечатления прошлого сплава. Ещё стоят перед глазами стройные ряды елей, каскадами сбегающие к воде, ещё шумит в ушах прозрачная вода на перекатах, ещё помнятся стремительные сливы красавицы-Койвы. Ведь ещё и недели не прошло, как мы вернулись домой.

В погоне за Штурманом

И вот, снова на воде. Река Реж. Уже третий раз за этот сезон. Идея этого сплава пришла неожиданно. Дело в том, что мы узнали, что наши друзья, некая фирма (буду называть её «Штурман Жорж») проводит сплав в наших краях, да ещё и команда туристов знакома. Другого такого случая не будет. Недолго думая, разузнали программу их сплава. Оказалось, что заезжают они на реку вечером в пятницу, собирают кат, парятся в бане, осматривают часть местных достопримечательностей, а другую часть — уже с утра, в субботу. И в 11:00 выходят на маршрут.

Село Першино сравнительно небольшое, и жителям было удивительно видеть трёхсекционный тримаран Штурмана на своей речке. Он смотрелся как барка времён Железных караванов. Рассказывали, как суетилась бабушка, за огородом которой был разбит лагерь — мол, намусорите такой толпой и уплывёте. Но зря она беспокоилась. Берег остался чище, чем был.

9:00 На старт, внимание, марш!

План был догнать их именно в Першино. Выехать из дома пораньше, добраться до реки, около 9:00 встать на воду и к 11 утра присоединиться к Жоржу. Эту часть маршрута мы проходили в начале мая, по большой воде. Были сомнения: хватит ли глубины этим засушливым летом. Но всё хорошо. Койва научила предугадывать фарватер с большой до-лей вероятности, поэтому почти без проводок. Опять Белый камень, Хвощёвский, Коровий. Суханов камень весной понравился больше, не такой заросший кустами был, чистенький, опрятный. Берёзки сбегали по склону к воде. Не хватало только девушек в сарафанах и кокошниках в хороводе.

Один из символов Режа — Белый камень
Суханов камень весной и летом 2021 года

И вот Першино. Команда Жоржа должна была посетить с утра местную пещеру. Тщетно вглядывались мы в склоны горы. Пещера была. Туристов не было. Прошли остатки старого ряжевого моста. Уже не так весело, как в половодье. Где-то за ним должен стоять Штурман. Пусто. Ушли уже? — Возможно. Ничего, догоним!

Першинская пещера
Старый першинский ряжевый мост

Поворот, ещё поворот. Чёртов палец, опять поворот. Белая скала. На неё был запланирован подъем. Нет никого. Надежда начинает таять. Ну что же, всё равно надо вперёд, там дом. Гребём, поворот за поворотом. Неужели, всё отменилось у Штурмана? Ладно, никуда не денутся. У нас скорость всё равно выше. Это не Койва, где можно разминуться в островах. Уже решили пройти за этот день побольше, сколько сможем, поскольку, назавтра был обещан сильнейший ветер. Взмахи вёсел — раз-два. Вдруг, смотрим — на воде что-то белеет. Оказалось, пастилка маршмэллоу. Откуда она здесь, вся чистенькая, свеженькая? Появилась надежда. А может, просто совпадение? Ладно, всё равно надо двигаться. Идём. Раз-два… Очередной поворот, и вот-те на! Штурман Жорж со всей своей командой! Над рекой разносилась песня:

Выйду ночью в поле с конем,
Ночкой темной тихо пойдем.
Мы пойдем с конем по полю вдвоем,
Мы пойдем с конем по полю вдвоем.

Это пел Жорж. Тихонько, стараясь не хлюпать вёслами, мы подкрались к кату, тут-то сплавщик нас и заметил. Радостные приветствия. Наш план удался.

Догнали!

Город засыпает…

Тут же, у Голендухинского Белого камня встали на обед. Штурман варил уху, ну а мы пообедали из своего. Двинулись дальше. Наша байдарка ушла вперёд, а команда тримарана неспешно протаскивала своё судно через мели. Договорились встать за деревней Голендухино, у Петрухина ключика. Не спешат наши спутники, ну и нам спешить некуда. Вразвалку догребли до Голендухина. На перекате пришлось немного потаскать лодку. Не критично. И вот, поляна у ключика. Вышли, вытащили лодку. На поляне стоит уазик, рядом женщина и мужчина. Оказывается, они встречают детей. Те отмечали сплавом свой последний звонок в колледже. Только вышли из Режа на два часа позже нас и идут на катамаранах, что медленнее. Мы успокоили встречающих, сказав, что на реке серьёзных препятствий нет и их чада придут часа на три-четыре позже нас и стали ждать. Вскоре из-за поворота на перекате показалось судно Штурмана.

На подходе к Петрухиной поляне

Подмогнувши с разгрузкой, занялись обустройством лагеря. Вскоре и баня задымила трубой. Чтобы не ждать, пока всё будет готово, пошли всей командой прогуляться до Яшмового водопада. Это небольшой каньончик, сложенный из яшмовых пород. В нём падает и стекает небольшая речка Грязнушка. Красиво смотрятся берега кроваво-красного цвета. Казалось, что он такой многоводный лишь весной, но нет, всё так же журчит. Под ним даже какой-то дядька рыбу удит. Вернулись в лагерь. Встречаемых выпускников всё так и нет. Хороший у них выпускной. Вспомнился Иванов:

— Всем домой хочется. Половина клянётся, что больше ни в жисть из города не вылезет. Но всё это — пустые обещания. … Сейчас все хотят одного: тепла, уюта, покоя. Но отрава бродяжничества уже в крови. И никакого покоя дома они не обретут. Снова начнёт тревожить вечное влечение дорог — едва просохнет одежда и отмоется грязь из-под ногтей. Я это знаю точно. Я и сам сто раз зарекался — больше ни ногой.

Яшмовый водопад

Так и будет. Пусть, не сейчас. Позже. Немного сочувствуем родителям и идём собираться в баню. Наконец, на реке показались два ката. Дождались.

А у нас раздалась команда: «В баню!» Хороша походная баня! Вместе зашли, вместе вышли. Жарко невмоготу — садись на пол. Вот такая наука. А потом в речку! Кайф! Жаль, речка мелковата, чуть выше колена.

После баньки все потихоньку собираются у костра. Мы заводим щепочницу, ужинаем и тоже подтягиваемся. Штурман Жорж поёт. Звенят струны. Голос, отражаясь от сосен, уносится в ночную темноту:
Изгиб гитары жёлтой ты обнимаешь нежно,
Струна осколком эха пронзит тугую высь,
Качнется купол неба, большой и звёздно–снежный,
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.

А потом Мафия. Город засыпает…

Борьба с ветром

Всю ночь шёл дождь. Не сильный, но уверенно-постоянный. Однако, утро встретило ярким солнцем. Хорошо вылезти в такую пору из палатки на мокрую траву, зная, что твоё жилище, спасавшее тебя всю ночь, через пару часов высохнет, обдуваемое ветерком и пригреваемое солнышком, будет свёрнуто и убрано в рюкзак. Потихоньку лагерь просыпается. Время к восьми. Уже хочется воплотить в жизнь кошмар гида и спеть на всю округу «Луч солнца золотого». Такова побудка. Но Штурман не проспал. Вылез вовремя. Все заняты утренними делами. В казане варится молочная каша с сухофруктами. Всеобщая обязательная зарядка для желающих. Наша печка тоже не пустует. Утренний бодрящий напиток, затем завтрак.

Утро в лагере

Все дружно собираются и грузятся на кат. Отчаливают. Мы отошли следом. Этот участок реки изобилует ташами (валунами) и мелями, так что водный слалом слегка поднадоел. Догнали. Ветер всё усиливается. На плёсе у Скалы смерти экипажу Жоржа грести уже невмоготу. Встречный ветер начинает побеждать. Звучит команда: «Выпускайте Кракена!» — это значит, что один матрос должен выйти вперёд и бурлачить как на картине Репина. Нам с супругой проще. Мы спрятались за большим судном. Так и доходим до Глинского. Аборигены встречают нас с камерами. Наверное, во всех пабликах села появились кадры с «прибытием поезда». На одном из поворотов спугнули рыбака. Тому, во избежание кораблекрушения, пришлось освободить фарватер.

Идём вперёд

Глинское, Ощепково, Чепчугово. Здесь много перекатов и мелей, так что прятаться не получается, да и ветер уже дует в спину. Казалось бы, помогает, ан нет. Всё время норовит развернуть лодку, и чтобы выровнять, больше табанишь. Посещают мысли о парусе. Красивый белый Чепчуговский камень, поворот реки, мост на трассе Екатеринбург-Алапаевск, по которому проезжал легендарный Гена Букин. Сразу за ним заканчивается маршрут штурман-жоржевцев. Село Сохарёво. Нам дальше.
Помогаем разобрать тримаран, обедаем, прощаемся. Кстати, выпускники идут следом. Вот и они.

У Чепчуговского камня (Релки)

Впереди интересный участок пути. У Сохарёвского камня река раздваивается. Можно пойти прямо, но там и весной была стометровая шивера, которую пришлось проходить только проводкой. Слишком много торчащих камней. А сейчас прямо на входе торчат, как во дворе, несколько столбиков. Осталось лишь полоски нарисовать. А можно пойти налево, но там порог. Раньше здесь была большая мельница. Порог, конечно, маленький, но самый настоящий. Решаемся идти через него. Ну не обносить же. И перспектива про-водить через обмелевшую шиверу тоже не радует. Проблема в том, что я сажусь в лодку вторым, и нужна пара-тройка секунд чтобы начать рулить, а перед сливом, совсем близко заканчивается мелкий перекат. Мало времени. Однако, опять вспоминается Иванов. Перед порогом вода должна тормозить. Так и есть. Значит, идём. Раз-два-три, прошли. Наш первый порог. Путь лежит дальше.

Опять борьба с нескончаемым ветром. В ушах постоянно шумит. Иногда просто прекращаем выравнивать лодку, лишь подруливаем. Всё равно гонит вперёд. Лишь бы на мель не загнал. Но почти сразу скорость падает, видать и ветер устаёт, и всё повторяется вновь. Вдоль берегов поля цветущих кувшинок. Лодка плавно скользит между ними. Красота.

Наконец, поворот, скала Боруха, затем ещё один. Здесь серия мелких переборов. Куда в реке девается вода? Казалось бы, только что она была широкой. И течение было. Но в два счёта — мелко, журчит вода среди камешков. Протащились. Это был перекат у камня Старик. Он выносит к Чиркову камню. Тут ещё весной присмотрели отличную стоянку. Решили на ней перевести дух. Удивительное место. Кажется, сейчас с камня спустятся людоеды, сядут у костра и будут ждать проплывающих туристов. Всё чистенько, костровище обложено камнями, рогатки под котелок, сиденья и стульчики из брёвен. Отходим, а то вдруг и правда выйдут.

Стоянка людоедов

Двухкилометровый плёс до камня Пьющая мышь. Пьющая-непьющая, но на мышь мало похожа. Может быть, при каком-то особом освещении? Весной, утром почудился тигр. Вот и Артёмовский район. Пора искать стоянку. Ветер наверху начинают потихоньку убавлять. Уже и солнце начинает садиться за деревья. Через пару километров находится она. Да ещё какая! Даже баня стоит. И ручеёк журчит. Полянка, костровище, стол, скамейки. Как в избушке трёх медведей. Из-за веток выглядывает огромная растущая луна. Устроились, поужинали и спать. Утро вечера мудренее.

Пьющая мышь
Луна подглядывает

Домой

За ночь ветер совсем стих. Солнце ласково грело своими лучами. Пора домой. Собрались, отчалили. Кругом тишина и безлюдье. Вскоре добрались до бывшего пионерского лагеря «Сосновый бор». Решили осмотреть достопримечательность. Здесь как будто время остановилось. Закрытые корпуса, умывалки, статуи лосей и Ленина, железная ракета и горки, лица пионеров на информационных досках. Только, детских голосов не слышно. Спортивные площадки, даже сетки на воротах. Вышел сторож. Посетовал на любопытствующих туристов, но нам удалось его убедить, что нигде не лазим, а только снаружи осматриваем. Прошлись вместе. Он немного рассказал, как тут было раньше. Может быть, и этот лагерь когда-нибудь реконструируют. Место ведь прекрасное. Сосновый бор, река, воздух. Всё может быть. Хотелось бы.

Лагерь «Сосновый бор»

Но нам дальше. Череда переборов и плёсов. Показалась деревня Луговая. За ней начинается Липино. Липинский перебор, Липинские скалы, Голова манси. Потихоньку, через несколько мелей река выбегает к Тигровой голове, за ней — Мантуров камень. Это самые величественные скалы на всей реке. Хоть и течёт Реж по Артёмовскому району всего лишь пятнадцать километров, а основную красоту оставил здесь.

По дороге с облаками. Деревня Луговая
Скала Голова Манси
Тигровая голова
Вид с Тигровой головы

Напротив Мантурова камня по-быстрому пообедали. Уже начинает поджимать время. Надо не опоздать на автобус. Опять гладь реки. Плывём по дороге с облаками. Мироново, скалы Парус, Кутафья, Сфинкс. За Сфинксом наш антистапель. Быстрые сборы. Кажется, успели. Остановка. Подходит автобус. Непонимающие граждане: «Куда с такими котомками?», «И чего им дома не сидится?» — мелькает в их глазах. Опять привыкать к цивилизации. Но это позже. А пока — домой.

Мантуров камень
Излучина у Мантурова камня
Скала Сфинкс — конец маршрута

Текст и фото: Дмитрий Смирнов

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
5 комментариев
старые
сначала новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Юрий Колмаков
26 дней назад

Замечательный рассказ о сплаве по р. Реж и фотографии отличные! Было такое чувство будто я сам в этой команде, большое спасибо автору!

Александр
26 дней назад

Скала Смерти находится перед Сохарёво, не доходя пары-тройки сотен метров до моста трассы Артёмовский — Алапаевск. Там наверху кладбище. А перед Глинским — камень Глинский, природный геолого-ботанический памятник.

Дмитрий Смирнов
26 дней назад

Александр, именно камень Глинский и есть Скала Смерти. На нём в Гражданскую были расстреляны сочувствующие большевикам. А перед Сохарёво камень так назвали туристы из-за кладбища на нём. Почитайте в путеводителе «Режевские сокровища: По реке Реж» от турфирмы «Малыш и Карлсон», авторы братья Рычковы.

Александр
26 дней назад

Как минимум, до Арамашево интересные места. Мы сами до ст. Коптелово дошли. Ночным поездом уехали.

Дмитрий Смирнов
26 дней назад

Александр, как там выбираться с реки до станции? Есть ли дорога?