Десятилетиями имя учительницы немецкого языка Валентины Александровны Бояршиновой гремело по Очёрскому району как символ педагогического трудолюбия и долголетия. Её уважали и продолжают обожествлять бывшие ученики за честность и любовь к детям (из книги А. Дубровина «Свет очёрских лампад», Пермь, 2009.)

В 2020 г. моей маме Валентине Александровне Гусевой (Бояршиновой) исполнилось бы 100 лет. Она родилась 23 февраля 1920 г. в заводе Очёр Пермской области, в тифозном бараке. В 1919 её родители Вера Дмитриевна и Александр Васильевич были мобилизованы в Красную Армию, служили в 30 стрелковой дивизии В. К. Блюхера в телефонно-телеграфной роте.

Клюквы и лимоны

Годы юности моей мамы  прошли в Свердловске. Окончив школу, она поступила на отделение иностранных языков  учительского института.

1936 год выдался для Вали очень трудным. Едва начав учёбу, она тяжело заболела. Причиной послужила прививка от тифа – без неё студентов не заселяли в общежитие. Поскольку Валентина итак родилась в тифозном бараке, прививка была излишней.
У неё воспалились все лимфатические узлы, температура не спадала почти восемь месяцев. В итоге мама Вера забрала её домой, под расписку. Вылечиться помог старичок-профессор – он рекомендовал есть побольше лимонов и клюквы, а ещё  – неистребимая любовь к жизни и лошадям. Так закалялся характер будущей учительницы.

Кавалерист-девица

В годы учёбы Валя была старостой группы. В её обязанности входило охватить кружковой работой всех студентов, плюс каждый обязан был вступить в общество ОСОАВИАХИМ. Сама она выбрала конно-спортивную секцию.

Занимались в выходные и после учёбы,  четыре раза в неделю. Ещё дежурили в конюшнях: чистили лошадей, убирали стойла, разносили корма и питьё. Работа в кружке была организована серьёзно: студенты учились стрелять с лошади, разучивали элементы джигитовки, готовились сдавать нормативы на звание «Ворошиловский стрелок». А ещё – тренировали своих подопечных выполнять различные команды. Обязательно должны были уметь правильно их снарядить, при необходимости – оказать первую медицинскую помощь. С курса в кружке занимались шесть девушек и трое юношей, все показывали приличные результаты и успешно сдали нормы на значок «Ворошиловский всадник».

Парад в Свердловске 1 мая 1939 г..
Парад в Свердловске 1 мая 1939 г. Валентниа Бояршинова — третья слева

1 Мая 1939 года фотокорреспондент газеты «Вечерний Свердловск» запечатлел  на параде группу всадниц. На фото мама на своей Венере третья справа.

Осенью того же года  пять достойных всадников стали участниками III Всесоюзного слёта конно-спортивных соревнований в г. Новочеркасске, в их числе была и Валентина Бояршинова. Приветствовал слёт кавалеристов прославленный маршал Советского Союза, легендарный герой гражданской войны, организатор и создатель Первой конной армии Семён Михайлович Буденный.

Первый класс

В. А. Бояршинова, 1940 г.

После окончания института, в 1940 году,  Валентина Александровна была направлена по распределению в школу г. Красновишерска (Молотовская область) учителем немецкого. Её учениками стали спецпереселенцы, немцы с Поволжья, по возрасту – почти её ровесники. Остроумные, обозлённые на всех и вся, честные – по детским понятиям – они славились своими проделками и полным отсутствием дисциплины. Учить этих «волчат» было трудно и, наверное, страшно.

Провожая юную учительницу на первый в её жизни самостоятельный урок, литератор Нина Николаевна Гулина пожелала ей удачи и пошутила – в класс Валентина Александровна зашла с улыбкой. Этот урок она запомнила на всю жизнь:

«Первый день в  7 «В»  стал настоящим экзаменом для меня. Захожу  в класс и слышу всеобщий выдох. Что такое?
– Нам сказали, что придёт  «немка» злая-презлая. А раз пришли с улыбкой – значит неправда.
– А это ещё что такое? – На столе лежала дохлая крыса.
– Следующий урок у нас биология, мы должны её препарировать. Мы думали, вы, как Ирина Николаевна, заскочите на стол.
– Давайте познакомимся. Меня зовут Валентина Александровна. А вас я узнаю по работе. Мои требования к учёбе: спокойно работать, выполнять план урока. Если вы отнимите от урока 5–10 минут, я отниму их у вас в перемену. Или будем заниматься после уроков. Договорились? Можно начинать урок?
– Начинайте.
Только открыла рот – по классу разнеслось: «Шу-шу-шу». Сама думаю: только бы выдержать.
— Что, подождать с уроком?
– Нет, продолжайте.
Всё повторилось сначала. Только открываю рот, опять: «Шу-шу-шу».
– Вы мне хотите что-то сказать?
– А вы знаете, как у нас проходили уроки?
– Нет, не знаю.
– Первую половину урока нам читали нотации, во вторую мы готовились  для следующих нравоучений, давали зарядку этим нотациям…
Сердце у меня встало на место. Всё толково объяснили – нормальные дети.
– Но я же сказала: никаких нотаций я не читаю, а жду тишины и рабочего настроения. Можно продолжать урок?
Эти сорок пять минут стоили мне здоровья. Костяшки пальцев онемели, потом долго болели, – так крепко я держалась за спинку стула. Но дело пошло. На следующих уроках мы успевали с детьми пересказывать тексты, петь песни, читать стихи, играть. К Новому году уже шили вместе костюмы, ставили спектакль, готовили угощения, украсили ёлку».

Так немцы с Поволжья признали её своей. «Вы же наша  немка»  говорили ей ребята.

А летом началась война…

Немка

В 1942 году Валентине Александровне пришлось вернуться в Очёр, в дом деда Дмитрия Степановича Балахонова – по семейным обстоятельствам: скоропостижно, в командировке, умер её отчим, трое братьев были призваны на военную службу, а мама с младшим сыном голодали в Молотове.

В родном заводском посёлке Валентина Александровна продолжила учить детей языку врага. Кличка «немка», данная ребятами в Красновишерске, прочно закрепилась за ней – за прекрасное берлинское произношение, за светлые-светлые волосы и ясные глаза, за прекрасное отношение к людям.

Очёрская средняя школа-«восьмилетка» в годы Великой Отечественной войны

Более тридцати лет она отдала работе в Очёрской средней школе № 1. Ученики любили её, и не только за знание немецкого и педагогические приёмы. После уроков Валентина Александровна часто водила детей в походы, показывала им красоты родного края, проводила слёты юных туристов.

Даже выйдя на заслуженный отдых, она продолжала трудиться на общественной работе: возглавила секцию народного образования при музее им. А. В. Нецветаева, продолжала вести летопись родной первой школы, принимала деятельное участие в создании областного музея народного образования при институте усовершенствования учителей в Перми. Имеются и трудовые награды: медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны»,  «За трудовое отличие», «Ветеран труда».

Одна из её учениц, Нина Гордийцева, посвятила любимой учительнице стихи:

Уроки Немецкого

Для Вас седло и стремена

Под стать кавалерист-девице.

О, да! Бывали времена!

Теперь Вам это только снится.

Мы хулиганили везде –

Озорники и непоседы.

А Вы держали нас «в узде»

За дружелюбною беседой.

Я помню наш девятый «А»,

Урок немецкого «на воле»

Мы в школьном сквере «на ура»

Копаемся в чужом глаголе.

Нам пташки внешние поют,

У нас тетради на коленях,

Листочки зеленью цветут,

Мы занимаемся без лени!

Сидим недвижно, как дубы;

И птичья трель – в мажоре скрипка,

У нас нахмуренные лбы,

У Вас – добрейшая улыбка!

Ах, юность! Сколько с той поры

И зим, и вёсен отшагали.

Но наши школьные дворы

Забудутся для нас едва ли.

Вам ныне грянет юбилей –

Он так велик и грандиозен!

А мы ещё на много дней

Вам многолетия попросим!

Рецепт напишет доктор-ас

Знакомою латинской буквой.

Лекарство ж лучшее для Вас –

Рысистый конь, лимон и клюква!

Портрет В. А. Гусевой, рисунок С.А. Касьянова

 

Меня всегда поражало поколение моих родителей: мужественных, стойких, целеустремлённых, стремящихся к знаниям, великолепных собеседников, умеющих дружить, быть нужными людям и обществу. Сегодня, в юбилейный год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне и 100-летия моей мамы я говорю СПАСИБО, что такие замечательные люди были в моей жизни. Мама прожила 92 года и, как она говорила, счастливую жизнь. Сергей Алексеевич Касьянов коллега по работе нарисовал её портрет с фотографии. И сейчас её бывшие ученики, которым уже от 70 до 90 лет, встречая меня, говорят: «Вы Рита? А мы учились у Вашей мамы». И продолжают разговор на немецком языке. Мне, конечно, приятно, что её помнят  до сих пор.

 

Автор: Маргарита Карелина, фото из личного архива

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments