Уже ближе к вечеру, растянувшейся на километры колонной, мы поднялись на Иовское плато. Первые экипажи заприметили съезд с дороги на лужайку и дружной ватагой рванули на травку. Сиганул туда и я. Первое, что мне показалось странным при движении по этой травке, что машина идет по ней как-то очень нехотя — приходилось прилично подгазовывать.

Остановил машину, открыл дверь и… сразу провалился по щиколотку в глубокий сырой мох. Моя машина стояла на небольшом пятачке — вокруг были малозаметные на таком рельефе лужи и прогалины жирной грязи. Круто — встали на болоте. В довершении к этому удовольствию — то тут, то там изо мха торчали приличного размера валуны.

Словно откликаясь на мое удивление, со стороны скопления МСП послышалось улюлюканье и шум голосов. Пошли смотреть — оказалось, что Zaharych-001 решив по-барски объехать скопление машин, закатил свой МСП передними колесами в болотину и закопался. Пока, удивленный таким нежданчиком, Паша бегал вокруг своей машины, другие экипажи бурно наблюдали за его потугами самостоятельного вызволения. Когда неизбежность сторонней помощи стала понятна даже Паше, в ход пошли троса. Однако из-за ограниченности пространства и вездесущего болота, экипаж который выдернул пашин МПС, тоже сел. К ним подключился еще один…

Конжаковский КаменьВ этот момент, кто-то из рейда сообщил, что дальше по дороге есть более удобная площадка для стоянки. Оставив ребят развлекаться с тросами дальше, я осторожно выбрался с этой полянки и поехал за первооткрывателями.

Новое место стоянки оказалось промышленной площадкой для будущего карьера по добыче дунита. Стоять с палатками в центре развороченного грейдерами пятачка нам не захотелось и мы поднялись на мхи немного выше по склону. В итоге весь рейд небольшими группами расквартировался по обширной территории плато, но основная часть экипажей осталась все же на промплощадке.

Погода тем временем постоянно менялась. Пока мы шли к плато было беспробудно пасмурно, вершина Конжака была скрыта в тумане. Но едва мы выехали к лагерю — вышло солнце, озарив суровые склоны, а нас наполнив ожиданием великолепных видов с вершины.

Мы решили не откладывать главное событие рейда и нашим небольшим отрядом рванули вверх по курумнику вслед за уже ушедшей группой.

Здесь надо сделать небольшое отступление с географически-топографическими ремарками.

Конжаковский камень — самая высокая вершина Среднего Урала (1569 метров) и пятая среди горных вершин Уральских гор (Приполярный Урал — гора Народная (1895 м) и гора Манарага (1662 м); Южный Уралгора Ямантау (1640 м); Северный Урал — гора Тэлпосиз (1617 м).

С красивыми легендами в истории возникновения названия у Конжаковского камня не заладилось — всего-лишь фамилия банального охотника-вогула Конжакова, который жил у его подножия. Однако большую известность Конжаковский камень получил в связи с ежегодно проводимым марафоном — в первой половине июля сотни одержимых людей бегут от трассы Карпинск-Кытлым 21 километр до его вершины и обратно.

Конжаковский хребет включает в себя и ряд меньших по высоте вершин — для наглядности я их отметил на гугловской карте.

Конжаковский КаменьСнизу, с Иовского плато подъем на 400-450 метров не выглядел какой-то сложной задачей — вот перед нами относительно невысокая гора — побежали!

Примерно минут через 10 после начала подъема наша группа уже начала нести потери — Сергей с предложенным темпом справиться не захотел или не смог, с ним за компанию остался и Игорь. Мы с Даней устремились вслед за уже довольно далеко ушедшей группой.

Конжаковский КаменьШагалось довольно легко, однако, неравномерный курумник доставлял определенные неудобства — то и дело приходилось с огромных валунов перепрыгивать на гравийные отмели, а с них переходить на скользкий участок мха.

Конжаковский КаменьЕще обильно напоминающий о себе в июне снег с горы уже практически сошел — от него остались лишь небольшие островки.

Конжаковский Камень
Рыжее пятно в центре плато — будущая промплощадка карьера дунита. Напротив — Северный Иов

Конжаковский КаменьПогода тем временем опять поменялась — солнце заволокло тучами, благо сама вершина еще оставалась чистой. Я поднажал, стараясь подниматься зигзагами. Видя, что я ускорился, Данила решил проявить свои спортивные навыки и поскакал по камням вверх вместе с сыном Николая. Вскоре они скрылись из вида за очередным выступом курумника.

Однако, кажущаяся изначально простота подъема вскоре показалась мне не такой очевидной. Я хоть и весьма ходкий парень, но вынужденные вертикальные маршруты с высоким подъемом бедра заставляли напрягаться.

Между тем, нам на глаза вскоре попались красные флажки трассы марафона. Маршрут уходил немного влево и был относительно пологим (местами). Скорость увеличилась, но мы и отклонились немного от вертикали.

Ранее, при чтении информации о Конжаке и марафоне на нем, мне попадались фото бегущих едва ли не по горизонтальной тропе людей. Реальность оказалась слегка шокирующей — маршрут наверх шел по банальному курумнику, в преодолении которого весьма нужными оказывались и руки. Что за люди могли БЕЖАТЬ здесь? Чтобы занять себя в монотонном подъеме, я представлял босоногих старобрядцев, которые для распаления духа в беге, нахлестывали себя плетьми по голым торсам.

Вскоре крутой подъем закончился и я было уже хотел облегченно вздохнуть, но чу! за небольшим плато показался следующий курумник.

Конжаковский КаменьТропа устремилась дальше — по топкому болотистому мху.

Конжаковский КаменьИ снова еще более крутые курумники, чередущиеся друг за другом. И не было им числа… Но вот! Все — впереди показалась вершина.

Конжаковский КаменьЯ еще немного поднажал и вдруг с другой стороны показалась знакомая кепка — Даня! Он загнанно пыхтел и ошарашено уставился на меня — как так? он ведь так вырвался вперед! Последние метры уже бежали — каждый со своей стороны ) С разницей в пару метров победила молодость )

Конжаковский Камень
Вот они — 1569 метров! Какие-то угрюмые фанатики затащили туда двухпудовую гирю. Что двигало этими людьми — мне сказать сложно.

Погода тем временем все сильнее ухудшалась — пространство вокруг начало заволакивать облаками, скрывая от нас горные массивы. Здесь, на вершине, уже нормально так сквозило холодным ветром — сырые от пота вещи усугубляли ситуацию. Пришлось принудительно греться, продолжая с фотоаппаратом прыгать по камням.

Пора было уже спускаться вниз — вершину уже совсем заносило облаками, видимость грозила стать нулевой. Несмотря на то, что я только исполнил свою мечту, настроение у меня было так себе — как и предыдущие два дня я все никак не мог поймать поток и начать ловить кайф от съемки. Все было не так, приходилось на автомате делать дежурные снимки, а налетевшие облака окончательно добили эту ситуацию. Смирившись с неизбежным, я удрученно поспешил с сыном вниз.

Конжаковский Камень
Покинутую нами вершину, тем временем, продолжало заволакивать облаками…
Конжаковский Камень
Идем по флажкам!
Конжаковский Камень
Спускались уже с явным ощущением приближающего дождя.

Добежав до лагеря, принялись за хозяйство — разбили палатки, я занялся ужином.

Конжаковский КаменьКак только ужин был готов и мы уже было расселись вокруг стола в предвкушении посиделок за рюмкой чая, о палатки забарабанили первые капли. Никакого навеса у нас не было — прятаться по машинам или палаткам было не с руки. Ливень тем временем усилился. Взяв казан и нехитрый запивон, мы поспешили к промплощадке — там под навесом уже давно гудели разговоры экипажей.

Подкрепив свои физические силы и наслушавшись дорожных баек мы с сыном потянулись в палатку — было уже темно, а завтра предстояла длинная дорога домой.

В палатке, несмотря на продолжающийся дождь, было уютно — матрас мягкий, спальник теплый. Какое-то время разговаривали по душам, слушая, как убаюкивающе колотит дождь своими мокрыми лапами о ткань палатки… Близился новый и последний день нашего путешествия. Знал бы я в тот момент, каким будет утро — смог бы тогда уснуть? Но Морфей в компании Бахуса сделали свое дело и я провалился в сон…

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar