Нарисованный город Алексея Рыжкова

Есть у нас в городе художник, чьи волшебные картины возвращают нас в детство. Особенно тех, чье детство прошло в Екатеринбурге-Свердловске. Никто, кроме автора не напишет о своем творчестве лучше. Поэтому я привожу текст Алексея Рыжкова и несколько его картин. Работы говорят сами за себя.

«Я нарисовал картинку «Детство» в 2000 году. Вид из двора дома, где у меня была тогда мастерская.

Витя Махотин написал свою работу с той же точки в 1999 году. Каждый видит по-своему.

Я нашел свой текст той поры. Там и про Махотина есть. Рассказик длинноват для Интернета, но мне показался интересным. Может, кто-нибудь прочтет…

ЗАТЕРЯННЫЙ МИР

Берега Исети от Царского моста до улицы Куйбышева – очень знакомое мне место, если не сказать больше. Здесь мной нарисован чуть ли не каждый квадратный метр. Мальчишкой я любил бродить на этих берегах. Помню высокие стебли и горький запах полыни, странную, даже жутковатую пустынность, какой-то несуразный, крошечный домишко с рельефными коричневыми буквами на грязно-желтой стене: «Керосин». Напротив, через речку, гордо возвышались сооружения старого завода, похожие на средневековый замок. Это была особенная, отдельная, зачарованная местность. Трудно представить, что находится она почти в самом центре города. У Царского моста приютился изящный потрепанный домик в стиле ампир с красивым кованым балконом. В этот удивительный домик, я попал позже, уже на излете детства. Там были мастерские художников, Свинкина, Калашникова, Сыскова, Филоненко. Здесь существовало тогда, трудно объяснимое ныне, своеобразное художническое братство. Художники были объединены не столько соседством, сколько искренней дружбой, общим направлением творческих исканий, а так же иллюзией общности своей судьбы. Старая скрипучая лестница, старинные двери, странные запахи, полумрак. Этот дом и заключенный в нем мир находились в полной гармонии с местом, которое его окружало. Так получилось, что некоторое время назад, в течение трех лет, у меня была мастерская все в том же очарованном уголке. В рязановском особняке, что стоит между баней на ул. Куйбышева и бывшем рестораном «Харбин».

Путь из дома на работу и обратно, как будто возвращал меня в детство. Многое изменилось, но ощущение заколдованности и затерянности этого островка в большом городе сохранилось и по сей день.

Усталая Исеть медленно несла мимо меня свои отравленные воды. Кружили невесть откуда взявшиеся чайки. Вдохновенно квакали лягушки. На пыльной траве паслись две толстые пятнистые коровы.

Однажды, идя в мастерскую, наблюдал буколическую сцену: двух купальщиц возле сточной трубы. Я потом нарисовал такую картинку, «Затерянный мир». Есть там и телебашня, и коровы, и купальщицы. На картинке не видно только, что были исетские русалки сильно выпивши.

В дворике, в который я заходил через петербургски — достоевскую подворотню, ощущение затерянности и отдельности этого мирка еще усиливалось. В расхристанном, но уютном дворике приходит на ум уже не Достоевский, а Зощенко. И если уж вспоминать писателей, то мрачный подъезд с безумной алогичностью лестничных маршей, площадок, каких-то закутков, сундуков и с большой гильотиной наверху пробуждает в памяти произведения Кафки. Обитал я на третьем этаже дома, который с улицы выглядит двухэтажным. Странное у меня там было соседство. Очень быстро, на моих глазах, рядом выросла стройная колокольня Троицкого собора, и часто мою маленькую комнатку пронизывал мощный и торжественный колокольный гул. Из окна была видна близкая громада телебашни. Что еще было вокруг? Причудливо извивались драконы на китайской крыше, споря с инженерной конструкцией купола цирка. На ближнем берегу скромно поджидали посетителей баня и психдиспансер.

Старожилы этих мест часто поминали художника Виктора Махотина. Этот русский человек по странному влечению души записался в евреи и работал сторожем в синагоге. Синагога была тут же, в двух шагах. Как раз там, где ее нынче вновь построили. Не уверен, что мне удалось убедить читателей в привлекательности поймы Исети между двумя мостами. Как-то там диковато и абсурдно. Но вот что удивительно: время идет, место все время изменяется, лягушки больше не
поют, там, где паслись коровы, уже лежит асфальт. Но зачарованность этого затерянного уголка все та же. Я очень надеюсь, что, несмотря на многочисленные разрушения, своеобразие и неповторимость нашего города уцелеет, и он не превратится окончательно в безликий, трагически не
помнящий родства, бесчеловечный мегаполис.»

Алексей Рыжков: «Это о храме у Драмы. Поражает агрессивность, презрение к нам и полное отсутствие вкуса у инициаторов проекта.»

Алексей Рыжков: «Помните, как мы обнимали пруд? Это было здорово! Жаль, если градозащитное движение в городе будет расколото. Ведь и так силы неравные. Самый верный путь к защите нашего города от вандалов — это единодушие и яркие, светлые, добрые акции в виртуальном и в реальном пространстве. Привлекающие сердца десятков тысяч людей! Дорогие наши лидеры и предводители, если вы будете ссориться между собой, как вы соберете народ? И так получается трагически малое число для города миллионника. Я знаю многих, кто думает как вы, но не выходит с вами. Говорят :»Они пиарятся», «это политика» и т.д. Большинству из нас, обычных людей, трудно уследить за вашей междоусобной борьбой. Она не вдохновляет. Наоборот! Может, вы что-нибудь и докажете друг другу. Может, даже и справедливость восторжествует. Но вы убьете нашу веру в способность горожан к самоорганизации. Наши противники называют нас «баранами». А что, если они правы?»

 

Алексей Рыжков : «14 декабря 2000 года был торжественно открыт памятник декабристам. Я там был. Нарисовал потом, как запомнил. Автор памятника Валентина Соколова стоит слева от оркестра среди штатских людей с цветами в руках. Как-то все «срифмовалось» в тот день с восстанием на Сенатской площади и последующими событиями.. Классицизм, воинский строй на снегу, зачехленные фигуры, как висельники перед казнью… За 18 лет маленькие елочки, которые видны на картине, разрослись. Такое впечатление, что гранитные фигуры добрались до Сибири и шагают по тайге… Остановку Декабристов стыдливо и невыразительно переименовали в что-то там при президенте России. Так, значит, все-таки не надо было «будить Герцена»?»

Алексей Рыжков выпустил книгу о Екатеринбурге, очень добрую, почему-то все ее называют «детской», хотя это книга для взрослых, конечно, но я даже отгадала эту загадку: если подарить эту книгу хорошему человеку, то он радуется как ребенок!

А еще Алексей рисовал рисунки для двух детских книг!

Алексей Рыжков много фото размещает в ФБ, заходите, смотрите. И просите продать: ведь для художника нет большей радости, чем осознание, что его картины востребованы, висят на стенах, радуют людей.

И если в реальности наш город порой грязен и не ухожен, то на картинах художника он всегда наряден и дружелюбен.

Интересно? Расскажи друзьям!
Марина Чеботаева
Мне нравится жить, работать, общаться с самыми разными людьми, выстраивать отношения, строить планы. У меня есть замечательная работа: мы занимаемся очисткой сточных вод и делаем воду на этой Планете чище. Ещё мне нравится быть директором: это не только развитие бизнеса, но и развитие людей. Я люблю улучшать жизнь вокруг себя. У меня есть замечательное хобби: проект "Двигаем Урал в России и в мире!" Сегодня он состоит из 15 книг на русском, английском, немецком и китайском языках. Будет еще минимум пара книг. Кому интересно - присоединяйтесь!
avatar