Пожалуй, лучшая из моих геологических экскурсий, да и вообще, из всех экскурсий – это поход в кратер вулкана Иджен. Не то, чтобы само по себе побыть в кратере – уникально, но вот в Иджене ночью – это да…

Иджен – это андезитовый вулкан на самом востоке острова Ява. Кратер на высоте 2200 м имеет диаметр около 1 км.

Кратер был заполнен озером после первого задокументированного извержения в 1796 г. Глубина озера 250 м. Температура водички около 40°С.

Хотя все могло бы и не сложиться. Экскурсии в ночной Иджен стартуют обычно где-то в полпервого ночи. Но в отеле перепутали даты, забыв, что новые сутки начинаются в 12 ночи. Однако буквально за полчаса был найден (в полпервого ночи!) новый джип с водителем, правда, ни черта не говорящим по-английски. С другой стороны, в его задание входила только доставка туристов к месту стоянки машин возле вулкана, а там мы были взяты под крылышко местного рабочего, сносно говорящего на ломаном английском. До парковки возле вулкана езды примерно час, потом пару часов (можно и быстрее) занимает подъем к кратеру вулкана. Дорога довольно пологая, хорошо утоптанная сотнями туристов и рабочих, которые работают в кратере вулкана.

Единственный минус – это спуск в кратер ночью. Я вам доложу, удовольствие мало приятное… Никакого освещения, кроме фонариков. Спуск, естественно, никак не оборудован (это же кратер вулкана). Туристы ползут вниз, а те, кто добывает серу – вверх. Не дай бог, кого задеть – улетишь, убьешься, и никакая денежная страховка тебе не поможет.

Но все это быстро забывается, когда видишь, зачем сюда притащился по холоду ночью (да, несмотря на близость экватора, ночью на высоте 2200 м было совсем нежарко).

Больше ни одного вулкана такого на земле нет. Какого такого? А вот чтоб в нем сера горела по ночам и чтоб ее там круглосуточно добывали вручную. По склонам кратера текут потоки самородной серы, которая в процессе окисления горит, и ночью это невероятно эффектно, потому что цвет у пламени – голубой.

Если набрать «иджен» в Яндексе, то вывалится «вулкан с голубой ЛАВОЙ»…. Но меня  для вас неприятные новости: не лава это, не лава! Другие интерпретации тоже не радуют: по Википедии, голубым горит сероводород (о, боги). На канале яндекс-дзена «Непознаный мир» (да-да, с одной буквой Н) ярко-синим горит сернистый газ…. А еще «Сернистые газы выходя на поверхность воспламеняются и вступают в реакцию с кислородом, образовывая сульфур». Где они это взяли и кто этот сульфур, остается загадкой.

Пламя действительно меняет иногда цвет и становится, например, красным с разными оттенками, потому что потоки содержат много примесей вулканических газов: углекислого и угарного, сернистого, серо-, хлоро и фтороводорода, гелия, аргона, азота, водорода и метана.

Истинные фотографы не ленятся нести с собой штативы. Мне кажется, я тоже несла с собой штатив, но воспользоваться им не успевала.

Температура плавления серы, кстати, не такая уж и высокая: всего 112.85°С.

А вот температура в ее пламени уже ого-го – 1820°С!

В общем, в Иджене происходит полный жупел, что есть горящая сера, а также горящая смола, жар и смрад, пекло, смага, адская мука и страшилище на церковнославянском языке:)

Поэтому в кратере Иджена всегда – масочный режим:) Даже, респираторный. Местные, правда, обходятся чаще всего платками.

Поэтому желательно заранее купить респираторы, которые фильтруют вулканические газы, а на обратном пути их можно обменять на сувениры.

Где-то в полшестого утра начинает светать, и самое время посмотреть вблизи на самое кислое озеро планеты. Вода в озере имеет ну ооочень низкое значение pH (обычно 0–0.5, чистейшая серная кислота), а однажды там было зафиксировано отрицательное (!) значение (–0.5) – единственное в истории природных вод на Земле.

Не пей, Иванушка, козленочком станешь.

Сложно поверить, но из этого озера вытекает река! Прямо аналог Байкала, в который, как известно, все реки впадают, а вытекает только одна:) Речка, понятное дело, тоже сернокислотная, и она добавляет неприятностей экосистеме вниз по течению.

За период так называемых инструментальных наблюдений Иджен ни разу не извергал лаву (расплавленную магматическую породу). Его все извержения (первое задокументированное зафиксировано в 1796 г., а последнее – в 1999 г.) были фреатическими, т.е. газовыми. В 1917 г. озеро кипело из-за фреатического извержения, и грязь выбрасывалась на высоту до 10 м. Когда происходят извержения, часть озерной серной кислоты спускается в долину из-за переполнения реки Баньюпахит. В 1952 г. пар из-за извержения вырвался на высоту 1 км. В 1997 г. из-за сильной сейсмической активности вырывающиеся газы даже спровоцировали падение в озеро пролетающих мимо птиц.

К сожалению, ветер был не в нашу пользу и пары постоянно закрывали озеро. Поэтому его истинный бирюзовый цвет увидеть не удалось.

Вы считаете, что у вас тяжелая работа? Welcome to Ijen. Второй главной достопримечательностью вулкана является кустарная добыча самородной серы на единственном сольфатарном поле.

На склонах протянуты трубы, которые направляют фумарольные потоки вниз, где они конденсируются в жидкую серу.

На дне кратера находятся бочки, где происходит конденсация и расплавленная сера выливается в лужи возле бочек, а из бочек с немыслимой скоростью (ее можно «ощутить» на видео в конце) вырываются ядовитые пары с температурой 200–240°С.

Самый зачет – это сфотографироваться на фоне труб и бочек. Типа ты такой смелый, в кратере такого вулкана побывал! Хотя, если бы ты серу там подобывал за 3 доллара в день, вот тогда можно было бы считать себя героем.

Сера очень быстро остывает и кристаллизуется, а потом ее откалывают и складывают в корзины.

Обычно один местный худосочный индонезийский рабочий ростом, в среднем, 160 см (выше себя я вообще никого не видела) несет две корзины серы общим весом 60–80 кг.

Вот этот пародым – это как раз живительная смесь всех вулканических газов, так «полезных» для организма. Средняя продолжительность жизни рабочих где-то 50 с небольшим лет…

Красный уголок для отдыха.

И вот эти корзины надо сначала поднять из кратера вооон туда!

Передышка в пути.

А вот, кстати, и «лестница», по которой впотьмах все спускаются, а некоторые впотьмах и поднимаются, потому что ночью на прохладном воздухе легче работается.

После того, как ты выполз наверх, нужно еще вниз отпахать до станции приемки серы.

Забор ведь не для себя, а для туристов построили.

Некоторые рабочие разоряются (я не шучу) и покупают себе телеги, чтобы облегчить себе задачу (но таких немного) и хотя бы по склону не нести, а везти добычу.

Некоторые даже плевали на серу и возят туристов:) Наверняка, это более доходный бизнес.

Склоны вулкана покрывают слоистые отложения туфов.

Из-за мощной гидротермальной проработки породы вулкана сильно изменены, местами практически до разноцветных глин.

С края кратера уже проступают очертания соседних вулканов.

Все они находятся в старой кальдере Иджен, диаметр которой около 15 км.

Кажется, можно дотянуться до облаков.

Местами чем-то напоминает наш Карабаш.

Чем ниже спускаемся, тем больше растительности. Знакомая настурция!

Кто-то пошел на второй, а может и третий заход наверх.

Станция сдачи серы. Здесь ее взвешивают.

А в этом окошке выдают деньги за товар.

Сера-сырец.

Слоистый образец.

На обратном пути увидели еще одно «средневековое» занятие:)

В общем, друзья, если вас когда-нибудь занесет на Яву, посетите Иджен – эту поездку вы не забудете никогда. Я, так вообще, еще раз хочу туда:)

 

Тем, кто дочитал до конца кино в подарок:) Там в конце засветилась фабрика по переработке серы, но про нее будет отдельное кино.

 

 

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
Ирина Мелекесцева
Всем привет! Меня зовут Ирина. Не претендую на объективность, поскольку все записи субъективны. В поездках не составляю путеводитель, потому что пользуюсь уже выпущенными и гораздо более информативными. Претендую только на то, чтобы в показанных местах побывало как можно больше людей. И если вам захочется туда съездить после моих снимков и заметок - значит дело того стоит.
avatar