Сидел в офисе, за окном моросил противный осенний дождь. В парке напротив нахохлившиеся мокрые воробьи сидели на ветках, ожидая подачек от пробегающих мимо прохожих под разноцветными зонтами. До воробышков бегущим не было дела, они неслись по своим делам, торопясь укрыться в сухих теплых домах. У воробьев таких домов не было, даже из под карниза соседнего дома их выгнали жирные злые голуби.

Коллеги в офисе страдали.

— Ой, как надоела эта слякоть, грязь.
— Да скорей бы вышло солнце.

А мне хотелось туда, на улицу, в лес, в горы, ну и что, что дождь. Зато свобода, нет стен, потолка. Кругом простор, бесконечность гор и бескрайность неба. Пусть под ногами лужи, вода, мокрые скользкие камни, а на вершинах снег по колено. Хочу! Хочу обратно в горы!

Пролог

Алексей нервно кружил вокруг тлеющего костра.

— Надо было мне бежать, куда этим старперам, не успеют. Вернулись бы до десяти. А то в темноте с таким ответственным грузом. Эх! – парень нервно вздохнул.
— Да подожди ты ныть, придут они вовремя, — откликнулся раздувающий костер Эдуард.
— Давай поспорим, опоздают, придут, принесут, а уже будет поздно.
— Не буду я с тобой спорить,  да и ужин готов, давай, зови всех к костру.

Мужчины бежали по лесу, обгоняя бредущих из леса в город отдыхающих.

— Куда так спешите? – крикнули вслед две уже пожилые женщины.
— Очень важное дело! – ответили мужчины.
— Действительно, важное, раз так торопятся, — донеслось вслед удаляющимся.

А мужчинам предстояло добежать до города, забрать груз и вернуться на базу как можно скорее. Там их ждали друзья с сержантом.

К городу они подходили пешком, сил уже оставалось немного. Забрали груз, вещмешки заметно потяжелели.

— Вов, может, ну его к черту, ноги совсем не хотят обратно. Давай останемся здесь, забуримся в гостиницу. Позвоним сержанту, скажем, что не успели, – обратился старший из мужчин к молодому.

Молодой промолчал.

— Да ладно, я шучу, — продолжил старший.

Они подхватили рюкзаки и быстрым шагом направились в лес. Уже смеркалось.

Начало. Настоящий поход

Отделение ехало в машине уже часа три. Почти все были незнакомы, встретились только перед заброской. Пять мужчин разного возраста, четыре женщины  и командир, сержант, представившийся Евгением Скунцевым. Кто-то дремал, кто-то глазел на мелькавшие за окном пейзажи, состоявшие из озер в обрамлении увядающих осенних степей и багряно-золотых  перелесков. Затем степи сменились желто-зелеными лесами. Гор из-за леса видно не было.

Въехали в печально знаменитый город Карабаш. Слева появилась страшная голая гора с крестом на вершине. Сейчас на горе появилась кое-какая растительность, а раньше в 90-е она была абсолютно голая. Но город удручал. Брошенные разрушающиеся жилые дома, буквально кварталы. Одинокие прохожие. Вымершие улицы. Жутенько. Какая-то Припять, под боком у дымящего медного завода.

Проехали город. Поднялись выше. Стало веселее. Головы заняло предстоящее задание. Приехали к месту выброски. Все высыпали из машины, потягиваясь и разминая ноги. Выгрузили рюкзаки. Сержант поторапливал.

— Давайте быстрее, разбираем продукты, — сержант раскидал по отделению продовольственный общак, по мужикам групповое снаряжение.

Кое-как упихали всё в рюкзаки. А сержант всё торопил.

— Так, все готовы, слушаем задачу на сегодня. Наша задача переход и подъем на высоту 800 метров, разбивка лагеря, поздний обед. Готовы.

В ответ невнятное бурчание участников.

— Тогда вперед.

Группа потянулась за бодро идущим по лесной дороге сержантом, медленно растягиваясь в длинную колбасу.

Дорога под ногами так себе, не очень грязная. Если сравнивать с тропами на Северном Урале, то почти бродвей. По сравнению с алтайскими тропами – болото. Дорога шла через густой, заросший кустами и мелким ельником лес. С постепенным подъемом, под ногами начал попадаться снег, сначала в ямках и с северной стороны бугорков. Выше снега становилось все больше и больше. Вот уже и на привалах рюкзаки приходится бросать в снег, нормальный такой мокрый снег.

Через три часа медленного и с непривычки нудного подъема пришли на стоянку. Кругом снег,  расчистили место под палатки и разбили лагерь. Сержант молодец, выбрал место, где дрова буквально в лагере. Ходить и таскать из далека не надо. Отлично. Натянули тент, развели костер, приготовили обед, переходящий в ужин.

Получили разрешение и приняли на грудь, хорошо приняли. В Эдуарде, Алексее и Владимире проснулись певцы. В этот вечер группа прослушала половину репертуара отечественных рок и поп певцов. Даже сержант, ушедший после ужина спать, не выдержал и помогал певцам, высунувшись из своей палатки. Ночью части группы предстояло испытание богатырским Лешиным храпом. Утром Алексей невинным голосом отвечал.

— А что, я храплю? Никогда не храпел, да наговариваете.

Встали поздно. Дежурные приготовили завтрак. Поели. Как всегда , утром аппетита нет. Сержант поставил задачу.

— Подъем на вершину горы Юрма для рекогносцировки местности и прокладки маршрута до массива скал «Чертовы ворота».

Подъем без рюкзаков, как прогулка в майском городском парке. Легко, смотришь не под свои ноги, а глазеешь по сторонам. Отделение быстро добралось до вершины горы, догнав идущий впереди взвод Александра Мазитова. Его бойцы дурачась валялись в снегу. С Юго-Восточного подъема на Юрму открывается величественный вид на восточный склон Южного Урала.

Далеко внизу можно найти многочисленные озера, совсем маленькие и большие как Увильды и Касли. В низине дымит труба Карабашского медного завода. Отсюда с высоты стало понятно почему Карабаш такой, какой есть.

Выбросам завода некуда улетать. Завод и город зажаты со всех сторон горами, и все что выбрасывает завод остается там же.

Вершина Юрмы (1003 метра), обзор закрыт низкорослым ельником, можно увидеть только более высокие горы. Произвели регоносцировку местности, определили следующие цели – горы Ицыл, Круглицу и Метеопик.  Выдвинулись к Чертовым Воротам, массиву скал расположенных в северной части вершины горы.

Юрма переводится с башкирского как «не ходи», куда не ходи, зачем не ходи, не понятно. Мы ходили и ничего! Проложили тропу в снегу к скалам, полазили по ним. Поудивлялись несуразному нашему народу, испоганившему своими идиотскими автографами красивое место. Спустились к лагерю и после обеда выдвинулись в дальнейший путь. Как не подгонял нас сержант, вышли всё равно поздно.

— Задача, перейти хребет Юрма с юга от вершины, выйти к месту следующей ночевки в долине реки Большой Киалим. Всем всё понятно, — сержант грозно посмотрел на вверенное ему отделение.

Ему вяло опять кивнули. После сытного обеда хотелось поваляться, а еще лучше поспать, а тут переться неизвестно куда с 20-ти килограммовым рюкзаком за спиной. Но надо идти, народ нехотя поплелся вслед поднимающемуся в гору сержанту. Дорога стала веселее, суше, немного поднялись, а затем начался длительный спуск. Закончился снег. Тропа петляла мимо елово-пихтовой поросли, и если летом в пихтовом лесу умопомрачительно пахнет хвоей, то сейчас, осенью запах хвои почти не чувствуется.

Между тем отделение вошло в ритм, преодолевая незаметные в лесу подъемы. В большинстве дорога проходила по камням омываемыми ручьями, которые выбрали себе путь именно по нашим дорогам.

Сержант торопил, осенью темнеет рано, а до стоянки далеко. В темноте скакать по камням с тяжелыми рюкзаками опасно. Устроили стоянку не доходя километра два до Большого Киалима, у какого-то из многочисленных ручьев. Успели разбить лагерь до темноты. И снова благодарность нашему командиру.

Вода и дрова буквально в лагере. Развели костер, сварили ужин. Опять с разрешения сержанта приняли на грудь. В этот раз в ход пошла отменная бодяжка настоянная на пихте и сдобренная леденцами. Бодяжку оценили и наши женщины. Вкусно. С трудом удалось сохранить одну бутылочку на следующий день. Перепев накануне все песни, которые помнили и не помнили, сегодня певцы принялись за байки и воспоминания. Сидя у костра, эти паразиты сожгли все дрова заготовленные дежурным для приготовления завтрака. Угомонились около полуночи.

Ольга ночью проснулась от мощного храпа, кто-то храпел рядом в палатке. Подумала: «Неужели Света храпит». Но Света спала укутавшись с головой в спальник. Храп доносился из соседней, мужской палатки. «Бедолаги» — жалела Ольга мужиков, Лешиных соседей по палатке, укутываясь с головой в спальник.

Утром Алексей долго не вставал, постанывал в своем спальнике. А когда вылез из палатки, опять невинно спросил:

— Что, опять храпел?

Это вызвало веселье в группе.

И опять мы не успевали, опять сержант нас торопил. Третий день раздолбайства. Откуда у него столько терпения, другой бы уже всех поубивал. Но всё же собрались и вышли. Дорога такая как вчера, камни, ручьи, камни, ручьи. Подобрались к берегу Большого Киалима, где догнали арьегард двигающегося впереди взвода Александра Мазитова. Тропа сейчас проходила по берегу реки, без спусков и подъемов, по сухой утоптанной земле идти стало заметно веселее. Подтянулись отстающие и веселой гурьбой мы резво добежали до места обеда на берегу журчащего притока Большого Киалима. Сварили суп, заварили походный чай из уже увядающей смородины и пихтовой хвои. Пополнили немного запас витаминов.

Накинув уже немного похудевшие рюкзаки,  резво побежали дальше. Дальше. А дальше нас ждала засада. Бобры!!! БОБРЫ!!! Эти безголовые лесные создания запрудили один из ручьев плотиной, бесконечной плотиной. Посреди бобрового пруда возвышалась бобровая хатка, да что там хатка, целый бобровый дворец. Там, наверное, живет король-бобер. Бобровая запруда превратила тропу в настоящее топкое болото, преодолеть которое было возможно только по кочкам и деревьям, наваленным бобрами в полном беспорядке. Не всем удалось преодолеть это препятствие посуху. Переправа через болото заняла очень много времени. Некоторые терялись в этом хаосе изгрызенных берез и ольхи. Как-то выбрались из болота и незаметно к пяти часам вышли к Киалимскому кордону.

Продолжение. Полупоход

Осталось два часа до сумерек на радиалку с подъемом на Ицыл. Хорошая такая сухая тропа почти до вершины горы, где немного подъёма по курумнику и мы на вершине. Немного очумели от длительного перехода, бобров и изумительных видов открывающихся с вершины Ицыла на восточные склоны Южного Урала и расположенные западнее горы Таганая.

Сидели на вершине, утопая в блаженстве открывающихся перспектив. С востока Азия, с запада Европа, и мы на границе частей света.  Удивительно, но на вершине совершено не было ветра, а Ицыл в переводе с башкирского «Всегда ветер». А нам было тепло и даже уютно, спускаться совершенно не хотелось. Хотелось сидеть здесь, созерцая бескрайние дали и размышлять о бренности нашего бытия, о тленности человечьего и бескрайности родной земли, космоса и вселенной. Но наступал вечер, нужно было торопиться вниз.

А внизу нас ждала истопленная баня, вкусный ужин и относительно теплый домик. Баня. В каждом походе баня это что-то особенное, ждешь её как манну небесную. И в этот раз мы напарились, накупались в ледяной речке, допив ещё до бани заначенную бутылочку пихтовой на леденцах бодяжки. Сытые, разморенные расположились на полатях выделенного нам смотрителем кордона и протопленного сержантом домика. Спаааать!

Но не тут-то было. АЛЕКСЕЙ!!!! Он как орган в филармонии издавал различные звуки. Смачно, с привздохами храпел. Утробно, как в трубу кашлял. Тихонечко пристанывал, а затем громко так стонал. Не спал никто, кроме Лехи. Все обсуждали, что же бедолажке такое снится, злые бобры или знойные похабные тетки. Поспать удалось только к утру.

Опять встали поздно. Сержант наверное смирился, да и не выспался он, бедолага, так как всю ночь топил прожорливую, как крокодил печку. Поэтому он нас не торопил. Как-то уныло поставил перед нами очередную задачу на день: исследование горы Метеопик, спуск, быстрый обед, переход до следующей стоянки на приюте Таганай. Как то собрались и достаточно кучно и быстро взобрались на гору.

Гора Метеопик особенная. Находится в центре огромного горного массива. На вершине горы какая-то особенная аура. Нам опять повезло. Сухая, безветренная солнечная погода позволяла обозревать бескрайние дали.

Далеко на юге, за соседкой Круглицей, можно было увидеть Нургуш, а за ним, в сизой дымке, прятались величественные Яман-тау и Иремель. Под ногами, в траве можно было найти тундровую ягоду шикшу или по-другому водянику, подмороженная она становится сладкой. А на Северном Урале в августе была совершенно безвкусная. Побродив по вершине, спустились к приюту, который расположился на месте бывшей метеостанции.

Полазили по оставленному на горе бронетранспортеру. А затем вернулись. По пути один из нас потерялся и пробежал лишние три километра.

Подстава заключается в том что после развилки на приют Таганай, метров через 200, тропа ведущая на Киалимский кордон вновь раздваивается.  И правая тропка выводит вас на дорогу на приют Таганай, и узнаете вы об этом, когда дорога с кордона сливается с дорогой на приют. Об этой подставе написано во многих отчетах о посещении Таганая.

Пообедали. Сержант особенно не торопил, и вверенное ему отделение не спеша покинуло кордон и выдвинулось к приюту Таганай. Обычная грязная дорога с лужами, привычными ручьями по мокрым камням, подъём с небольшим почти незаметным уклоном. Местность остается пустынной. С момента выброски не видели никого, кроме бойцов идущего впереди взвода Александра Мазитова.

Первую живую душу вне приютов встретил потеряшка спускаясь с Метеопика. Сержант опять обманул, вместо 15 километров нам надо было пройти всего 9, поэтому он нас и не торопил. За три часа неспешной ходьбы дошли до приюта Таганай. Красиво. Домики под елками и пихтами. Но на Киалимском красивее. Так как пришли на приют рано, делать было совершенно нечего. Слонялись по приюту, жгли костер, играли в карты, рассматривали фотографии, бесконечно пили чай, потому что другого питья не было.

Бойцы взвода Александра Мазитова делиться с нами категорически отказались. Они-то приняли и до полуночи орали как оглашенные.

Домик теплый и тепла с вечера хватило до утра, и на улице было не так холодно, как на Киалиме. Владимир поставил палатку и ушел спать в неё, видимо Леша предыдущей ночью его сильно утомил. А мы ночью спали все. Наверное, устали или Алексей не храпел.

Утро было по настоящему, добрым, теплым и солнечным. Встали все бодрые, выспавшиеся. С аппетитом позавтракали. Выслушали очередную задачу бодрого в это утро сержанта. Нам предстояло подняться с рюкзаками на высоту перед вершиной Круглицы, сбросить и спрятать там рюкзаки. И налегке, через «Долину сказок», подняться на Круглицу. А затем переместиться к приюту Белый ключ. Сказано, сделано.

С похудевшими рюкзаками буквально за сорок минут взлетели в гору. Снег на горе так и не растаял, несмотря на теплую погоду, почти жару. С рюкзаками идем в футболках, и это в середине октября на высоте почти в тысячу метров. С погодой нам очень везет, сухо, солнце. Дождь моросил только во вторую ночь, но совершенно не критично.

Спрятав рюкзаки, выдвинулись к Круглице. По пути на Круглицу от Откликного гребня нужно спуститься в «Долину сказок». Это ущелье между скал у подножия Круглицы и Откликного гребня покрытое мелким песком, из которого растут елочки. Название соответствует действительности.  Кажется, что сейчас из-за скал вылетит Руслан, держащий за бороду батьку Черномора, выйдет из-за елок Людмила. А если поискать, то наверное, можно найти Салтановскую белку щелкающую орехи с изумрудами. Погуляли по этому чудесному месту и двинулись вверх на Круглицу.

Подъём по курумнику не сложный, только некоторые камни обледенели, и нужно быть осторожным, да и тропа периодически теряется в снегу. По пути на Круглицу начали попадаться туристы, одиночки, пары, тройки. Взобравшись на вершину, мы также обнаружили троицу любителей полазать по горам и там пофотографироваться.

Виды с Круглицы еще более впечатлительные. С горы видно Златоуст, Магнитку, Кусу на западе, Карабаш и озера на востоке, и кругом горы, горы, горы. Долго сидели на вершине, опять размышляя каждый о своем, делились с друзьями впечатления, благо все мобильные операторы были доступны.

Потихоньку начали спуск и на месте, где оставили рюкзаки, обнаружили пропажу. Очередной потеряшка не свернул с тропы в нужном месте. Ждали минут сорок-пятьдесят. Злой сержант бегал на поиски. Кто-то кого-то нашел. Пришли и ничего не сказали. А любопытство распирало!!!!

Времени потеряли много, поэтому быстро переместились на поляну перед очередным чудом природы, Откликным гребнем. Здесь уже недалеко от цивилизации, ходят толпы туристов, неинтересно.

Отдохнули, выполнили положенные в этом месте фотографии и скатились вниз мимо Гремучего Ключа в приют Белый ключ.

Окончание. Банкет

— Вов, может, ну его к черту, ноги совсем не хотят обратно. Давай останемся здесь, забуримся в гостиницу. Позвоним сержанту, скажем, что не успели, – обратился старший из мужчин к молодому.

Молодой промолчал.

— Да ладно, я шучу, — продолжил старший.

Они подхватили рюкзаки и быстрым шагом направились в лес. Уже смеркалось. В лесу стало совсем темно, пришлось включить фонарики, но и с фонариками ноги постоянно попадали вездесущую таганайскую грязь. К тому же нужно было прыгать по камням и корням, а за плечами ценный груз.

По пути встречались рыскающие по лесу запоздавшие туристы, возвращающиеся в город. Они также светили под ноги фонариками и обреченно спрашивали, долго ли им еще идти. А мужики торопились, их ждали на базе с грузом, который нужно было доставить, во чтобы то не стало. Пришли даже быстрее чем сами ожидали. Издалека через лес увидели огоньки, очень удивились. Свет, на приюте есть электричество! Опупеть!

Мужчины подошли к костру, возле костра была половина отделения. Эдуард удивленно воскликнул.

— Так быстро, ну вы молодчики!!! Мы вас ждали к девяти, больше чем на час раньше! Давайте садитесь ужинать.

Подошел Алексей.

— Как с грузом, все в порядке?
— В порядке, порядке.
— Тогда, наливай.

Вечер удался. Правда, сержант с Алексеем упрекали, что груза принесли мало. Оказалось в самый раз. Радовались колбасе, салу. Много шутили в теплом домике при зажженных после отключения электричества свечах.

Сержант наградил всех памятными знаками отличия. Все были очень рады и довольны. В эту ночь храпели все. Алексей сказал, что мы его замучили, обозвал нас нехорошими словами, забрал спальник и ушел спать в коридор.

Утром, кто хотел, быстро взобрались на Двуглавую, оставшиеся в приюте приготовили завтрак. К 12-00 отделение было в Центральной усадьбе, откуда нас забрала Газель. На вокзале Златоуста попрощались с сержантом и Алексеем, которых ждало следующее, не менее увлекательное приключение в Зюраткуле. Вечером нас доставили в Екатеринбург, расставаться было немного грустно.

Нитка маршрута: город Карабаш – река Сак-Елга – хребет Юрма – река Большой Киалим – Киалимский кордон — гора Ицыл – Киалимский кордон –гора Метеопик – Киалимский кордон – приют Таганай – гора Круглица – приют Белый Ключ – гора Двуглавая – приют Белый ключ – город Златоуст. Итого примерно 100 км, у некоторых потеряшек и бегунов за ответственным грузом получилось гораздо больше.

Состав отделения

Командир отделения, сержант, инструктор КСП «Спутник» Евгений Скунцев
Рядовой отделения Владимир, певец, обладатель сапогов-скороходов, научный экспериментатор над подопытными туристами.
Рядовой отделения Эдуард, певец, бакинский боксер, бегун и прыгун
Рядовой отделения Ольга, подпольный коррупционер, очень позитивный человек, заражающая своим позитивом всех вокруг
Рядовой отделения Алексей, певец, знатный плововар, человек-орган
Рядовой отделения Яна, точно не коррупционер, а партизан, несмотря на свою молодость, безусловно, самый опытный турист среди нас. Была во множестве походов, но никому об этом не рассказала
Рядовой отделения Светлана, самый смелый человек среди нас, преодолевшая все свои страхи
Рядовые отделения Юрий и Елена, шутливые и шаловливые ребята, постоянно скрывающиеся в отдельных апартаментах
И я, нерядовой отделения Геннадий, ваш покорный слуга и графоман

Спасибо, ребята за поход, за отлично проведенное время! Спасибо Алексею за храп, теперь я точно куплю одноместную палатку! Отдельное спасибо нашему командиру, за терпение и хорошую организацию! И огромное спасибо моему туристкому богу, который не подводит меня с погодой. Удачи всем и дальнейших интересных дорог.

С уважением, всегда ваш, Геннадий Саидгалин!

P.S. Почему полупоход. Я приверженец автономных походов вдалеке от цивилизации, и поход с ночевками в приютах для меня какой-то ненастоящий.

Интересно? Расскажи друзьям!
Booking.com