Русско-татарская Елабуга отсюда, с Урала, виделась холодной, колючей, серой и непременно угрюмой. Знала про нее то же, что, наверное, и большинство: 31 августа 1941 года здесь поставила последнюю земную точку Марина Цветаева.

Раннеавгустовский город оказался светлым, безудержно чистым и, как и многие бывшие купеческие городки, абсолютно неторопливым. Все музейные ценности — почти на одной прямой. Обреченные смотрительницы тщательно записывают в школьных тетрадках «персональные данные» туристов, особо интересуясь, откуда прибыл. Исключительно для отчетности.

Дом-музей Марины Цветаевой

Дом, где Марина Ивановна провела окаянные 10 дней (всего десять дней!!!) — единственный живой свидетель ее присутствия в этом городе. Музеем он стал только в нынешнем веке, до этого будто боялся говорить вслух о неприкаянной. Из живого в музее — крохотная записная книжка. Она была в кармане фартука, в котором Марина вышла в мокрые стылые сени в свой черный час. В нем ее и похоронили. Где-то на кладбище.

Он совсем крохотный — домик. Сейчас — прилаженный-приглаженный, в спальне исступленно крахмальные наволочки, строго заправленные кровати, чинно висящие/стоящие предметы быта, «воссоздающие эпоху». Среди многочисленных документов — ксерокопия письма Мура, понимающего и объясняющего поступок матери. Рядом с домом помпезный постамент, где среди белокаменных колонн — бюст Марины Цветаевой. Недалеко — церковь, где ещё видны следы росписи Василия Верещагина: здесь в 1990 году Марину отпели. Сегодня в Елабуге ее поминают.
…Нежней и бесповоротней
Никто не глядел Вам вслед…
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих лет.

Елабуга, которую вы, возможно, себе не представляете

Кроме печали цветаевского ухода, припечатавшего Елабугу, в ней много простых земных радостей. Город оказался легким и радушным. Здесь родовое гнездо Шишкина — дом с окнами на Каму и Тойму: глаз захлебывается от ста оттенков зеленого, тех самых, что навечно поселились на шишкинских полотнах. Здесь начинал свое служение великий Бехтерев и прожила последние тридцать лет Надежда Дурова.
Гуляя по старому парку, не сразу понимаешь, что перешагнул ограду кладбища. Троицкий погост жив благодаря похороненной здесь кавалерист-девицы. Советская власть была к ней удивительно благосклонна: поставила огромный камень на месте упокоения. Надгробные же плиты с именами почтенных купцов и городских благоустроителей беспамятно валяются поодаль.

Центральная улица исторической Елабуги — сплошь купеческие особняки. Многие, несмотря на почтенный возраст, по-прежнему бравы и служат городу. Иные наглухо отгородились от времени коваными ставнями и воротами. Идя по Казанской мимо новых музеев и старых домиков, печально-живописных развалин индустриализации и Кремлевской стены с крохотным Лениным, вознесенным на высоченную стелу (один из первых памятников, 1925 год), обязательно дойдешь до памятника купеческой чести и достоинства. Европейски-красивое здание университета построила в начале ХХ века в память о муже-меценате его вдова.

Анфилада полуживых, но величественных православных храмов лучше всего видна с Чертова городища. Елабужские миллионщики могли позволить себе пригласить для росписи обители известных живописцев, в том числе Василия Верещагина. Летняя Елабуга — приветлива и обаятельна. В ней много фонтанов, парков, укромных аллей, огромных стульев. Есть даже свой красный двухэтажный автобус, катающий детей. А еще это город живых флюгеров и незапертых ворот, за которые можно тихонько заглянуть.

Город на букву Е.

Автор: Наталия Подкорытова

Исходные тексты:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=4388307381215935&id=100001101498469
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=4645298045516866&id=100001101498469

Другие статьи этого автора:
Тишайший Суздаль

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments