Есть у меня сформировавшаяся уже давно традиция прогуливаться с фотокамерой еще до восхода солнца. Безлюдные тропы и одиночество помогают проникнуться предрассветной лирикой природы, насладиться ее медленным пробуждением и, как следствие,  настроиться на творческий режим мышления. И было бы наивным полагать, что последнее утро перед отъездом из Адыгеи я проведу как то иначе.

Поднятый с топчана бесцеремонным стуком в дверь охранник сонно докуривал сигарету у шлагбаума заповедника, нервно вглядываясь в ускользающую от взора туманную дорогу. Его полукругом обступили пять мужчин, страждущих получить пропуска в зону заповедника.

«Непонятно зачем в такую рань переться сюда?!» — недовольно буркнул он под нос и сплюнул сквозь зубы.

«Вообще-то вы работаете для нас, так что не пора бы вам выполнить свои обязанности перед нами» — грубовато парировал водитель Амарока.

Охранник не нашел что ответить на правомерное замечание и обреченно побрел в сторону домика КПП.

«Когда облако-то рассеется, не знаете?» — с надеждой спросил высокий худощавый парень, лицом напоминающий Джона Леннона.

«Это горы, тут невозможно ничего предугадать» — хмыкнул в ответ я.

Дощатый пол новенького домика КПП гулко заскрипел под ногами, когда очередь из туристов зашла внутрь. В унисон ему на стеклянных стеллажах просторного холла зазвенели разнообразные мелкие сувениры, словно привлекая к себе внимание потенциальных покупателей. Но для меня они не представляли интереса, потому что вряд ли они могут создать конкуренцию воспоминаниям – самому ценному артефакту, привозимому  из путешествий. Быстро ответив на короткие вопросы о цели и продолжительности пребывания в заповеднике, и заплатив взнос, я получил долгожданный клочок бумажки, признающий мое полное право на нахождение на территории Северокавказского биосферного заповедника. Оставшиеся полтора километра до начала пешего пути я практически пролетел на железном коне, так мне не терпелось размять еще не проснувшийся организм. Рюкзак на спине, камера в руках. Вечно зудящие ноги несут меня к первой смотровой площадке, организованной рядом с крытой беседкой. «Эх, опять этот чертов туман!» — разочаровано проносится мысль при взгляде на повисшее на уровне глаз облако. Внизу-то солнце, а здесь опять сумрак…

Для меня сегодня нужно понять, что же это за удивительная страна Лаго-Наки, о которой восторженно пишут все без исключения, кто здесь побывал. Поэтому погодные условия вторичны.

От раскисшей от дождей дороге, тянущейся вдоль края долины между двумя балками, я устремляю свой шаг к табличкам однодневного пешего маршрута.

Да, он самый простой, и подходит даже для детей грудного возраста. Но у меня нет, к сожалению, на другой трек времени. О 60-ти километровом экстремальном походе к Черному морю остается только лишь мечтать.

Тем временем, тропка начинает брать левее и начинает легкий подъем на холм.

Здесь останавливаюсь в нерешительности. Тропа здесь делится на две еле видимых тропинки. Одна ведет к лесочку прямо, а вторая, с указателем, уходит правее и теряется в тумане. Ну вот, уже становится интересней. Выбор очевиден. Нужно идти туда, куда не надо. Уверенно ныряю в мокрый лес и выхожу на небольшую площадку. По бокам еще видно скальные образования, а вот впереди сырая мгла.

Пока для глаз нет раздражителей, в работу включается другой орган чувств – слух. На него давит тишина, которая изредка нарушается трепетом травы. Этого безмолвия и покоя так порой не хватает в вечно гудящем городе.

Тропа вновь ускользает в лес, за которым вскоре начинают проглядываться очертания ретранслятора.

Самое время включить художественное воображение, глядя на табличку с изображением горных хребтов, виды на которые открываются со скамеечки под боком.

Глядя на пролетающие в тумане силуэты птиц, я присел на зрительское место, промочил горло глотком бодрящего чая и погрузился в свои мысли в ожидании начала спектакля.

За размышлениями о роли комочков в манной каше в социуме незаметно прошли 10 минут полусонного ожидания. По плато прокатился еле слышимый ропот травы, похожий на шепот зрительного зала, и по мановению невидимого конферансье начали расходиться туманные портьеры.

Буквально за считанные минуты декорации вокруг полностью поменялись. На смену полумраку пришел яркий солнечный свет, окрасивший плато в изумрудно-зеленые тона, подчеркнутые ультрамариновым цветом утреннего неба.

По правую руку открылась взгляду долина, заполненная туманными озерами. Бархатное покрывало лесов в ней протянулась от склонов плато к подножьям Кавказских хребтов, гордо возвышающихся над облаками. Полная иллюзия полета над землей.

С холма, на который я поднимался недавно, стали доноситься голоса людей и воздух взорвался от протяжного завывающего звука двигателя модели самолета. К сожалению, не все ценят тишину и покой дикой природы, привнося сюда свое беспардонное «Я».

И вот вроде бы всё задуманное на это утро удалось, и пора бы собираться обратно, но всегда хочется увидеть чуть-чуть больше, зайти чуть-чуть дальше, остаться на чуть-чуть дольше. И с желанием этим совладать ой как трудно.

Повинуясь внезапному порыву, направляюсь по тропе дальше. Буквально через несколько сот метров в земле обнаруживаю подобие провала, заполненного травой и снегом. Удивительно, что высота то всего 1900 м.н.у.м, а снег здесь не успел стаять к августу.

Тропа убегает вдаль среди разнотравий. Цветы только-только открылись теплу солнца и источали невероятно сладкий аромат. К ним, уже спешили трудолюбивые пчелы, создавая своими полетами необыкновенную атмосферу дикого луга.

Вскоре показался сад камней. На картах он не отмечен, и про него я даже не знал. Каменная россыпь очень органично смотрится в желто-зеленой растительности.

От сада по направлению к лесу уходит каменная дорожка, созданная самой природой. В надежде на что-то необычное я отправился по ней. Насколько я представлял, она должна привести к краю утеса.

Идти старался исключительно по камням, так как трава достигала здесь высоты моего роста, а между каменными валунами коварно в зелени прятались глубокие каменные провалы. Один неверный шаг и можно легко сломать ногу при падении.

С утеса виден обрыв, на краю которого я недавно восседал в позе задумчивого путника.

Над  хребтом вновь заструилась облачность. Нужно бы возвращаться до того, как оно накроет плато вновь. Нужно отметить, что каменную тропу назад я нашел с трудом. С этого ракурса она была не так отчетливо видна, и я потерял достаточно времени, чтобы, наконец, выйти на нужное направление.

По выходу из лесочка я обнаружил, что горизонт скрылся в серой массе туч и надежды увидеть ледяные вершины Оштена не осталось.

Обратно я возвращался уже по маркированной тропе, которая шла левее ретранслятора. Даже, несмотря на угрюмость погоды, страна Лаго-Наки продолжала играть разноцветными летними красками.

По левую сторону от тропки, в том месте, где она раздваивается, находится глубокая каменная расщелина. В утреннем тумане я ее не заприметил.

К краю подходить рискованно – по скользкой земле и камням легко улететь вниз.

На пути повстречалась группа туристов, уходящая в сторону Инcтрукторской щели. От нее, насколько я осведомлен, входят на гору Оштен.

И если для них всё только начиналось, то моя утренняя прогулка подходила к своему логическому завершению.

Покидая стоянку у КПП заповедника, в душе появилось какое-то странное ощущение незавершенности, словно я что-то не успел сделать или увидеть. И забегая вперед, скажу, что оно так и сохранилось до самого момента написания этого очерка. Не означает ли это, что Лаго-Наки зовет к себе вновь в гости? Кто знает, кроме разве самих каменных стражей Кавказа

На спуске последняя остановка, чтобы попрощаться с горами. До скорой встречи! Мы здесь не в последний раз!

Погода к моему возвращению в отель разыгралась. От вчерашней продолжительной грозы не осталось и следа. Очень не хотелось уезжать отсюда и провести бы еще пару дней, но впереди нас уже манило морское побережье Крыма, дорога к которому оказалась совсем не простой.

Но все же, последний аккорд нашей Адыгейской симфонии был отыгран не в горах, а в ущелье Хаджохской теснины, расположенной на въезде в Каменномостский.

Место необычно тем, что река Белая пробила себе широкую улицу прямо в камне за тысячи лет своего существования. Теперь отвесные стены нависают над рекой, словно фасады городских кварталов над асфальтом узких дорог городов.

Мы решили не идти по коммерческому маршруту, а прогулялись по тропе, берущей своё начало в конце улицы Комсомольской. Тропа порой имеет крутые спуски, но вполне преодолима для всех возрастов.

Местами деревья в буквальном смысле нависают над обрывом. Как они не падают, остается загадкой.

Обходя все эти места, ловишь себя на мысли, что пейзажи напоминают джунгли, и вполне могли бы быть использованы для съемок какой-нибудь приключенческой истории.

На этом месте заканчивается очередная история наших семейных авто-путешествий. Пожалуй, заключительная часть очерков даётся всегда невероятно трудно. Поставив точку на бумаге, мысленно ставишь точку в воспоминаниях, пережитых эмоциях, и самое главное, точку в этапе жизненного пути. Звучит несколько фатально. Именно поэтому я предпочитаю ставить многоточие и использовать прожитое как фундамент к следующим свершениям и событиям. Чем больше путешествую, тем больше осознаю, насколько наш мир разнообразен и интересен, и упускать шанс узнать о нем что-то новое, я считаю преступлением против своей собственной жизни…

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar