Нижнесалдинский заводской посёлок является родиной  Бортнова Петра Степановича (31.05.1918 — 24.05.2013). заслуженного художника РСФСР. О жизни и творчестве этого трогательного и талантливого человека написано много. Есть прекрасная монография доктора исторических наук Татьяны Гуськовой «Пётр Бортнов». В серии «Художники Урала» Владимир Сахнов создал достойнейший альбом с репродукциями картин художника. В 2001 и 2005 годах были изданы книги рассказов П.С. Бортнова «Изгои кержацкого конца» и «Пронькин переулок». Со всеми этими книгами можно познакомиться в музее истории НСМЗ.


В юбилейный год необыкновенного, пронзительно-искреннего художника хотелось бы более детально рассказать и осмыслить его жизнь в Нижней Салде, проследить впечатления детства и созданные на их основе художественные произведения. Это малоизученный, а для нас очень интересный и значимый период в жизни художника.
31 мая 1918 года на «политой горячим светом» Береговой улице (ныне улица Демьяна Бедного) появился новый житель – младенец, которого нарекли Петром. Глава семьи, Степан Ильич, был на тот период уже участником Империалистической войны. Имея ранения, он ушёл на Гражданскую войну и служил в Алапаевском железнодорожном отряде. Матушка художника, Антонина Игнатьевна, работала маляром, выполняющим альфреско – несложную трафаретную роспись по сырой штукатурке, при этом сама изготовляла минеральную краску и подбирала цветовую гамму помещений. Петя часто был с матушкой на работе, и запах свежей минеральной краски навсегда для него остался запахом хоть и голодного, но все же бесконечно дорогого, неповторимого, как и для всех нас, детства.


Шёл 1918 год. Отец попал в плен к белогвардейцам. Степана Ильича заключили в Нижнесалдинскую тюрьму (ныне – здание пожарной части на площади Свободы, бывшей Рыночной площади). Но ему удалось организовать побег из тюрьмы себе и группе товарищей. Тем они и спаслись. 32 красногвардейца были расстреляны в Кедровой роще.


Это трагическое событие в дальнейшем найдёт пронзительное отражение в творчестве П.С. Бортнова. В его рукописи «Родная улица» мы можем прочитать следующее: «Летом Береговушка преображалась в самую зелёную, самую весёлую улицу на всём заводском посёлке. Сюда не долетал ни железный лязг прокатных цехов, ни монотонный заводской шум… Здесь жилось привольно и дышалось легко… Конец Береговушки выходил на старый деревянный мост, соединял берега Крутого лога (прозванного так за свой крутой нрав во время весеннего половодья). Летом лог затихал, превращаясь в небольшую речушку с прохладной и чистой водой… Правее речки стоит тёмно-зелёный монолит векового кедрача, Селивановской рощи.
На самом краю кедровой глухомани, среди могучих кедров в 2-3 обхвата, поднялся ввысь деревянный памятник (ныне каменный – прим. авт.) – обелиск с
железной пятиконечной звездой, поставленный в память о расстрелянных колчаковцами красногвардейцах. Всё это было частицей Петькиного мира, существовавшего задолго до его появления на свет. Только вот разве памятник, что стоял на краю Кедровой рощи, появился спустя год после Петькиного рождения. Но Петька о том не знал и не ведал, поэтому «открывать» ему пришлось заново и этот памятник, выспрашивая у взрослых, для чего он тут стоит».


В конце 1960-х годов Совет Нижнесалдинского краеведческого музея во главе с Анатолием Николаевичем Анциферовым и Петром Степановичем Тютиным попросили молодого художника выполнить картину об этом событии в жизни заводского посёлка. Рефреном всколыхнулись в душе Петра Бортнова впечатления детства. Актив музея собрал воспоминания очевидцев тех событий и фотографии трети расстрелянных красногвардейцев. Работа над первым вариантом картины продолжалась 9 лет и была закончена в 1978 году. Именно этот вариант сейчас находится в фондах Нижнесалдинского краеведческого музея.


Он полон реалистичности, пронзительной напряжённости и многоплановости психологических трактовок персонажей. Второй вариант этой картины Пётр Степанович создаст значительно позже, в период с 1985 по 1991 годы, по заказу Нижнетагильского краеведческого музея.
Историческая живопись (тема «Гражданская война», о которой Пётр Степанович слышал из уст друзей отца в детстве) была основным жанром художника в первые десятилетия его творчества.


Однажды ему рассказали, что во время Гражданской войны в Нижней Салде была семья, в которой один их братьев был за красногвардейцев, а другой примкнул к белому движению. По всей стране были такие семьи. И Пётр Степанович решил написать картину «Братья», на которой один брат ведёт другого под ружьём. При нашей личной встрече с художником в 2007 году, Пётр Степанович рассказывал мне, что в этой картине он не хотел изобразить непримиримых врагов, но хотел показать возможную надежду на торжество родной крови, семейственности и простой человечности. Картина исполнена в четырёх вариантах. Один из них находится в фондах Нижнесалдинского краеведческого музея им. А.Н. Анциферова.
В семье Степана Ильича и Антонины Игнатьевны Бортновых было 3 сына и 4 дочери. После окончания Гражданской войны Степан Ильич служил в милиции, работала и мама, но нужда всё равно была частым спутником их семьи. Старших дочерей, Таисию и Александру, отдали в люди нянчить чужих детей. Вот как это описывает Пётр Степанович в своём автобиографическом рассказе «Шапарёнки»: «Петька ежедневно донимал мать вопросами: «Почему они ушли?.. Как мы будем без них?». Мать сердилась на себя, на Петьку, на голод и на суровую жизнь, незаметно смахивала непрошенную слезу, просительно уговаривала Петьку: – Когда с хлебом у нас наладится, сразу обе домой придут. Не нравились Петьке такие неопределённые ответы. Он замолкал, забирался на печку… и мечтал: «Хорошо бы в доме появилась огромная коврига, величиной примерно с табуретку!.. Петька пробовал жевать воображаемый хлеб. Его фантазия от этого ещё больше разгоралась. Теперь Петька представил уже перед собой огромную булку – величиной с дом! Он всё жевал и жевал, вгрызаясь в недра этой огромной ковриги… Но вернувшись снова в голодную действительность, Петька слезал с печки и шёл опять к матери – терзать её новыми вопросами: – Мама, а скоро голод кончится?»

В рукописи рассказа «Голод и голубая веялка», Пётр Степанович писал: «В самые голодные годы, в двадцать первом и двадцать втором годах семья Степановых перебивалась кое-как, но всё равно, благодаря из- воротливости Игнатьевны, Петькиной матери, никто с голоду не умер, как у других… многих унесли тогда на Кержацкое кладбище! Голод не щадил никого – ни малых, ни старых».
9 лет Пётр пошёл в школу. В рукописи «Петькино детство» художник так описывал своё первое знакомство со школой: «Быстро пролетело беззаботное лето. Отшумели потемневшие кроны… Ещё за неделю до начала занятий Петька раза три самостоятельно с замиранием сердца приближался к зданию своей будущей школы.
– Хорошая школа, большая! – с робким восхищением думал Петька.
– Только почему она называется «поповской»?
Не нравилось ему такое название. Однажды в одно из таких путешествий Петька познакомился с такими же, как и он, будущими первоклассниками – с Афонькой Голановым и Сашкой Волиным. Оказалось, они оба его соседи – живут в Кержацком конце! И тоже записались в первый класс! Петька так обрадовался, что сразу предложил Афоньке:
– Давай я за тобой буду заходить, и вместе в школу пойдём! Веселее будет! Афонька, конечно, тоже обрадовался:
– Хорошо придумал! Я тебя каждое утро буду ждать, только ты не забывай, что в школу надо каждый день ходить.
– Не забуду, не беспокойся, – серьёзно ответил Петька».
Рисование уже тогда было любимым делом мальчика. Свой первый рисунок он создал угольком на свежевыбеленной матушкой печке. Она, увидев это, хотела «оценить» произведение, но пригляделась и узнала соседского мальчишку. Юный талант себя спас. Со 2 класса Петра считали уже школьным художником.
Своё детство самобытно и необычайно интересно описывает Пётр Степанович в своих опубликованных и, большей частью, неопубликованных рассказах. В рукописи рассказа «Колючий мячик» Пётр Степанович отметил: «Когда сочинил эту поэму, мне было лет 13 или 14».
Мы можем с уверенностью сказать, что параллельно с созданием живописных произведений, Пётр Степанович на протяжении всей жизни писал очерки, рассказы, сказки, зарисовки, крупный роман «Горбушка, или Дорога к короткому счастью». Он постоянно обращался к написанному, вносил коррективы, правил. К примеру, на многих рукописях стоят вот какие даты: 1952-1999, 2000, 2006 («Паспорт»), 1975-1999- 2001-2003 («Здравствуй и прощай. Поэма-шутка»). Почти все титульные листы рас- сказов Петра Степановича проиллюстрированы, что необычайно трогательно и красиво. И почти везде мы видим родную Нижнюю Салду.
«В двадцатые годы во всём Кержацком конце, – писал Пётр Степанович в рассказе «Кряша», – самым торным и шумным местом, если не считать церковь, был бывший поповский двор. Здесь под огромным сараем – бельником, похожим на большой корабль, в многочисленных хлевах, стойлах и бывших поповских конюшнях размещалось до полутора десятка заводских кляч». Пётр Степанович только немного художественно изменял то, что было реальностью. Для нас всё узнаваемо в его произведениях. Почти во всех них, в том числе в рукописном неопубликованном романе «Горбуш- ка, или Дорога к короткому счастью» художник выводит Нижнюю Салду в образе заводского посёлка Новая Слада, что и было написано в пер- вой цитате статьи. Полны очарования и непосредственности, тонкой наблюдательности за природой рукописи коротеньких сказок про домашних животных и про зверей, датированные 1979 го- дом – «Петух», «Куры», «Кролик», «Голуби»…


Создавал Пётр Степанович и очень объёмные сказки: «Сказка про зайчонка, злого волка и доброго медведя», «Сказка про медвежонка Федю и про других зверят», «Сказка про Ванюшу Шишкина». В своей рукописной автобиографии от 6 июля 1972 года художник отмечает, что в 1934 году по- ступил в Широкореченскую школу ФЗУ в Свердловске. С июля 1936 по июль 1937 года Пётр Степанович работал слесарем паровозного депо Нижнесалдинского металлургического завода. В 1938 году он окончил 10 классов нижнесалдинской вечерней школы для взрослых № 2, и его призвали в РККА.


С этого момента началась фронтовая жизнь, полная лишений и невзгод. Во время Великой Отечественной войны выжить ему помогла способность недоедать и оставлять «про запас» кусочек хлеба или булочки. Этой мудрости научила его матушка ещё в детстве, которое прошло в Кержацком конце Нижней Салды.
О том, как сложилась дальнейшая судьба Петра Степановича Бортнова, как он стал художником, какие картины создавал на протяжении 60 лет творчества (а создал П.С. Бортнов более 1000 картин), можно узнать на пешеходной экскурсии музея истории НСМЗ, посвящённой светлой памяти и 100-летнему юбилею Заслуженного художника РСФСР. На экскурсии вы увидите ре- продукции картин художника из фондов музеев Урала, сможете сравнить все 4 варианта картины «Братья», услышать о всех периодах творчества уральского самородка. Пешеходная экскурсия завершается у домика П.С. Бортнова. Предварительная запись на экскурсии по телефону: 8-909-70-14-032. Наследие П.С. Бортнова вели- ко и бесценно. В каждой картине, в каждом рукописном листочке – душа художника. А значит, он с нами. Навсегда.


Марина УПОРОВА, заведующая музеем истории НСМЗ
Источник: стр. 12 ГОРОДСКОЙ ВЕСТНИК ПЛЮС № 41 24 мая 2018 года ИМЕНА И ДАТЫ САЛДИНСКОЕ ДЕТСТВО В УРАЛЬСКОГО ХУДОЖНИКА

Статья о художнике с сайта:

https://yfnfkmz1960.jimdo.com/2018/08/27/салдинское-детство-уральского-художника/

Фотографии картин с сайтов:

http://www.onlineart.ru/rus/gallery.php?id=4078
http://artmnt.ru/artists.php?id=37&_sc=1

Интересно? Расскажи друзьям!
avatar