Я помню похороны Василия Шилова – когда в феврале 2000 года его привезли домой в цинковом гробу, и у кинотеатра «Восток» прошёл траурный митинг. Было много народу. Люди не скрывали слёз. Видно, так небу было угодно, чтобы ровно через  13 лет, день в день, мы встретились с Александром Оробей, сослуживцем и другом Василия, и вспомнили наших парней-земляков. 

Вы видели когда-нибудь, чтобы мужчина плакал? Рассказывая о боях в Грозном, о погибших друзьях, Александр не пытался скрывать слёз. Часть его рассказов я запомнила и уже тогда поняла, что должна обязательно написать о том, как бились наши парни. Тем более что участники боевых действий – Великой Отечественной, Чечни, Афганистана – народ закрытый, немногословный. О боевых буднях они не рассказывают: слишком тяжело бередить душевные раны, которые всю жизнь кровоточат, не зарастая…

Но фактов для очерка мне не хватало. Я снова встретилась с Александром, чтобы поговорить. И опять воспоминания оживали, он рассказывал такие подробности, от которых стыла в жилах кровь…

***

Много ли мы знаем о чеченской кампании? Практически ничего, кроме того, что на богатой нефтью земле Северного Кавказа по распоряжению президента Ельцина в 1994-1996 годах внутренними войсками осуществлялись «меры по поддержанию конституционного порядка». Результат незаконченной Первой Чеченской кампании: внутренние войска заняли Грозный, разгромив боевиков, и получили приказ о выводе войск из города. Командование и простые солдаты были в шоке от такого некомпетентного приказа и между собой крыли власть, президента в хвост и в гриву.

Александр Оробей

Отслужив срочную службу и демобилизовавшись, Александр вернулся в родной Очёр. Здесь лихие девяностые вершили своё дело: безденежье, безработица, сокращение рабочих мест на градообразующем предприятии и невозможность найти достойную работу  – всё это заставило его задуматься о службе в армии по контракту. Для него, патриота, в это беспокойное для страны время защита Родины стала делом чести.

Так во Вторую Чеченскую Александр Оробей и Василий Шилов – два очёрца-контрактника, знающие друг друга ещё со школьной скамьи, прошли весь путь в мотострелковой пехоте 506 полка быстрого реагирования, сформированного в селе Тоцкое Оренбургской области.

Дагестан, Таджикистан, Чечня. Полк много месяцев стоял на переднем краю театра боевых действий. Бои, зачистки, между ними – короткий отдых. Одно слово – передовая. Бытовых условий никаких: холод, голод, грязь, вши. Спали тут же, на объекте, как придётся, кемарили по очереди, пока мусульмане-боевики совершали намаз. Помыться и постирать негде и нечем. Не было даже полевой кухни, ведь внутренние войска дислоцировались в двадцати километрах от Грозного. Из провизии – одни галеты и сухари. Солдаты мечтали о кусочке белого хлеба! Только после освобождения местности от боевиков сердобольные жители начали подкармливать наших солдат.

***

29 января 2000 года. Грозный. Мотострелковый взвод занял позицию на территории консервного завода. Сплошные миномётные артобстрелы – носа не высунешь. Только это не про наших бойцов.

Бойкий пермяк Михаил Шиманов, выйдя из укрытия и отойдя к машине, попал под такой огонь, что машина тут же превратилась в металлолом, а у парня фугасом снесло полголовы. Жуткое зрелище – потерять на глазах боевого товарища! Бойцы в шоке. И ничего тут не поделаешь – война. Принимай всё как должное. Только почему-то разум с этим не соглашается.

Вскоре на территории завода появились один за другим трое в гражданском. Оказалось, боевики тоже маскируются. Александр схватился за автомат. Снайпера-боевика он «снял» одним выстрелом. Следующей автоматной очередью были уничтожены пулемётчик и гранатомётчик. Саша выдохнул: «Это вам за Мишку».

Целый день не прекращались миномётные обстрелы здания завода. Шквал огня не оставлял ничего на своём пути. Земля дрожала и горела под ногами. Со всех сторон летели осколки стройматериалов. В один из таких артобстрелов рухнуло перекрытие здания и придавило бойцов.

Александра контузило. Вскоре он почувствовал боль – живой! Руки-ноги целые, выбрался из-под обломков, огляделся. Видит: ещё одного парня придавило – самому не выбраться. Это был земляк, из посёлка Павловский, солдат-срочник Сашка Преснецов. Превозмогая боль, сержант Оробей, помог ему выбраться – своих не бросаем.

***

Целый день внутренние войска вели зачистку боевиков. Казалось, небо отвернулось от земли, где шли кровопролитные бои за консервный завод, площадь Минутку, школу, больничный городок.

Наступила ночь. А ночи в Чечне – тьма кромешная. На расстоянии вытянутой руки пальца не видно. В одной из таких зачисток штурмовая группа из двух бойцов, один из которых – очёрец Вася Шилов, под прикрытием войск быстрого реагирования ударно заняла новый объект – жилой дом. Освободила путь для дальнейшего продвижения.

Но радоваться было рано, Шилова «снял» вражеский снайпер: сквозное пулевое ранение головы. Парень был ещё в сознании, когда о нём передали по рации. Тут же подошла основная группа войск, и Александр подхватил на руки раненого товарища. Пока его везли в ближайший медицинский отряд специального назначения, Саша как мог, поддерживал Василия. Тот в бреду звал умершую маму и вскоре потерял сознание. Доктор-полковник, осмотрев раненого, выразил ребятам благодарность и заверил, что Василий будет жить. Пожалел. Не стал расстраивать и без того измученных бойцов.

Василия Шилова немедленно транспортировали в «вертушку», отправляющуюся в Моздокский госпиталь, но шансов у него было мало. Вася умер в вертолёте. Только вернувшись в Очёр, Александр узнал о смерти товарища. Очень переживал тогда. Белый свет почернел от горя! Он до сих пор винит себя за что-то. А надо как-то жить дальше.

***

Несмотря на контузию, сержант Оробей отлежался в госпитале только три дня и снова вернулся в строй. Контрактник – этим всё сказано. Не  положено болеть. И наград не положено.

Срочников, служивших с ним, наградили Орденом Мужества. А контрактники остались ни с чем, но ведь пуля в лоб – «первая награда» – не заглядывает в документы. Из девяти уроженцев бывшей Пермской области из Чечни вернулись трое (сейчас живы двое). Они до сих пор ищут эту справедливость, ребята, сделавшие всю черновую работу для «поддержания конституционного порядка»…

Уже на гражданке сержант Александр Оробей был награждён тремя медалями, «За боевые заслуги на Северном Кавказе» и другими. Несколько лет он был председателем Союза ветеранов военных действий, сумел сплотить своих боевых друзей, воевавших в Чечне и в Афганистане. Всем миром поставили памятник «Боевое единство» – погибшим воинам локальных конфликтов. В школах района появились мемориальные доски с фамилиями павших воинов – чтобы дети знали и помнили.

По поручению военкомата Александр вручал посмертные государственные награды родителям погибших ребят, поддерживал их как мог. И оставшимся в живых тоже вручал награды,  восстанавливая справедливость.

Фото:

  • «Боевое единство» — памятник воинам — интернационалистам, погибшим в локальных конфликтах.

Дата установки: 2011 г., 9 мая – торжественное открытие.

Адрес (местонахождение) памятника: Пермский край, г. Очёр, Парк 50-летия Победы.

Автор: ветераны чеченской и афганской войн.

Описание: гранитный камень, на котором нанесён рисунок в виде скорбящей женщины.

  • Александр Григорьевич Оробей

3, 4) Штурм Грозного, 2000 г.

2, 3, 4 фото представлены Ошкуковой И.В. из личного архива А. Оробей

Автор текста: Ирина Владимировна Ошкукова

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments