Окинава, первые дни

Да простят меня все те, к кому уже пришли холода! Но уж очень мне хочется поделиться своей радостью и впечатлениями от Окинавы, особенно с друзьями, которые уже бывали со мной в Японии, и с теми счастливцами, кому поездка сюда ещё предстоит.

Я решила вырваться из Токио на несколько дней в южные края. Купила билеты, забронировала отель — и вперёд! Сначала мне предстоит четыре дня на главном острове архипелага Рюкю, а потом я полечу дальше — на прекрасный крошечный остров Миякодзима, где ко мне присоединится моя дочь с малышом и мужем.

В октябре на Окинаве начинается своего рода бархатный сезон: нет чрезмерной жары, вода в океане теплая, народу на пляжах немного. Красота! Но сентябрь и начало октября коварны, поскольку в любой момент может прийти тайфун и испортить весь отдых. Конец лета и первая половина осени в Японии — время тайфунов: из тропической зоны Тихого океана приходят мощные ветра, несущие с собой обильные дожди, и, если особенно не повезет, можно просидеть безвылазно в номере отеля несколько дней. Тайфун по-японски звучит как «тайфу» 台風. Скорость ветра может достигать 240 км в час. Оползни, разрушения, жертвы — все эти беды может принести с собой особенно сильный тайфун. Японские метеослужбы умеют прогнозировать тайфуны и заведомо предупреждают о том, что на такую-то часть Японии надвигается опасность под номером таким-то (тайфуны здесь нумеруют).

Я удосужилась посмотреть погоду лишь непосредственно в день вылета. Тайфун.

«Ладно, — подумала я, — буду плавать во внутреннем бассейне и выходить к океану, когда нет дождя». Уже в аэропорту перед вылетом решила на всякий случай проверить, работает ли бассейн в начале октября. Да, было написано, работает, но не в этом году: и во внутреннем бассейне, и во внешнем ведутся технические работы.

Как же я расстроилась! Стала искать другие отели, но потом остановилась – будь что будет: потерять деньги за этот отель и переехать в другой я всегда успею. Вдруг распогодится, и я смогу вдоволь плавать в океане? Тем более в первый день сильного дождя не обещали. Отпущу ситуацию.

Как выяснилось позже, я поступила совершенно правильно. На рецепции администратор сообщил мне с гордостью, что техработы в бассейнах вчера закончились, и теперь ими можно пользоваться. А потом я оценила и прохладу, которую принес с собой тайфун, к слову сказать, совсем не сильный, затронувший остров лишь по касательной. В промежутки без дождя я успеваю поплавать и в океане, и в бассейне, и прогуляться до рыбного рынка. И в номере не жарко даже без кондиционера. В общем, японские боги подложили мне подушек под все углы. Ну какое же спасибо!

Чудеса и приятности начались сразу по прилету. Мы приземлились хоть и непросто (из-за шквалистого ветра), но раньше минут на десять, в 15:25. Я быстро получила багаж и пошла узнавать, как мне добираться до отеля (в одном из отзывов было написано, что из аэропорта идёт очень удобный и быстрый автобус).

Девушка на стойке сказала, что мой автобус отправляется через 3 минуты, и я поспешила на остановку.

В простецком с виду автобусе оказалось два немых пассажира и отменный вайфай, о каком можно было только мечтать в Токио, где у меня постоянно были большие проблемы с интернетом. Вот тебе и край земли!

Через полчаса я заселилась в отель. Я была готова к тому, что он находится в промзоне, поэтому не удивилась обилию производственных зданий и пустошей, мелькавших за окном во время поездки в автобусе. Но, вероятно, если бы я заранее этого не знала и меня привезли сюда с завязанными глазами, то никогда бы и не догадалась: мне сделали апгрейд, поселив на 9 этаже, и из моего окна открывался прекрасный вид на океан. Когда я бронировала себе жильё, я задала в фильтре поиска несколько самых важных для меня критериев:

  • Первая линия у океана;
  • Вид на море;
  • Наличие бассейна;
  • Не в городе;
  • Недалеко от аэропорта;
  • Просторный номер;
  • Высокий рейтинг, от 4 звезд;
  • Адекватная цена.

Ночная жизнь меня не интересует, гулять по городу в мои планы не входило — меня интересовало только плавание и комфорт.

Все это я получила, и даже больше: множество мелких деталей (залежи пушистых халатов и полотенец, пляжные тапки, весы в номере, кофе и чай и пр.) весьма способствуют тому, чтобы чувствовать себя обласканной вниманием, а значит, получать дополнительные бонусы к отдыху.

Японское гостеприимство и сердечность сильнее, ярче ощущаются в провинции, на удалении от Токио, где, безусловно, люди тоже очень добры, но более сдержанны. Здесь же, на Окинаве, общение между людьми особенно теплое. Сегодня, например, была такая ситуация: я захотела как-то отблагодарить славную пожилую тетушку, которая так старательно убралась в моем номере. Чаевые здесь не оставляют, так что я преподнесла ей крошечную матрешку. Видели бы вы, как она растрогалась! Начала меня благодарить, бросилась к своей тележке и отдала мне все пачки кофе, которые там были. Передать нюансы японского обмена благодарностями не просто, и мы долго говорили друг другу любезности, пока, наконец, тётушка не прослезилась от избытка чувств. Увидев её влажные глаза, я и сама чуть не заплакала. Очень это было трогательно.

Знаете, почему я особенно люблю Японию? За то, что здесь очень просто быть вежливой. Для меня это естественное состояние, но в России, как ни странно, ты не всегда можешь полноценно выразить свои чувства и ощущения по отношению к другим людям: поклониться чужому человеку в общественном транспорте только потому, что он на тебя мимоходом взглянул; извиниться, выходя первым из лифта; улыбнуться незнакомцу, сидящему за соседним столиком в кафе. Здесь, в Японии, чувство общности и уважения к остальным превалирует над свойственным нам выпячиванием собственного «я»: японец всегда отказывается от «я» в пользу своего визави.

Сиса — окинавский лев

Когда упоминают Окинаву, первое, что сразу всплывает в сознании, это красные черепичные крыши и пара львов — один с закрытым ртом, другой — с открытым.
Черепичные крыши из красной окинавской глины называются акагавара. Они очень крепкие и способны противостоять тайфунам, которые в этих краях не редкость.
На крышах часто можно увидеть статуэтки одного или двух странных животных, некий гибрид льва и собаки. Это сиса — окинавский лев, ставший одним из символов этого региона.

Согласно официальной версии, образ сиса пришел из мифологии. Благодаря статуэтке сиса, окинавскому королю удалось победить страшного дракона, терроризирующего жителей страны. Дракон так удивился, увидев непонятное существо, что отломил осколок скалы, который его и придавил.

Но я слышала и другую версию от одного знакомого японца. Эта версия гласит, что когда-то правителю королевства Рикю везли на корабле пару львов. Те в дороге умерли, и воссоздать их образ пришлось по устным рассказам. Признаться, мне вторая версия нравится больше и кажется правдоподобней.

Львов сиса можно встретить повсеместно — начиная от ворот в дом, где они исполняют охранную роль, на скатах или по углам крыш. Один лев держит все хорошее в закрытом рту, другой устрашает открытым, отгоняя любое зло. Сиса можно было бы назвать окинавской горгульей — местоположение на крышах и функционал один, разве что не служат водоотводом.

В магазинах парочка львов сиса — самый ходовой сувенир. Туристы охотно покупают сиса, и как напоминание о поездке, и как талисман, оберегающий от неприятностей.

Остров Мияко

Выражение «поехать к морю» или просто «на юг» для нас, уральцев, волею судьбы заброшенных в самую сердцевину материка, звучит как перезвон рождественских колокольчиков на санях деда Мороза. Праздник, которого ждёшь всю эту затяжную, безразмерную зиму, натянутую на осень и весну.

Живущим у Большой воды этого не понять, и многие из них ни разу за лето не купаются, да и вообще, пропускают все самое лучшее — и солнце, и воду, и песок.
Мое детство было счастливым: каждое лето мы ездили с детским садиком на море. Гудаута, Новороссийск, Гагра, и ещё какое-то место с игривым названием, кажется, Кабардинка? Да, загуглив, удостоверилась: так и есть, Кабардинка. Написанное буквами, это слово воспринимается совсем иначе — чужим, официальным, а сказанное вслух, сразу же вызывает в памяти старую черно-белую фотографию, на которой молодая прекрасная мама с задорной улыбкой, любимый дедушка в валяной шляпе с бахромой — тоже молодой, подтянутый, и мы с сестрой, изо всех сил старающиеся смотреть в объектив через зажмуренные от ослепляющего солнца глаза. Мы стоим на берегу моря и фиксируем счастливый момент встречи самых дорогих друг другу людей в самом лучшем на свете месте — у моря.

Так с тех пор и повелось: каждое лето непременно провести хотя бы пару недель, а лучше месяц или два — на море.

Наверное, имя Марина («морская») мне дали не случайно. Я всегда купалась безудержно, не вылезая из воды по несколько часов. Ещё лет в шесть заработала себе воспаление среднего уха, которое долго лечили, опасаясь глухоты.

Теперь мой прежний запал пропал: смелость уступила место осторожности. Многокилометровые заплывы вглубь и вдоль моря давно забыты, и я, опасаясь ядовитых медуз, волн или внезапной судороги, плещусь в огороженной для купания зоне — хоть в Болгарии на Черном море, хоть в Испании на Средиземном, хоть в Тихом океане на Окинаве.

Когда этой осенью я собиралась в Японию, лелеяла в душе дерзкий план рвануть к океану. Так казалось — «дерзкий план», «рвануть». На деле все вышло гораздо спокойной и проще: купила билеты себе и Маше с Максом Коя, забронировала квартиру и вылетела раньше на четыре дня на главный остров — Окинаву, чтобы позже встретиться с дочерью и внуком на острове Мияко.

Мне хотелось немножко моря в одиночку. Чтобы не спешить, приходить, уходить, плавать, когда и сколько захочется. В общем, я устроила себе четырехдневное свидание с любимой солёной водой. И я действительно почти всегда была в море одна: из-за тайфуна мало кто приходил купаться, когда не было солнца и накрапывал дождь.

Пляж около нашего отеля называется «Би-Би-бич» (美美ビ-チ) — «прекрасный-распрекрасный пляж». Это городской пляж, очень просто, но отлично оборудованный: в скромных отдельных домиках туалеты, душевые, камеры хранения. Мужская и женская зоны с разных сторон от главного входа. Отдельно кафе и ненавязчивый магазинчик. Постоянно негромко звучит музыка — или традиционная окинавская, или приятный джаз. Множество столов со скамьями под навесами. Особый колорит и очарование этому месту придаёт горбатый мостик, который хочется бесконечно фотографировать.

Купаться можно только в зоне, обозначенной цепью пенопластовых цилиндров. Помню, в одном из отзывов об отеле кто-то из русских туристов раздраженно написал, что в таком месте купаться неприятно: что, дескать, море по колено, простору нет. Что ж, для русского сначала простор, свобода, для японца — целесообразность и безопасность. (Не потому ли в Японии борьба с ковидом гораздо успешней?)
Во всяком случае, меня ограниченность пространства не беспокоила. Я плавала свои полтора километра вдоль понтонного ограждения и наслаждалась водой и движением. Жаль только, что большая часть моих заплывов пришлась на отливы, когда океан серьезно отступал, и становилось действительно мелко почти на всей акватории, дозволенной для купания.

Каждый час музыка прерывалась и серьёзная девушка объясняла, почему не стоит купаться в подпитии и в необорудованных местах. Сеточное ограждение — это серьёзная защита и от хищных рыб, и от жалящих медуз. Акулы, кстати, могут заплыть на глубину 50 см. В общем, остерегаться имеет смысл.

В первый день солнышко лишь иногда проглядывало сквозь стремительно несущиеся облака.

Я зашла в воду и почувствовала, как счастливо встретились две идущие друг другу навстречу волны — морская снизу и моего абсолютного блаженства сверху.

В такие моменты дети визжат от восторга, девушки попискивают, старики одобрительно мурлыкают что-то себе под нос, а я просто замерла в абсолютном немом счастье. Я бы и пищала, и визжала, и кричала бы, но я же в Японии, где приличия превыше всего!

Вдруг передо мной весело начали выскакивать из воды стайки крошечных прозрачных рыбок, образуя серебристые радуги. Они словно зазывали меня поскорее броситься в воду. И я поплыла.

Шелковая вода цвета была необыкновенного. Обычно аквамариновая — под ярким окинавским солнцем, в этот пасмурный день у неё был благородный жемчужно-дымчатый бирюзовый оттенок.

На глубине плавала я одна. Несколько отдыхающих в необычных для нас купальных костюмах — с закрытыми руками и даже ногами — плескались у берега, детки чинно сидели в надувных кругах, исподтишка поглядывая на странную тетку НЕ-японку, бесконечно наматывающую круги у самой кромки понтонов, огораживающих зону купания.

Из четырёх дней, проведённых в окинавском отеле, два я была на пляже одна. Мне было очень жаль ответственных спасателей, которые из-за меня вынуждены были покидать свои домики-укрытия. Они забирались на высокие стулья и, мужественно терпя бешеный тайфунный ветер, бдительно следили за мной, чтобы я ненароком не захлебнулась и не утонула на детской глубине с недетским ветром.

Последний день на Окинаве был солнечным, а океан пронзительно синим с ярко-бирюзовыми проблесками.

Теперь я на Мияко и жду встречи с прекрасными пляжами и лагунами, чтобы сфотографировать их и познакомить вас с красотой здешних мест.

Мамору-кун — достопримечательность Мияко

Одна из забавных достопримечательностей Мияко — Мамору-кун («охранитель»).
Первый появился довольно давно, когда остров Мияко был глубоким бедным захолустьем. Кому-то пришла в голову идея сделать для экономии взамен оплачиваемых полицейских куклу в человеческий рост. Куклу назвали Мамору-кун. Кто бы мог подумать, что спустя несколько десятилетий Мамору-кун станет одним из символов Мияко и, благодаря ему, разовьётся целая сувенирная индустрия?

Сейчас на острове 20 статуй нелепого бравого охранителя. Все они считаются братьями, у каждого есть имя. Рост у кукол-статуй 180 сантиметров, вес 5 кило.
Изначально делали Мамору-кунам лицо «кимо» — устрашающих нарушителей порядка уродцев кимотиваруй, теперь появились и «красавчики».

На острове мало светофоров, поэтому статуи Мамору-кун, стоящие на нескольких перекрёстках, как бы заменяют регулировщиков, призывая автомобилистов быть бдительными и соблюдать правила движения.

Девушки любят с ними фотографироваться, туристы (и я, в том числе), высматривают новых Мамору-кунов.

Изображения этих смешных блюстителей порядка можно встретить в любом сувенирном магазине — на брелках, чашках, открытках и т. д. Они пользуются бешеной популярностью и любовью, про них сочиняются смешные или трогательные истории. Так, десять лет назад у Мамору-куна появилась девушка Маруко-тян, и теперь кое-где их можно увидеть вдвоём.

Из забавных фактов можно упомянуть еще один: одного Мамору-куна «отправили в командировку» на остров Тарама (он достаточно далеко).

Остров Курима

Это место считается лучшим для любованием закатами. Догадайтесь, почему.

Автор: Марина Голомидова

Исходный текст: https://www.facebook.com/marina.golo/posts/10159653507823945

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments