К началу XIV века в Русских землях полностью укрепилась православная вера. С течением времени, от момента крещения Руси в 988 году, князем Владимиром Святославичем, значение Русской православной церкви беспрестанно росло. Русь расширялась, охватывая всё новые земли и народы. Неудивительно, что укрепление Руси, как на старых, так и на новых землях происходило с участием  Церкви, хранившей и распространявшей  христианскую веру. Основным оплотом веры были монастыри, осуществлявшие просветительскую и благотворительную деятельность. Вокруг них разрастались уже существующие, а так же возникали новые города и селения. И как следствие, развивалось земледелие,  строились дороги,  устанавливались торговые и экономические связи между Русскими княжествами и отдаленными территориями, населёнными инородцами. И всё это в прямой связи с монастырской колонизацией и православной миссией, которая является неотъемлемой частью истории России. Сотни как знаменитых, так и малоизвестных православных просветителей своими неустанными трудами помогали нашему Отечеству  укрепляться духовно и материально, неся с собою свет Христовой веры.

Святой молитвой и огнём

Яркий пример миссионерского служения церкви в XIV веке дал святитель Стефан Пермский.  Свя­ти­тель Сте­фан ро­дил­ся око­ло 1340 го­да в Великом Устюге в се­мье устюж­ско­го при­чет­ни­ка Си­мео­на Храпа. С детства, об­ла­дая боль­ши­ми спо­соб­но­стя­ми, он с юных лет про­яв­лял необык­но­вен­ное усер­дие к слу­же­нию Церк­ви: в один год вы­учил­ся чи­тать свя­щен­ные кни­ги и по­мо­гал от­цу в церк­ви при бо­го­слу­же­нии. Чтение священных книг, глубокая и искренняя вера, любовь к знаниям подсказали Стефану путь, которым он следовал в течение всей своей жизни. Уже в юношеском возрасте он покинул Устюг и отправился в Ростов, где принял пострижение в монастыре святого Григория Богослова.

Стефан Пермский
Стефан Пермский. Худ. А.В.Мошев

За время пребывания в монастыре Стефан окончательно утвердился в мысли, к которой, по-видимому, пришел еще в родном городе: просветить язычников-зырян, пребывавших во тьме идолопоклонства и приобщить их к христианской вере. К осуществлению этой высокой мысли он готовился в продолжение десяти лет своей монастырской жизни. Ещё в  детско-юношеском возрасте, общаясь с зырянами, которые проживали в Устюге и с теми, кто по делам торговым приезжал в город,  он выучил пермский язык. Некоторые исследователи утверждают, что зырянкой была мать Стефана, которая и обучила его языку. Однако это только ни чем не подтверждённое предположение.  И, тем не менее, знание языка оказало ему большую пользу. Пользуясь отчасти буквами греческого и славянского алфавита и приспособляя их к языку коми и  тем чертам и резам, которые издавна употреблялись у зырян в домашнем быту для разных заметок, Стефан составил Пермский алфавит, азбуку АНБУРваж коми шыпас чукӧр нимтылӧмаӧсь анбурӧн.

Зырянская письменность - перевод Стефана Пермского
Зырянская письменность — перевод Стефана Пермского

Гигантский труд создания пермской письменности был завершен им в 1377 году. Стефан перевел на язык коми Евангелие и основные богослужебные книги — Часослов, Псалтырь и Служебник. За по­дви­ги бла­го­че­стия Ро­стов­ский епи­скоп Ар­се­ний  по­свя­тил его в сан иеро­ди­а­ко­на. Завершив свой труд, Стефан покинул Ростовский монастырь и около года жил в своем родном Великом Устюге. Здесь он совершенствовал свои знания зырянского языка, а встречаясь с пермяками, на них «испытывал» свои богослужебные переводы и, чтобы сделать понятными  для зырян святые истины православной веры, снова и снова переделывал непонятные места. И наконец, чувствуя себя довольно подготовленным для великого дела — об­ра­тить зы­рян ко Хри­сту, отправился в Москву испросить себе архипастырского благословения. Герасим, епископ Коломенский, рукоположил Стефана в сан иеромонаха, а потом благословил Стефана на его святое дело, напутствовал архипастырскими наставлениями, снабдил святым миром, антиминсами, частицами святых мощей и другими церковными атрибутами. Стефан получил разрешение на свою деятельность и от гражданских властей, получив охранную грамоту великого князя Дмитрия Ивановича. Вернувшись в Устю­г, в 1379 году,  Сте­фан отправился по Се­вер­ной Двине до впа­де­ния в нее Вы­че­гды, где стоит сейчас город Котлас, а раньше было зырянское селение Пырос. Здесь поставил Стефан первую на Пермской земле часовню во имя Николая Чудотворца. Здесь, в Пыросе, совершил Святитель в первый раз на Пермской земле таинство крещения. Поднимаясь дальше по Вычегде в разных местах, в сёлах и погостах, где жили зыряне, ставил Стефан церкви и часовни. Сооружение церквей сопровождалось повсюду сокрушением идолов. И везде, где только ни отыскивал он кумиры и кумирницы, все это Стефан разрушал и предавал огню. Равным образом и  все приношения язычников, которые были повешены вокруг идолов или над ними. Вот как описывает это преподобный Епифаний Премудрый в житии святителя Стефана Пермского: «И тако убо церкви ​святыя​ созидаются въ Перми, а идолы сокрушаются…. А ​ежѣ​ повѣшенное около идоловъ, или кровля надъ ними, или приношеніе, или на украшеніе имъ принесенное, или соболи, или куница, или горностаи, или лисицы, или бобры, или медвѣди, или бѣлки – то, собравъ въ одну кучу, складывалъ и огню предавалъ. А кумира прежде въ лобъ обухомъ ударивши, потомъ топоромъ разсѣкалъ на мелкіе ​поленца​, и, ​разжегши​ огонь, ​всѣ​ въ ​немъ​ сжигалъ: и кумира, и куницы вмѣстѣ съ нимъ». Но, конечно же,  не всё шло так гладко с приобщением зырян к Христовой вере, как может показаться. Многие местные жители, приверженные к язычеству и науськиваемые своими шаманами не только отвергали  учение Святого Стефана, но и «…пакости ему ​творяхо​ многія: ​овіи​ ​бо​ ​ругахуся​ ему, ​овіи​ – же ​словесы​ укоризненными ​досаждаху​, а ​иныя​ съ ​дреколіими​ ​нападаху​ на него, во ​еже​ ​убити​ его; ​друзіи​-же ​сожещи​ его ​хотяху​, хврастіе и солому ​собираху​ на ​огонь​ …». Но Бог хранил проповедника для просвещения тех, которые в слепоте невежества не понимали своего заблуждения.                                                                                                                                                                                                                В 1380 году Стефан пришёл в Усть-Вымь – одно из старейших поселений в Коми:              «​Приде​ ​Стефанъ​ на мѣсто, ​глаголемое​ Усть-​Вымь​, и тамо ​водворися, зане бысть то мѣсто ему во ​всѣмъ​ по обычаю паче иныхъ мѣстъ тогда бысть ​лесно​ и ​нача​ ​жити​ при ​древесъ​ и келью и домъ молитвенный ​устроихъ​ себѣ…»  Местные жители поклонялись своим богам Войпелю и Йоме, и здесь же находилось крупное языческое святилище и так называемая прокудливая береза. Миссионер разорил кумирню, срубил и сжёг священную для зырян древнюю березу, а на её месте поставил церковь во имя Благовещения Божией Матери, а затем построил ещё две — Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил Безплотных и церковь святителя Николая чудотворца. Монастырь, возникший при этих церквях  в XIV веке, стал первой православной обителью в Коми крае, духовно-просветительским, миссионерским и культурным центром.  При Благовещенской церкви было учреждено училище, в котором зырянских детей учили  Часослову и Псалтири, переведенным на зырянский язык, а Стефан был в этой школе первым наставником. Богослужение в церквях тоже совершалось на зырянском языке.                                                                                Через пять лет миссионерской деятельности  Стефана фактом стало существование Пермской церкви. Для устроения церковной жизни Перми насущно необходим был свой епископ.« Земля та властно требовала себѣ епископа, — пишет ​Епифаний​, — поскольку до митрополита и до Москвы было такъ же далеко, какъ далеко отъ Царьграда до Москвы». В 1383 году, прибыв в Москву, Стефан рассказал великому князю Димитрию Ивановичу Донскому и митрополиту Пимену о результатах своей проповеди среди зырян и попросил создать Пермскую епископию. И Лучшей кандидатуры на епископский престол кроме Стефана, конечно же, не было. В московской летописи под 6891 (1383-1384) годом сделана запись: «​Тое​ же зимы Пименъ, митрополитъ на Москвѣ, два епископа ​постави​: Михаила епископомъ Смоленску, а ​Стефана​, нарицаемого Храпомъ, епископомъ въ Пермь».

Посвящение совершилось во Владимире. В ту пору Стефану, как утверждает летопись,  было около 43 лет.

Теперь Стефан сам мог посвящать своих учеников — в зависимости от их успехов в книжной грамоте и усердии в вере — кого в священники, кого в дьяконы. Усть-Вымь сделалась кафедральным городом новой православной епархии.    Здесь, устроив домовый Архангельский монастырь, и жил святитель Стефан.                                      Весной 1396 года епископ Стефан по делам своей епархии приехал в Москву к митрополиту Киприану и остановился в Спасо-Преображенском монастыре Кремля. Через некоторое время он заболел и 26 апреля скончался. Был похоронен в монастырском соборе Спаса на Бору, у северной стены, в углу храма. 1 мая 1933 года церковь Спаса на Бору была снесена. Мощи святого Стефана следует считать утраченными. Для общецерковного почитания Стефан Пермский был канонизирован на Макарьевском соборе в 1549 году. Почитается Русской православной церковью в лике святителей. День памяти 9 мая.

Да простит меня читатель за столь длинное предисловие к основной теме моего рассказа, но имя Стефана Великопермского тесно  связано с православием на земле Коми и Ульяновским монастырём. На Пермских землях им было основано пять монастырей: Устьвымский и Архангельский, Вотчинский на Сысоле, Троицкая Печерская пустынь и Ульяновский. Со временем, в XVIXVIII веках,  постепенно теряя своё первоначальное миссионерское значение, эти монастыри приходят в упадок и закрываются, но не все. Как написал в повествовании об Ульяновской обители инок Арсений в 1889г.: «Четырехъ первыхъ изъ нихъ и слѣдовъ не осталось; надъ послѣднимъ же, Ульяновскимъ, возсіяла благодать Божія.»

Монастырская стена Ульяновского монастыря
Монастырская стена Ульяновского монастыря

 Спасская  пустынь

Святитель Стефан основал Спасскую пустынь  в верховьях Вычегды, в 165 верстах от Усть-Сысольска, на правом берегу реки. Монастырь, имевший в начале характер пустыни, учреждён был во имя Спаса Нерукотворённого Образа. Данных о времени основания и численности монашествующей братии ни в записях, ни в преданиях, к сожалению,  не сохранилось. В 1447-1448 годах верхневычегодские зырянские поселения подверглись опустошительным грабительским налетам Вогульского князя Асыки. Была разорена и Спасская монашеская обитель, а деревянная церковь сожжена. С этого же времени, по всей видимости, местность, где находилась пустынь, получила название Ульяновской. Сохранилось предание, что  разбойники, грабившие селения по Вычегде, увезли у одного священника дочь Ульяну. Желая сохранить свою целомудренность девушка бросилась с лодки атамана в реку и утонула напротив того места где находилась пустынь. Это место, с тех пор стало называться Ульяново плёсо, а по нему и монастырь — Ульяновским. В 1667 году московский священник Фёдор Тюрнин высказал пожелание возродить заброшенную Ульяновскую пустынь. Получив благословение Патриарха Иоасафа II и грамоту из Патриаршего приказа на возобновление пустыни и строительство новой церкви  во имя Спаса Нерукотворённого Образа, Тюрнин, возведенный в иноческий чин под именем Филарета, отправился из Москвы в далекий путь. Вместе с ним в зырянский край поехали четыре его сына – Гурий, Стефан, Никон и Иван, давшие обет принять монашество. В короткие сроки, поставив на пустыни небольшую новую деревянную церковь, Филарет, уже к концу 1667 года начал вести Божественную службу. Однако местные зыряне из Усть-Кулома, отстоящего от Ульянова на 20 верст и Деревянска, расположенного в 17 верстах, крайне недружелюбно приняли Филарета. Вражда возникла из-за пахотных земель и луговых покосов, которые они считали своими, поскольку пользовались ими долгие годы. После возрождения монастыря эти земли были приписаны к вновь образованной церкви. Начались распри и притеснения. Дошло до того, что на имя царя Алексея Михайловича местными жителями была отправлена челобитная о  притеснениях, которые якобы творят Тюрнины на зырянских землях. Филарету пришлось ехать в Москву и лично царю доказывать необоснованность претензий зырян. В результате он получил от царя Алексея Михайловича грамоту  для предъявления Яренскому воеводе об ограждении прав Тюрниных и об отводе им в пользование при вновь основанной церкви известного количества земельных угодий взамен руги (годичного жалованья священнику и причту от прихода (деньгами, хлебом и т. п.). После смерти Филарета, 22июня 1671г., священником в пустынной церкви  поставлен был его старший сын Гурий. И тут снова разгорелись земельные тяжбы. Но по жалованной грамоте и по суду крестьянам в их притязаниях было решительно отказано. Земли, лес и  угодья, приуроченные к пустыни,  остались за Гурием и его братьями. Тем не менее, огонек неприязни у местных зырян не погас. В 1673 году кто то из местных жителей ограбил церковь. Была украдена вся церковная утварь, евангелие, восковые свечи и денежные пожертвования. Грабителей и украденные вещи так и не нашли. Спустя два года, в 1675 году, храм вновь был ограблен, а в 1684 году Спасская церковь неизвестно от чего загорелась. Из неё едва успели вынести некоторые предметы и старинные иконы, но большая часть церковного имущества сгорела в пламени пожара. Новая Спасская церковь была построена только в 1689 году. Через шесть лет, в 1685 году, благодаря ходатайствам Никона, третьего сына Филарета, в пустыни воздвигли второй храм – во имя Похвалы Святой Богородицы. Наружный вид церквей, не представляя ничего особенного, отличался простотой и скромными размерами. Обе были срублены из соснового леса местными плотниками по образу и подобию обыкновенных деревенских церквей, без изысков, и какого либо архитектурного стиля. В таком виде пустынь просуществовала ещё 165 лет.

 

Троицко – Стефановский Ульяновский монастырь

В 1860 году в истории Ульяновской обители произошли большие перемены. По ходатайству Вологодского архирея и Духовной консистории, и по определению Святейшего Синода, учреждён, с Высочайшего разрешения, мужской общежительный монастырь, под наименованием Троицко – Стефановского Ульяновского,  с настоятельством  строительским.                                                                                            Для читателя поясню, что означает последнее. Чтобы вести хозяйство, монастырю требовался большой управленческий персонал. Возглавлял монастырь настоятель. Им мог быть архимандрит, игумен, строитель (иеромонах, иеродьякон) или просто черный священник. Строители были настоятелями, как правило, в небольших монастырях и пустынях.           

Отцы-строители Зыряновского монастыря
Отцы-строители Зыряновского монастыря

Во вновь учреждённый монастырь пришла новая братия из упразднённой Лальской обители: три иеромонаха, один иеродиакон и три послушника. Таким образом, восстановилась одна из древнейших обителей далёкого зырянского края, основанная апостольскими трудами просветителя Перми, Епископа Стефана. За шесть лет братия привела в порядок обветшалую церковь и колокольню при ней, а также построила несколько келий. Работами ведал иеромонах Ириней, а после его смерти – иеромонах Виталий, из зырян, бывший эконом вологодской семинарии. Но более существенных преобразований не произошло. Объяснялось это тем, что монахи были уже в преклонном возрасте, а самое главное, между ними не было человека с твёрдой волей, с сильным характером и тем непобедимым терпением, которое необходимо в подобном деле. Монахи  осознавали это, поэтому они обратились к вологодскому епископу Христофору с просьбой помочь им, прислав более молодых и инициативных насельников. Идя им на встречу, епископ Христофор обратился к настоятелю Соловецкого монастыря архимандриту Порфирию, чтобы тот выслал им  опытных в духовной жизни старцев вместе с несколькими иноками. И наконец, 17 мая 1866 года последовал Указ Священного Синода «О назначении иноков Соловецкого монастыря для устроения Ульяновской обители». Этим указом были назначены: на должность настоятеля – иеромонах Матфей, более 10 лет бывший наместником Соловецкого монастыря, казначеем стал иеромонах Паисий, духовником – иеромонах Амвросий, а на должность эконома был назначен иеродьякон Феофилакт. Также были отправлены в Ульяново послушник Феодосий и монах Арсений.

Монастырское монашество Зыряновского монастыря
Монастырское монашество Зыряновского монастыря

  Иеромонах Матфей (Михаил Андреевич Сунцов, 22.10.1813 – 11.04.1895) Уроженец г. Вятки, родом из мещан. В возрасте 24 лет ушёл в Соловецкий монастырь, где был принят вначале обещальником, а затем принял монашество с именем Матфей. Через год после пострига, 31 августа 1849 года, монах Матфей был рукоположен в иеромонахи. В течение 12 лет, с 1853 по 1866 год, он исполнял обязанности наместника Соловецкого монастыря. На это время пришлась Крымская война с известной неудачной попыткой англичан  захватить Соловецкий монастырь. Именно во время нападения врага на монастырь в июле 1854 года проявились великие способности отца Матфея как организатора. Англичане так и не смогли взять штурмом монастырь. 22 июля 1854 года «за отличное исправление обязанностей во время происходившего 6 и 7 июля 1854 года неприятельского нападения на Соловецкий монастырь» Государь Император наградил его золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте». В память о Крымской войне 1853-1856 годов он награждён бронзовым наперсным крестом на Владимирской ленте, а за осаду — бронзовой медалью на Андреевской ленте.

Иеромонах Паисий (Павел Петрович Мешков, 1818 – 19.03.1892) Родился в семье московского цехового мещанина. Он принял монашество в Соловецком монастыре в возрасте сорока лет. А в сорок три года стал иеромонахом. Это случилось в 1861 году, незадолго до перемещения в Ульяновский монастырь. В Соловецком монастыре отец Паисий был определен на должность содержателя богатейшей Соловецкой библиотеки. Отличное поведение, благонадежность, послушание и организаторские способности выделяли иеромонаха Паисия из числа братии.

Иеромонах Феофилакт (Феодор Филиппович Саковых, 1827 – 16.03.1892) родился в г. Ельце Орловской губернии, в семье купца 3-ей гильдии. Прибыв паломником в 1853 г. в Соловки, там и остался. В 35 лет стал монахом Соловецкого монастыря с именем Феофилакт. В тот же год был рукоположен в иеродиаконы. В таком чине по указу Святейшего Синода был переведен в Троицко-Стефановский Ульяновский монастырь Вологодской епархии на должность эконома.

Иеромонах Амвросий (Александр Федорович Саврасов, 1819 – 21.06.1893) был родом из крестьян Вельского уезда Вологодской губернии. До 29 лет Александр пробыл в послушании родителям, однако не женился, поскольку душа его хотела жизни иноческой. В 1848 году, в возрасте 28 лет, он пришел на жительство в Соловецкий монастырь. Через три года трудов и молитв, основательно проверив себя и утвердившись в намерении посвятить жизнь служению Богу в монастыре, 24 мая 1851 года он был принят в послушники. В 37-летнем возрасте принял монашеский постриг. Отличался среди монашеской братии особой ревностью служения церкви. С конца 1850-х годов он, по благословению настоятеля Соловецкого монастыря, стал вести жизнь старческую, преподавая назидания приходящим к нему за советом монахам и послушникам обители.

Ко времени перевода в Ульяновский монастырь все четверо подвижников были крепки силам, глубоко преданы иночеству, опытны в делах монастырского общежития. Иеромонаху Матфею было 52 года, иеромонаху Амвросию – 46 лет, иеромонаху Паисию – 48 лет, иеродиакону Феофилакту — 38 лет. Соловецкий пароход доставил подвижников в Архангельск. Потом ехали по Северной Двине до устья Вычегды на барже, привязанной к пароходу, на бочках с солёной сельдью, терпя в пути многие неудобства – но, не тратя денег на проезд. Вверх по Вычегде до Усть-Сысольска двигались на лодках. В пути творили молитвы или помогали лодочникам, на остановках служили молебны и всеночные, часто были приглашаемы в дома местных жителей, которые совершали посильные пожертвования на нужды монастыря. От Усть-Сысольска до монастыря ехали на лошадях.  Путешествие длилось долго, больше месяца. Летописец монастыря монах Арсений свидетельствует: «Невольным образом, как-то независимо от самих себя, начала водворяться в нас дума об интересах обители, как о своих собственных. И чем ближе подвигались мы к цели, тем более крепчала и мужала эта дума». Наконец все подвижники добрались до места назначения. Это произошло 1 августа 1866 года. Приехавших поразила нищета, во всей своей грустной неприглядности, царившая в монастыре. В избе, где предстояло жить настоятелю, не было ни одного стула, ветхий стол и хромоногая скамейка, закопчённый потолок и старые рамы с разбитыми стёклами в окнах. В церкви также царила бедность. Медные украшения на чудотворных иконах  и помятый выносной подсвечник. Церковные книги все истрёпаны, одежды на престолах полиняли и обветшали. Один медный крест да кадило с порванными цепями. Вместо ограды около церкви – частокол. Но прибывшие старцы не упали духом. В этой критической ситуации они проявили силу воли настоящих подвижников и с энтузиазмом принялись за дело.

Зыряновский монастырь
Зыряновский монастырь

В следующие пятнадцать лет трудами отцов-строителей монастыря на высоком холме над рекой Вычегдой был построен величественный монастырь, который стал центром духовной жизни обширного зырянского края. Четыре храма, Троицкий собор, величественная колокольня, братские корпуса были обнесены стеной с четырьмя угловыми башнями. За стенами монастыря находились двухпрестольная церковь и гостиница для паломников, более 50 хозяйственных построек. Кроме того, в монастыре был свой кирпичный завод, обеспечивавший кирпичом, как собственные потребности, так и близлежащие населенные пункты, а в деревне Аныб находилась монастырская мукомольная мельница. При монастыре действовала церковно-приходская школа, рассчитанная на 17 учеников и богадельня. Жизнь многочисленной братии в обители строилась по Соловецкому уставу, исполняемому неотступно во всех подробностях. Сотни паломников, посещавших обитель, принимались с любовью. Видя пример истинно христианской жизни подвижников и самого искреннего, отеческого благочестия, монастырь стали посещать и постепенно возвращаться в православную церковь живущие в окрестных селениях раскольники. С Божией помощью обитель возрастала, и слава о ней распространялась по всей России. Подвижники считали, что «такой успех нельзя ничем иным объяснить, как особым покровительством и милостию к монастырю Господа Бога, все устрояющего по своему мудрому изволению».                                                                                                                 После смерти архимандрита Матфея 11апреля 1895 г. должность настоятеля занял иеромонах Палладий, избранный монашествующей братией и 15 августа того же года утвержденный в должности епархиальным начальством. Через три месяца иеромонах Палладий был рукоположен в сан игумена.
С момента смерти архимандрита Матфея и до 1918 г. на территории было построено ещё несколько новых зданий: амбар для хранения хлеба, сарай для хранения кирпича и сарай для плотницких работ, скотный двор, где содержалось более 40 голов крупного рогатого скота, кирпичная одноэтажная баня для братии и одноэтажный деревянный корпус. Число монашествующих и послушников в Троицко-Стефановском Ульяновском монастыре в то время превышало 70 человек.

Ульяновский монастырь перед Первой мировой войной
Ульяновский монастырь перед Первой мировой войной

В октябре 1917 года в Петрограде произошёл военный переворот. Временное правительство было низложено. К власти пришли большевики и для монастыря настали чёрные времена. 7 марта 1918 года Усть‑Сысольский земельный совет постановил передать монастырскую землю в распоряжение уездного земельного отдела. Однако земледельческое хозяйство осталось в ведении монахов как «…показательно-культурное… под наблюдением уездного земельного отдела». 23 ноября того же года объединённое заседание Усть‑Сысольского уездисполкома и уездной коллегии вынесло следующее решение: «Передать имение Ульяновского монастыря, со всем движимым и недвижимым имуществом, … в полное распоряжение … Усть-Сысольскому сельскохозяйственному училищу, учреждаемому с 1 января 1919 года». Училище фактически представляло собой совхоз, поэтому часть монахов перешла туда работать, престарелые монахи были помещены в богадельню, которая продолжала существовать, но уже при совхозе. Монастырские церкви пока ещё продолжали работать. 7 ноября 1919 года оставшиеся в монастыре19 монахов были арестованы и отправлены под конвоем в Усть‑Сысольск, но были в дороге отпущены конвоирами, когда дошёл слух о быстром приближении к Усть‑Сысольску белогвардейцев. К концу ноября вся территория Коми края уже была под властью белых. Монастырская братия встретила белых колокольным звоном и благодарственным молебном. Однако власть белых продержалась недолго: уже в январе 1920 года последние очаги белогвардейского сопротивления были подавлены, и победители начали судебное преследование тех, кто поддерживал белогвардейцев. В числе осуждённых оказалась большая часть братии монастыря. Большинство монахов было осуждено на 5 лет заключения, но меньше чем через год осуждённые были освобождены в результате ряда амнистий. Многие из освобожденных возвращались в Ульяново, но, застав там полный развал, уезжали к себе на родину. Лишь некоторые монахи остались в монастыре. Их усилиями в церквях монастыря продолжалось священное служение вплоть до 9 мая 1923 года, когда решением облисполкома Коми Автономной Области Ульяновские церкви были закрыты, а последние монахи выселены. В 1929-1930 году были сняты с церквей все колокола, в том числе и 16-тонный колокол Благовест, отлитый в Ярославле в 1904 году. В 1931 году был разобран на кирпичи Троицкий собор, а в 1935 году было снесено монастырское кладбище. В годы войны в зданиях монастыря был госпиталь, а позже – дом для душевнобольных.   В 1969 году комплекс уцелевших церковных зданий был взят под охрану государством как памятник церковного зодчества. 19 апреля 1988 года монастырские здания и сооружения были переданы Сыктывкарскому заводу «Орбита» для создания пансионата. Предполагалось, что завод возьмёт на себя расходы по ремонту и реставрации монастыря. Однако надежды не сбылись, и в части зданий монастыря разместилось подсобное хозяйство Усть‑Куломского леспромхоза.

Зыряновский монастырь в советское время
Зыряновский монастырь в советское время

Очередное возрождение монастыря произошло в 1994 году, когда в Троице-Стефано-Ульяновском мужском монастыре возобновилась монашеская жизнь. Первая Божественная Литургия после 70 лет запустения была отслужена 9 июня 1994года. Настоятелем монастыря стал иеромонах Питирим (Волочков), ныне Архиепископ Сыктывкарский и Коми-Зырянский. Его стараниями начался ремонт монастырских зданий, были возвращены монастырские святыни. Под развалинами Троицкого собора в 1994 году были обретены мощи отцов-строителей Троице-Стефано-Ульяновского мужского монастыря: архимандрита Матфея, иеромонаха Паисия, иеромонаха Феофилакта, иеромонаха Амвросия, которые почитаются как местночтимые святые. Число монашествующих 18 человек: помимо Игумена монастыря, игумена Саввы, это два игумена, три иеромонаха,  иеродиакон, схимонах, пятеро мантийных монахов, трое иноков,  схимонахиня и мантийная монахиня.  Всего число насельников обители сегодня — 30 человек.

В монастыре имеется 6 действующих храмов: Надвратный храм Архистратига Гавриила, Надвратный храм Архистратига Михаила, Храм Зосимы, Савватия и Германа Соловецких, Храм святителя Николая, Мирликийского чудотворца, Храм Святой Живоначальной Троицы, Храм Успения Пресвятой Богородицы. Есть часовня и святой колодец.

Монастырские ворота Ульяновского монастыря
Монастырские ворота Ульяновского монастыря

Божественная Литургия в монастыре совершается ежедневно. Читается псалтырь. Утреннее и вечернее молитвенное правило совершаются соборно, после вечернего правила совершается крестный ход по территории обители. В монастыре проводится отчитка. Монастырь всегда принимает желающих посвятить свою жизнь служению Богу, а также мужчин, желающих некоторое время потрудиться во Славу Божию. Монастырь принимает паломников, имеется гостиница, вмещающая до 100 человек. Проживание и питание в монастыре бесплатное.

Храм Святой Троицы
Адрес Троице-Стефано-Ульяновский мужской монастырь

Троице-Стефано-Ульяновский мужской монастырь находится в Усть-Куломском районе республики Коми, в 160 км. к востоку от Сыктывкара, на правом берегу р. Вычегда. Проезд от автовокзала г. Сыктывкар автобусом на Усть-Кулом, время в пути 2,5 часа.

Стефано-Ульяновский мужской монастырь
Стефано-Ульяновский мужской монастырь

Адрес Троице-Стефано-Ульяновского мужского монастыря:

168067, Республика Коми,            Усть-Куломский район, с. Ульяново.

Почтовые отправления направляются на имя Игумена монастыря, игумена Саввы (Гладкова Сергея Владимировича).

Телефон монастыря:      8 (82137) 99-3-18

Каждый человек, желающий помолиться в стенах монастыря, ознакомиться с историей и святынями монастыря, может приехать в Ульяновскую обитель в любой день.

Фотографии и текст предоставлен Гирин Владимир Петрович

Интересно? Расскажи друзьям!
Портал «Наш Урал» - уже больше 10 лет предоставляем проверенную и достоверную информацию о достопримечательностях всего Уральского региона: от Полярного Урала до Казахстана.
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments