Эту статью передала порталу Наш Урал Татьяна Фомичева, директор национального парка «Юдыг Ва» . Статья была написана Александром Малофеевым, научным сотрудником парка. Александр Иванович Малофеев хотел издать книгу о снежном человеке, на Уральском Севере, которого он нежно называл «двоюродным братом» о его встречах с ним, он показывал места этих встреч коллегам по национальному парку.  С 2000 года ученый и его спутники натыкались на отпечатки ступней больших размеров. Ему встречались следы от 40 до 60 см в длину, по которым он стал распознавать взрослого самца, самку и подрастающего йети. Им дали имена — Леня, Ева и Вовочка. Учёный книгу издать не успел, в 2015 г. А. Малофеев умер. Пусть этот текст останется на портале. К счастью  в тех местах есть национальный парк  и место для обитания снежного человека будет сохранено. 

«Я не специалист в областях криптозоологии, антропологии – никакой другой науки, ведущей исследование и изучение реликтового существа. Я просто наблюдатель, оказавшийся свидетелем и участником встреч с теми, кого называют в разных краях по-разному. Где «Снежный человек», где «Бигфут», где и просто Лешим. Ни в коей мере не претендую на роль исследователя этого существа. Статья эта – изложение собственных мыслей и предположений, как отражение шести встреч в разные годы с реликтовым гоминоидом.

С уважением, автор.

ДВОЮРОДНЫЙ БРАТ

Кто Он?

Кто Он? Очень близкий родственник человека разумного. Близкий, но отвергнутый ближайшим родичем, считающим себя разумным. Брат, пусть Двоюродный! Отрицаемый до одури «исследователями», вплоть до факта самого существования. Ортодоксам от науки, считающими доказательствами существования вида шкуры и черепа. Или на худой случай видеоролик минут так на двадцать. С близкого расстояния. Многим учёным нужны именно такие «достоверные факты».

Снежный человек на УралеНо в исследованиях есть и нечто иное, что не оставляет никаких таких «достоверных фактов». Оставляет в памяти людей, повстречавших это «загадочное» существо. Почему же загадочное? Люди, жившие сотнями поколений бок о бок с Двоюродным Братом, как бы забыли напрочь о его близости. И загадочным его не считали. Вполне достоверный персонаж, обитающий рядом с человеческим жильём. Огромный, сильный, страшноватый. Так продолжает думать крохотная часть населения планеты. Те, кто проживает в малонаселённых или почти не населённых «медвежьих углах». Например, женщины оленеводов, пасущих стада на склонах Полярного и Приполярного Урала. Знают, побаиваются. Существо страхолюдно, но обычно.

Остальное человечество переселилось в уютные квартиры, напрочь забыв о тех, кто остался в пещерах да берлогах. Про пещеры да берлоги – это я так, предположением. Нет доказательств у меня, но есть обоснованная на интуиции, на здравом логическом предположении уверенность. Просто всё. Да где же ему жить то ещё?

ОН

Он приютился на сухом клочке приболотного бугра среди белёсых лишайников, мягких мхов и невысоких жёстких трав. Впрочем, Он мог не спать очень долго, мог и на сырой кочке свернуться. Но так, на сухом, лучше. Почему лучше? Какой-то безмерно далёкий, оставшийся в прошлом предок предупреждал, когда невнятно, а когда и яростными криками – не делай этого! Нельзя! Этот голос-предостережение Он слышал с момента рождения своего. Вот и сейчас – так лучше.

А Он и есть наш Двоюродный Брат. В дрёме своей всё слышащий и всё видящий, и ощущающий все запахи – знакомые и незнакомые. Запахи… Они несли в себе — то предупреждение, то сигнал о близости добычи, а то тревогу. Запахи и звуки были главными стражами спокойствия и безопасности Двоюродного Брата человека. Видит Он тоже отлично, различает движение малого самого существа на пределе обозора. Человек сказал бы – на краю окоёма. До предела развитые, доведённые до совершенства чувства позволяли ему опознавать любое существо задолго до того, как оно, существо это, почует хотя бы малый признак нашего родственника.

Но было ещё одно чувство, очень острое и очень древнее – предчувствие изменений в природе. Ливни, туманы, холода, снега – обо всём они предупреждали вовремя. О том что будет, Он сам по себе, без всяких усилий со своей стороны, получал «информацию» от самой природы. И информация эта была в образах, демонстрирующих изменения в природе. Он может сравнивать — что было, что есть сейчас, и что будет. Ещё существовала связь с себе подобными. Из самых дальних уголков обитания… Ну, сажем, племени.

Как зовут?

Снежный человек на УралеГде-то на самом дне тайной копилки информации остались воспоминания памяти старейших поколений. Об извержениях вулканов, землетрясениях, цунами… Когда-то, давно очень, этим же обладали предки двоюродного брата – человека разумного. Обладали – и растеряли. Принятые среди людей названия «Снежный Человек», «Каптар», «Бигфут» и другие – клички да прозвища, псевдонимы – вот что это! А имя где? Особенно мне непонятно «Йети». Гималайское, чуждое, обозначающее совершенно иное существо. Ладно бы по-местному, по коми – «Яг Морт». Лесной человек – очень правильно! И Лешим вполне можно назвать, по-русски. Да только слово «Леший» стало нарицательным. Уж давайте, как условились – Двоюродный Брат.

Зато у людей есть такое, что существу нашему было неведомо вовсе и делилось на «опасно – не опасно». Высоко в небе исчезал звук пролетевшего, ничуть не опасного существа. Но вот на юго-западе возник тонкий пока, свистящий звук рычащего зверя. Но далеко. Он даже определил степень опасности для других существ, которые не в состоянии опередить своим поведением рычащего зверя и скрыться подальше. От рычащего до лёжки Двоюродного Брата – так определил бы человек по карте – никак не меньше 15 километров. Человек, называющий рычащего зверя вездеходом, был в состоянии спокойствия. Пока. Но рядом было ружье. Двоюродный Брат не боялся и ружья. Наличие этого смертоносного оружия рядом с собой выдавал человек. Особенно когда держал ружьё в руках или размышлял, даже про себя, об охоте на зверя. Охотник с оружием в руках буквально испускал волны агрессии!

ОН

И этот рычащий сейчас не опасен. Брат грязно-серой громадой возлежал на сухой почве, видел и слышал, как глубоко под ним скребутся и пищат в норах маленькие существа с длинными и короткими хвостиками, и вовсе без них. Как прополз в толще свежевзрытой земли длиннющий червяк, и как почти мгновенно его схватил один бесхвостый обитатель подземелий. Слышал сварливые крики белых птиц с раздвоенными хвостами, отгоняющих от птенцов облезлого, неопрятного линялого песца. Слышал пение птиц в приболотном ивняке… А ещё Он лежал и впитывал такие знакомые запахи земли. Ароматы цветов – приятные и не очень. Но полезные. Дурман багульника говорил о близости болота. Нежные ароматы купальница возвещали о лугах далёких, приречных. Запахи валерьяны и таволги доносились от закочкаренной поймы таёжного ручья, вытекающего из болота.

О нём

Снежный человек на УралеДвоюродному Брату бояться некого. Да и кого ему бояться! Роста громадного, три метра для самца – нет, лучше мужика! – обычный рост. Таких всегда среди людей назвали гигантами. В литературе след оставили. Взять хотя бы «Сказание о Гильгамеше». Сам Гильгамеш гигант, всю жизнь искал себе подобного и нашёл. По все описаниям ОН.

Вес, если по-нашему, по-человечьему, за 400 кг. А может и полтонны. Никто же Двоюродного Брата на весы не приглашал. Самки помельче, но и четверть тонны вес кое-что значит. почему-то… и рост около двух с половиной метров. Да, дамы поминиатюрнее. Да ОН и есть мужик! Мощные руки и ноги. Бегает по непролазной чаше так, как обычному человеку сроду и по беговой дорожке не пробежать. Силы у него не меряно! Мог Двоюродный обхватить, подойдя тихонько сзади к медведю, задушить хозяина тайги, ребра тому поломав. Запросто!

Просто всё вроде. Силушка есть. Но и умом наши Лешие да Яг-Морты не обделены. Ничуть не обидела природа и этим. Потому и отношения двоюродных родственников такие сложные, многообразные, глубинные во времени и рассеянные в пространстве. Есть даже высказывания, что приходят ОНИ из миров параллельных. Из других измерений. Очень сомневаюсь. Но как догадка, но не гипотеза вполне может существовать. Хотя – кто знает. В мире нашем столько неочевидных случайностей… Но я не сторонник этих экстравагантных теорий.

Отношения по-родственному сложные. С нашей стороны? Первое, что испытывает при встрече с Двоюродным любой человек – страх. Дикий, первобытный. Точно такой же страх и ужас ощущает человек, даже не видя своего визави. Рядом тот, где-то в кустах – и ужас, волосы дыбом. Но если только братец разгневан на кого-то и за что-то. Или просто прогнать хочет.

А что ОН к нам испытывает? Сразу и не сказать. Как было во времена давние? Периодическая печать, историческое наследие – научное и литературное – донесли до нас скудные крошки с царственного пира общения человека разумного со своим двоюродным. Но и того, что дошло до нас, достаточно для заявления – раньше ИХ больше было. Чаще встречались ОНИ с людьми. Сейчас на планете почти не осталось необитаемых мест, где встреча с «кузеном» произойти может наверняка. Просто вероятность встреч разная.

Как бы ни был наш родич осмотрителен и чувственен, даже сверх всякой меры, в краях, заселённых людьми плотно, встреч не избежать. Особенно в местах, «освоенных» в последние десятилетия. Ведь именно они, места эти, и были тем малозаселённым оазисом, где обитали ОНИ. Говоря современным языком, их ареал был значительно шире, нежели в современности. Меньше ареал, скуднее пища, меньше особей, меньше вероятность встречи самцов и самок. И меньше детёнышей. Простите – детей.

Вроде типичная картина вымирания вида. Любых видов на нашей планете, вымерших в последние столетия, десятилетия, годы… Но наши реликтовые родственники – создания особые. Держатся до сих пор. Выживают не только за счёт приспосабливаемости к природно-климатическим условиям, к разным негативным изменениям, но и за счёт своих сверхспособностей. Это и телепатия, и дар предвидения ближайшего будущего, и цепкая память предков. И ещё многое такое, о чём мы можем предполагать, строить гипотезы всякие. О сверхспособностях реликтового гоминоида (а именно так называют его учёные-криптозоологи. Или криптобиологи – разницы особой не вижу) написано много. Очень много!

Об этом догадывается любой случайный контактёр, повстречавший с ним на «неведомых дорожках». Догадывается быстро, если сумеет преодолеть страх. Или позднее, когда испуг проходит и в спокойной обстановке мозг «очевидца» выдаёт виденное как цепь последовательных событий в определённое время и в определённом месте. Не всякий и не каждый житель планеты нашей пойдёт добровольно на общение с гоминоидом. А если и пойдёт, то желание такое у большинства быстро проходит. Почему – думаю понятно. Страх! Нет, скорее – ужас! Оскомину набившее выражение – «волосы от страха дыбом встали» вовсе не из ничего возникло. Сам был свидетелем. До того случая ни за что не поверил бы, что волосы мог дыбом подниматься.

Да, отношение реликтовых гоминоидов к человечеству требуют особого разбирательства, а вот к отдельной личности могут быть очень-очень разными. Многие нюансы общения такого также описаны в научно-популярных, научных изданий, в программах телевидения, в периодике СМИ. Даже в фантастических произведениях. Отношения такие не являются предметом рассмотрения этой статьи. Они, реликты эти, давно «поняли», что чем меньше они появляются перед техногенными сородичами, тем лучше. Их не влекут родственные связи. Пеший конному не товарищ. Главным чувством, кроме изумления от первой встречи с человеком, становится любопытство! Да ещё какое любопытство! Где-то на грани с любознательностью. Но не у каждой особи. Привыкают!

Снежный человек на УралеНо и любопытничают родичи наши скрытно. Со стороны посмотреть на людей – это запросто, это с удовольствием. Чтобы только их не видели. Очень нравится ИМ смотреть на биваки, палаточные лагеря с высоты крутого берега, со скалы. И сопровождают в пути тоже частенько. Не идут по следу человека или группы людей, как сделал бы любой зверь. Идут параллельно пути или тропе на удалении, не позволяющем из узреть. А вот о тишине при сопровождении и не думают. Не стесняются. Топают, ветками хрустят, свистят…

Умышленно появиться перед людьми? Могут, и ещё как могут! По случайности чаще. Бывает из озорства – юмор им присущ. Хулиганят иногда. Но вот о таком контакте, что связан с нанесением травм, тем паче – убийств человека – не может быть и речи. Достаточно пугнуть. Все сообщения в СМИ о зверствах реликтовых гоминоидов – полная чепуха, выдумка, пиар недобросовестных журналистов. Может я и заблуждаюсь, но по отношению к человеку на суше наши Двоюродные Братья – что дельфины к купающимся в море.

«Снежные» – разок назовём так, – ничего преступного по отношению к человеку не совершали и не совершат. Понимают они, прекрасно понимают – за убийством последует расплата. Да такая, которой больше всего ОНИ боятся. Это – нашествие вооружённых людей. Видимо, так бывало уже, но пока в малых масштабах. А ИМ нужен мир! ИМ необходима территория, пространство. Пишу уверенно – ОНИ, ИМ – ибо народ это, социум. Пусть крайне малочисленный, пусть примитивный, но народ! Народ, желающий жить. А жить рядом с воинственным Двоюродным Братом всё труднее. Масла в огонь добавляют те же очевидцы и представитель СМИ. Есть и категория учёных, попирающих законы чести – ради сенсации они на всё готовы. Слава Богу, таких немного.

Что испытывает, кроме страха, человек по отношению к брату своему? Да всю гамму чувств, на которую человек способен. Чувства эти индивидуальны. А ОНИ к нам? Здесь позволю изложить собственные наблюдения. Взрослые особи, занятые чем-то серьёзным, ничего, кроме равнодушия не испытывают. Примелькались людишки. А молодые, и особенно дети – позволю так назвать детёнышей – стремятся к общению. И даже очень! Если когда и будет налажен контакт с этой особой, «древнесовременной» цивилизацией, то не без помощи детей и молодых представителей обоих видов. И с той, и с другой стороны. Только одно расстраивает при мыслях о перспективе контактов – откуда нашим детям и молодёжи, да ещё продвинутым, взяться в необитаемой местности?

Вообще-то в природной среде (раньше её природой называли) немало нынче разных лагерей для молодёжи и детей. Только направленность их не всегда гуманистическая. Учат приёмам рукопашного боя, передают опыт школ выживания, приводящий не к познанию дикой природы, а «раздвиганию локтями» элементов её. Про кратковременные выезды на «отдых» и говорить не приходится. Всё под прагматичным знаменем потребления, поданным нам из Зарубежья. И всё же – уверен! – дети, способные на общение найдутся. Контакт с иной цивилизацией, по своей значимости и масштабности сравнимый с контактом инопланетным.

Где ОНИ водятся?

Снежный человек на УралеГде ОНИ водятся? А везде, где людей поменьше, а природы побольше. Ареал одного индивидуума огромен. Я бы сказал, не имеет границ ареал. В смысле – не бескрайний, а не оконтуренный. Не как у животных. Это в смысле – «не заходи – убью!». Пересекаются пути-дорожки реликтов. Им, в отличие, скажем, от медведей, общение нужно не только в период брачный. Необходимо даже!

Общение, но какое и как? Мне пока известны (даже уверен в этом!) два основных способа общения. Первый, «дальний» — мысленный, телепатический. Второй – с помощью свиста. Свист особый, вызывающий у людей сначала «мурашки по коже», лёгкое чувство дискомфорта, а потом уже и страх. Свист, слышанный один раз, запоминается на всю жизнь. Почему так? Тайна свиста ведома лишь им, косматым свистунам. Но вот одно могу сказать определённо: свистят братцы наши, не как мы. Мы выпускаем при свисте воздух наружу, а они втягивают. Я пробовал, получалось, да так натурально, что опять «мурашки по коже».

Ходят без оглядок, не таясь, с хрустом и треском. Поступь тяжёлая. Ещё бы! Даже у самок вес под четверть тонны! Но когда надо, могут и «на цыпочках», совершенно бесшумно. Воды не боятся. И что им горный поток, сносящий человека как пушинку! Но вот что странно – не боятся и огня. От большого лесного пожара уходят, как и все живые существа. Очаг незатушенного пожара спокойно огибают. И по опушке уже горящего леса могут пройти – если пожар не верховой. А про горящий костёр и говорить нечего.

Мне с моими учениками довелось встретиться с реликтами шесть раз. Шесть сезонов, почему-то через год. Случайность? То, что впервые столкнулись – случайность. А потом второй раз, а тем более третий, четвёртый… Ни о какой случайности и речи быть не может! Выходили, начиная со второго раза, именно на нас. Жил рядом, стараясь не привлекать к себе много внимания. Особо насыщенным было общение с одним молодым, жаждущим контактов, реликтом, «окрещённым» нами Вовочкой. Несколько лет подходил к нашим лагерям. И каждый сезон становился всё выше и всё крупнее. Чего искал? Да общения! Одиночество и им, нашим Братьям, не очень по душе.

Цвета какого волосяной покров? Из того, что видел сам, что наблюдали мои спутники, общего определения цвета шерсти не составить. Пару раз это была бурая шерсть, как у медведя. Один раз гоминод даже оставлял клочок такой шерсти (или волос?) на стойке палатки. Медведь не мог потереться о высокую самодельную стойку на высоте около двух метров. Просто завалил бы старую парусиновую палатку. Но гораздо чаще определение цвета существа этого давалось как «белёсый, беловатый, серый, светло-серый». Остановились на определении «грязно-белый». Таким его видели с десяток раз.

Чем ОНИ отличны от людей?

Внешне, образом жизни, происхождением – очень многим. Реликт наш родственный ничего не забывает, и может «прокрутить», как ролик, прошлое из своего онтогенеза. Всё, что происходило. А может даже память его глубже. Но это только предположение…

ОН

Он лежал и впитывал запахи и звуки. Обыденность и спокойствие позволили Двоюродному Брату задремать. Дрёма не глубокая, чуткая, при которой пробуждение может вызвать любое изменение. Как сейчас. К аромату невесть как выросшей на краю бугорка и уже отцветающей купальницы горькой примесью вторгся злой, пахнущий горелой лесной подстилкой запах. Удушливый, страшный и неотвратимый, как сам лесной пожар. Запах был ничтожно слаб, его ощутил бы разве что чуткий нос собаки. Но Двоюродному Брату этого было достаточно. Лесной пожар – сколько их видел Двоюродный Брат за свою жизнь! ОН знал о направлении пала, скорости его продвижения и неизбежных последствиях бедствия почти всё. Самому ему ничего не грозит – несколько минут интенсивного бега, и Он выйдет из опасной зоны. Но изрядный кусок леса, тундры и ближнее болотце выгорят полностью. Неведомо каким чувством ОН определил в малейших деталях что будет. Огромная площадь будет отторжена от ареала обитания его и его самых близких родственников. Брат встал над бугорком и принюхался. Запах дыма становился всё сильней и отчётливей. Это занялся торф на болотце. И пожар, подгоняемый ветром, начал свой путь.

В прошлом году на берегу ручейка, пересекающего болотце, остановились люди. Они разбили бивак, сварили обед, и вечером продолжили движение. Это были опытные и аккуратные в обращении с огнём люди. Уходя, обильно залили кострище водой ручейка из чайника и котелка. Убрали мусор и закопали его в яму. Собрали осколки стеклянные, оставленные кем-то задолго до них, и зарыли там же. Но один осколок не заметили. И первые лучи солнца именно сегодня проскользнули сквозь стекло как через лупу и зажгли пучок сухой травы.

Так бывает. Случайность. Потому и нуждаются наши двоюродные родственники в уединении, в каком-то «разделе территории» с человеком, создании заповедного ареала. Чтобы было поменьше случайностей. Но сначала ИХ надо изучить.

Автор текста: Александр Малафеев,
научный сотрудник Интинского Филиала ФГБУ «Югыд Ва»

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar
сначала новые старые популярные
Сафрон Мартынович
Участник

Фотография т.н. «Етти» это полнейший зашквар! Неужели вам самим не стыдно публиковать такое??