Конжак — удивительное место. На этом участке Уральского хребта расположены сразу несколько высоких живописных вершин — среди которых Конжаковский, Серебрянский, Косьвинский Камни, Северный и Южный Иов. Здесь протекают ледяные горные реки и начинается Уральский хребет. Конжаковский каменьЭти места исхожены туристами вдоль и поперек, многих их притягательная красота и мощь заставляют возвращаться снова и снова. Тем более, что за одну поездку вероятно посетить одну-две вершины. А они все такие разные и не похожие друг на друга, как впрочем, и на себя самих в разное время года или даже суток.

Так случилось и с нами — в октябре прошлого года мы с коллегами прошлись по маршруту «Серебрянский камень», поднявшись к одноименной вершине. Бабье лето, солнце, тепло, улыбнувшаяся нам погода, изобилие ягод и кедровых шишек прямо вдоль тропы и невообразимые панорамы настолько поразили наши головы, что было решено обязательно отправиться сюда снова и обязательно взойти на Конжаковский камень — самую высокую вершину Свердловской области.

Конжаковский камень
Вид на Косьвинский камень
Конжаковский камень
Где-то там Иовское плато. Вид с Серебрянского камня
Конжаковский камень
Выше облаков. Серебрянский камень
Конжаковский камень
Конжак
Конжаковский камень
Вид на Косьвинский камень
Конжаковский камень
Дунитовая дорога
Конжаковский камень
Дунитовая дорога, панорама с Серебрянского камня
Конжаковский камень
На вершине Серебрянского камня

Подъем на 1569 метров нам удалось осуществить спустя полгода, весной 2017. Мы долго обсуждали наши планы, готовились и собирались, так как путь предстоял не самый легкий — дистанция в 42 км, крутые подъемы, курумник наверху, непредсказуемая горная погода и несколько ночевок в палатках, а соответственно, много снаряжения и еды предстояло тащить с собой. Для нашей группы предстоял довольно серьезный поход.

Конжаковский каменьДень первый: Поехали!

Дождавшись майских праздников мы собрались и отправились в долгожданное путешествие. Пятеро участников с рюкзаками вполне комфортно поместились в Митсубиси Аутлендер и в полдень пятницы 5.07 отправились в путь из Екатеринбурга до поселка Кытлым, где и начинается пешая марафонская тропа.

Дорога большую часть проходит по Серовской трассе, в этот день было много ДПС и камер наблюдения, качество покрытия вполне приемлемое, кое-где встречались дорожные работы. По пути много шутили, что долго собирались, мол как на Аннапурну, а будем ли регистрировать группу в МЧС? «Да неее, это ж всего лишь Конжак», тем более, что некоторые из нас тут уже бывали.

Тогда мы еще не знали, что с такими вещами шутить не стоит, даже если кажется, что всё будет легко и безоблачно. Горы такого не прощают.

Конжаковский камень
Подъезжаем к старту
Конжаковский камень
По дороге на Кытлым

После Карпинска начинается 50 км щебневого ада. Уже несколько лет здесь ведутся работы по строительству участка Крапинск-Кытлым. Я не помню, каким чудом мне повезло проехать здесь на нексии прошлой осенью, видимо было очень темно, да и дуракам, как говорят, везет. Потому что в этот раз ехать по грунтовке, щебенке, ямам, доскам, грязи, временным объездам временной дороги было довольно сложно даже на внедорожнике, в первую очередь конечно потому, что он был загружен под завязку пассажирами и рюкзаками и сильно опустился.

Несколько раз мы неприятно царапались пузом об ямы, ловили камни, в одном месте даже пришлось выйти из машины и дать ей пройти препятствие налегке. Уже с середины дороги начали открываться красивые виды со снежниками на фоне заката. С горем пополам мы доползли до места — Катышёрские луга, или марафонская поляна — ничем не примечательная стоянка для автомобилей и кэмпинга по правой стороне «трассы», откуда и начинается популярный маршрут.

С 1996 года каждую первую субботу июля здесь проходит самый популярный в России (благодаря своей экстремальности и живописности) международный горный марафон «Конжак». Лучшие из марафонцев проходят эти 42 км за три с лишним часа. Нам же понадобилось ровно три дня.

Конжаковский камень
Утро второго дня. Подножие Конжака

Итак, около восьми часов вечера мы оказались на месте. Свернули с дороги на стоянку и попытались проехать чуть дальше по маршруту. Там оказались опасные для машины лужи, которые невозможно было ни объехать, ни проверить на глубину. Очень неприятно застряв в одной из них и быстро выбравшись, мы решили вернуться на стоянку и оставить машину там, а лагерь разбить чуть в стороне от тропы.

Как я уже говорила, у подножия оказалось очень много воды. Дорога частично затоплена, по краям ее бегут бурные ручьи. Мы нашли более-менее сухой участок для лагеря, небо уже стемнело и нам оставалось только поужинать и лечь спать. Ночь выдалась холодной с минусовой температурой, вода на дороге прибыла и разлилась лужами вокруг палаток, покрывшись ледяной корочкой. Дно у моей палатки оказалось повреждено и сквозь него тоже попала вода, так что наутро мы тоже оказались в небольшой луже.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

День второй: Вперед и вверх

В одиннадцатом часу мы двинулись вперед. По плану было 16 километров пути до стоянки «Поляна художников» с остановкой через 9 км у речки Конжаковки на обед — стоянка оборудована указателями, кострищами, скамейками и называется «Родник».

Первые пару километров тропа состояла из одной большой лужи, более опытные туристы, встречавшиеся нам на пути были одеты в непромокаемые бахилы ОЗК, которые одеваются прямо на обувь и доходят где-то до колена, а так же недорого стоят — в таких можно проходить все лужи и ручьи не запариваясь.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

Чуть выше по тропе стал показываться снежный покров, по которому стекали бурные ручьи. По мере подъема толщина снежного покрова все увеличивалась. Несмотря на это, идти было довольно легко — погода была очень приятная, переменная облачность, из-за туч регулярно показывалось солнце, осадков практически не было, температура плюсовая, комфортная для интенсивной ходьбы с рюкзаком, тропа прямая, помеченная ленточками. Трудность для меня заключалась в лужах, мягком глубоком снеге, в который временами можно было провалиться по колено, и постоянном подъеме в гору.

Конжаковский камень
На подходе к стоянке «Родник»

Конжаковский камень Конжаковский каменьДо Родника мы дошли где-то за 2-3 часа. Там устроили обед и отдых под музыку птиц и настоящего горного ручья, такого бурного весной.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

Костер, обед, сушка обуви и носков, отдых, фотки. Погода все еще хороша, чуть пасмурно, редкий кратковременный снег.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

После Родника дорога все больше начинает уходить вверх, ведет вдоль реки по кедровому лесу. Здесь красиво ровно так, как описывают волшебные леса авторы детских сказок — вокруг ни души, поскрипывают вековые деревья и изредка переговариваются птицы, с веток свисают волосы кикимор, чувствуется чье-то нечеловеческое присутствие, пни похожи на замерших леших, из темной чащи за тобой постоянно кто-то наблюдает, а снежные люди и вовсе где-то поодаль занимаются своими делами и им нет до тебя абсолютно никакого дела.

Отдельного слова заслуживают сами великаны-кедры, возраст которых доходит до 200 лет, а то и больше. Чтобы обнять ствол такого дерева требуется несколько человек, а он такой высокий, что как будто щекочет своими пушистыми кистями проплывающие над ним облака. За это я и люблю наш северный лес. Всё здесь заставляет древнюю человеческую Душу очнуться от небытия и вспомнить времена, когда она знала еще существ из параллельных миров, могла с ними беспрепятственно общаться, водила дружбу с духами деревьев и животных, беседовала с богами, со всем живым и знала самые сокровенные тайны Природы, да и всего Мироздания.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

Невозможно не думать о таком, когда идешь в этом очаровании, в отдалении от группы и видишь почти мистическую красоту, практически недоступную в городской обстановке. Вскоре меж деревьев начали показываться неизвестные мне вершины, а где-то справа от тропы отчетливо бурлила разливающаяся паводком Конжаковка.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

А на подходе к Поляне художников были обнаружены лапки разодранного заяца, с кровавыми следами, уходящими в лес. По следам когтей можно предположить, что это была росомаха и птички, которые тоже не преминули полакомиться горячим обедом.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

Снега в лесу стало еще больше, теперь он чаще сыпался из облаков большими хлопьями и довольно крупным неприятным градом, температура ощутимо понижалась. Самое страшное по представлениям женской части нашей группы предстояло впереди — первая зимняя ночевка в палатке на снегу в минуса. Как выяснилось позже, мы сильно ошиблись в своих ожиданиях.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

Около шести часов мы дошли до Поляны, к этому времени здесь уже разбили свой лагерь две параллельные группы, заняв места с самыми живописными видами. Нас это ничуть не расстроило, так как поляна представляет собой открытую местность на пути уже к самой вершине и здесь гуляли просто невероятно сильные ветра. Поэтому мы решили чуть спуститься и нашли место неподалеку в лесу, где менее ветрено, больше дров и лапника и ручеек с водой неподалеку.

Конжаковский камень
Конжаковский камень
Конжаковский камень

Вечер выдался не из легких — костер не хотел разгораться на снегу, уходя все ниже в проталину, мы уже изрядно устали, замерзли, в хлам промочили ноги в сугробах. Лапника для двух палаток потребовалось очень много — я впервые так явственно столкнулась с необходимостью собственноручно уродовать природу ради собственного благополучия. Пришлось просить прощения у каждой елочки, чьи ветки я так варварски отрываю.

Со второй попытки у наших мужчин разгорелся хороший костер, на нем мы сразу же поджарили пару моих носков, попытались просушить оставшиеся и согреться. Ужин, как и всю еду, готовили на горелке. На холоде и ветре расходуется намного больше газа для того, чтобы вскипятить воду, в этом я наконец-то убедилась на собственном опыте. А опыта в этом походе было много.

Конжаковский камень Конжаковский каменьС наступлением темноты стало по-настоящему холодно, особенно в мокрых носках и ботинках. Решено было не мерзнуть дальше, а сразу пойти зарываться в сухую одежду, спальники и всё, что было. Самый смелый и стойкий участник остался ночевать в своей палатке один, а все остальные запихались в нашу трехместную палатку, чтобы было теплее. Метод оказался действенным — дыхание четверых людей заметно подогрело окружающий воздух.

Мне очень помогли сухие толстые носки, которые я одела перед тем, как залезть в спальник полностью одетой — в шапке, куртке и двоих штанах. Как только согрелись ноги, согрелась я вся и благополучно уснула. Ночью было даже временами жарко, но как только выныриваешь из спальника подышать воздухом, сразу же мерзнет лицо и приходится кутаться обратно. И от земли, несмотря на лапник и пенку, идет ощутимый холод.

Конжаковский каменьТак прошел самый тяжелый, как мы тогда еще надеялись, день нашего похода. Впереди по плану было восхождение на вершину и спуск обратно к Роднику, еще одна ночевка там, а затем завершение маршрута и возвращение домой. Но самое интересное и страшное ждало нас на следующий день.

Конжаковский камень

 

Интересно? Расскажи друзьям!
Booking.com