Николай Авдонин родился и первые шесть лет прожил на станции Шарташ, куда в 1918 году была привезена из Тобольска царская семья. В детстве он ещё застал тех людей, которые помнили, как 1 мая утром рано пришел состав, стоял до середины дня на путях, потом приехали машины, выставили охрану, из вагона вышли Николай Романов, его жена, одна из княжон. Их увезли. Потом увезли остальных. Так состоялась первое, очень мимолетное, «знакомство» Николая Авдонина с царской семьей.

Николай АвдонинДесятилетия спустя он станет видным отечественным ученым-геофизиком, откроет множество месторождений полезных ископаемых, напишет научные труды, иные из которых считаются настольными книгами геофизиков… А ещё инженер-геофизик Александр Авдонин и кинодраматург Гелий Рябов разгадают одну из главнейших тайн ХХ века, найдя останки семьи последнего русского императора.

Тайна смерти царской семьи

Мальчишкой, увлекаясь краеведением, он познакомился с Модестом Клером, сыном основателя УОЛЕ. «Как-то вечером мы вышли из Дворца пионеров, рядом — дом Ипатьева. Клер спросил, знаю ли я, как это место называется. «Площадь народной мести». «Инсинуация. Народ даже не знал об убийстве Романовых. Это тайно сделали большевики. Но ты лучше никому этого не рассказывай». Так он заронил зерно прозрения», — вспоминает Александр Николаевич.

Он захватил свидетелей тех событий, разговаривал с ними. В любом букинистическом магазине, куда заходил, искал и находил книги, журналы, открытки, марки, фотографии, прямо или косвенно касавшиеся императора, его семьи, того времени. После революции место захоронения царской семьи искали и белые, и красные, и простые горожане и люди пришлые. Некоторых из них судьба словно нарочно притягивала к Авдонину.

Так он узнал о 9-й версте, о Старой Коптяковской дороге, о заброшенном руднике. Из краеведческого увлечения поиск последнего пристанища Николая Второго стал делом всей его жизни. В советское время интересоваться царским делом было сродни государственной измене. Люди за подобное исчезали запросто: есть человек и — нет человека.

Николай АвдонинСоединившееся в Авдонине знания геолога, азарт краеведа и дотошность историка приближали его к разгадке. Их тандем с Гелием Рябовым был отчасти историческим компромиссом: тому нужна была сенсация, Авдонину – восстановление исторической справедливости.

Разгадка тайны

В 1979 году стало очевидно, что место найдено. Но он молил Бога, чтобы останки не нашлись. Страх обуял: что делать с находкой? «Приехали на место вшестером. Копать начали в 10 утра, в три закончили. Жижа, грязь, все наощупь. Руками нащупали череп, вытащили. Потом ещё кости, ещё череп. Всего извлекли три черепа. Один с нижней челюстью золотых зубов. Рябов предположил, что он принадлежит Николаю. Он увез два черепа в Москву. На экспертизу. Череп с золотыми зубами остался у меня дома. В столице боялись брать черепа на исследование. Через год мы возвратили все на место. Положили в ящик черепа, металлическую икону, выгравировали на ней все даты и на последней электричке поехали в лес. Ночь, темно, только фонарик. Нас было четверо. Я выкопал глубокий узкий шурф, опустили туда ящик. К утру все закончили» — вспоминает о ночи обретения Николай Авдонин.

Счастье открытия не испытал. Скорее – ужас и огромное потрясение. Месяца полтора потом болел. Говорят, Гелий Рябов все пережил гораздо легче.

Обнаружив царский погост, ещё 12 лет ждали, молчали, прислушивались к шорохам и шумам, которые витают вокруг любой тайны. Цель любой геологической работы — поиск месторождения. Геолог Александр Авдонин почти всю свою жизнь посвятил поиску места захоронения. Фотографий семьи Николая Второго в его доме больше, чем собственных. Он знает о нем всё. Или почти всё. С царскими останками прошел огонь и воду. Медные трубы не прозвучали: ни славы открывателя, ни особых наград у Авдонина нет. Такая вот жизнь. Жизнь за Царя.

Автор текста и фотографий: Наталия Подкорытова

Интересно? Расскажи друзьям!

Оставить комментарий

avatar