Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

Николай Фёдорович Белов
(10.12.1924 - 17.11.2011)

   «Трудно говорить о человеке: «Он был». Тем более о таком, как Николай Фёдорович. Принципиальный, справедливый, он ставил выше всего талант, образованность, культуру. Николай Фёдорович Белов

   Родился на реке Ветлуге, что впадает в Волгу, в деревне Анненка Воскресенского района, Горьковской области. Не успел закончить десятый класс, как началась Великая Отечественная война.

   С первых ее дней вчерашний школьник был призван в армию. Его определили в военно-пулемётное училище во Львове. После шести месяцев учёбы юный стрелок-пехотинец отправился на фронт. Под Ельней, в одном из сражений, младший лейтенант Николай Белов был тяжело ранен и попал в госпиталь города Вологда. Долго лечился, но перебитая правая рука уже не могла держать оружие. После войны Николай Фёдорович окончил десятый класс, педучилище, учительский институт, а затем и Горьковский педагогический.

   Вся его дальнейшая жизнь была связана со школой. Он ценил свою профессию, любил учеников, любил поэзию и сам писал стихи. Многие из них были опубликованы в местных газетах и в сборнике «Бисертские зори», к 275-летию посёлка Бисерть Свердловской области, где в последние 30 лет жил со своей семьей Николай Федорович.

   В нашей семье хранится заветная тетрадь со стихами, которые знакомы с детства, так как отец часто декламировал их, как и стихи других поэтов.

   Он часто вспоминал о своей матери, тосковал о родном доме, о реке, где прошли его детство и юность.

   Широкая, раздольная Ветлуга! Сюда бегали с ребятишками купаться, рыбачить, гоняли со взрослыми плоты вниз по реке, косили траву по берегам. Стихи, посвященные этой реке, пронизаны любовью к родной стороне. Эту любовь отец передал и нам. Мы тоже любили купаться в Ветлуге и зарываться в песок на берегу, лакомиться малиной возле забора, любоваться бордово-красным закатом над лесом и бегать босиком по зеленой лужайке возле дома бабушки.

   Мать, Дарья Яковлевна, была строгой и набожной. Жили они в доме на три окна. Внутри просторная комната с образами в переднем углу и маленькая кухня за русской печью. Стол и деревянные лавки вдоль стен. На окнах белые занавески и горшки с геранью. Некрашеные светлые половицы были покрыты домоткаными половиками.

   Наша мама, Евдокия Савельевна, как и отец, посвятила свою жизнь школе и ученикам. Во время войны служила в войсках воздушного наблюдения. После войны именно на неё пал выбор Николая Фёдоровича, и мама стала для него ангелом-хранителем, оберегая его талант и умея обуздать неукротимый характер отца.

   Его «охота к перемене мест» привела к тому, что мы жили и в Горьковской, и в Вологодской, и в Свердловской областях. Каждое лето ездили в гости к бабушкам. Пароходы, необъятные просторы Волги, стук вагонных колёс, новые города и новые познания - всё это запечатлелось в нашей памяти. Мы с сестрой тоже стали учителями. Две внучки Беловых и трое правнуков — уже коренные уральцы.»

(Из воспоминаний дочерей Ольги и Ирины)

   Фотографии хранят историю. Перед нами незаурядный человек, неравнодушный к происходящему, имеющий свой собственный голос и поэтический стиль. Умное, строгое лицо. Черные волосы, откинутые назад, открывают высокий лоб. Большие серые глаза, темные брови вразлет.

   Такой человек появлялся на концертах в клубах Горьковской области. В военной гимнастерке, стройный, поджарый с гудящим голосом. Вот так писала о нем тогда местная советская газета:

   «...Особенно следует остановиться на выступлениях директора Глуховской школы Н.Ф.Белова. Товарищ Белов, как певец и чтец, обладает очень хорошими голосовыми данными. Он прочел несколько произведений Гоголя, Маяковского, Твардовского, Михалкова, спел без аккомпанемента русскую народную песню «Эй, ухнем!», обнаружив при этом врожденную музыкальность и хорошую смысловую отделку. Товарищ Белов просто, доходчиво и предельно выразительно передает литературный материал самого различного содержания - от сатирической басни до героики. И все у него глубоко продумано, согрето подлинным человеческим чувством».

   Таким он был и на сцене, и у школьной доски: требовательный, эрудированный, не расстающийся с книгой.

Стихотворения Николая Фёдоровича Белова

КТО Я?...

Сын природы полудикой,

Ветеран войны великой,

Русской грамоте учен;

И, поскольку просвещен,

Полонен судьбой и Богом,

Стал я школьным педагогом.

Принял статус от гражданства,

Просвещал и вразумлял,

Избегал политиканства,

«Не вступал», «не состоял».

Быть не мог я скорпионом

Или хищным упырем,

Но бывал я плотогоном,

Лесорубом, косарем!

Я кого-то ненавидел,

А кого-то уважал,

Может быть, кого обидел...

Что посеял, то и сжал.

В МИЛЛИОНАХ РЯДОВОЙ

Висит на стенке фото,

Глядит с него солдат.

Глядит солдат сквозь годы

Из пекла грозных дат.

Давно сражен гранатой,

Давно зарыт герой

Саперною лопатой,

Смоленскою землей.

Он рос в краю зеленом,

В таежной глубине,

Рожденный плотогоном

В ветлужской стороне.

Где радугу поили

Глухие плеса рек,

И сернисто зноили

Делянки лесосек;

Где плесы за затоны,

Откосы да луга.

Дымили плотогоны

Месяцу в рога;

Там ухали артели,

Звенели топоры,

Нащупывали мели

Проворные багры.

Там выцветило детство

Ему скупой узор,

Там принял он в наследство

И робу, и багор;

И в горы бил, и в луги,

Из потной кепки пил,

На заплесках Ветлуги

Сошилил и травил.

Удерживал, где надо,

Не сбрасывал с плеча,

Испуганно не прятал

Пред бурею лица;

И чуть девичью косу

Заметил по весне…

А жизнь вела без спросу

К неслыханной войне.

В пучине лихолетий,

В смятении тревог

Орду фашизма встретил

И сделал все, что мог.

Тяжелыми шагами

Отсчитывал бои;

Текли под сапогами

Кровавые ручьи.

Делил он с нами беды,

Он с нами победил,

Лишь радости победы

Всеобщей не делил.

В грядущие столетия

Примером боевым

Ушел он в сорок третьем

В миллионах рядовым.

1945 год, Красный Яр

УТЕШЕНИЕ

Погиб он. Можно ли сказать:

- Не плачь, не надо!?

У сердца скорби не отнять,

О, мать солдата!

Ходили с ним в одном строю

Локтями рядом,

Расстались мы в одном бою

Под Сталинградом.

Тебе чужой, живу, служу,

Дышу покуда;

С твоим я в братской не лежу,

Остался чудом.

Он приказал, чтоб жил я, мстил

За кровь и беды.

И я ружья не опустил

До Дня Победы!

К судьбе твоей нас нет глухих,

О, мать солдата!

Дели печаль среди живых,

Не плачь, не надо!

1969 год, Вологда

ВСПОМИНАЕТСЯ

   Ссылки по теме:

   Статьи рубрики «Уральский характер»

Мы в соцсетях!