Отправившись в заповедник «Оренбургский», в его участок «Предуральская степь», я знала, что главной его достопримечательностью являются лошади Пржевальского, заселенные сюда для интродукции вида. Но целью посещения заповедника было знакомство с тюльпанами Шренка.

Заповедник «Оренбургский»: участок «Предуральская степь»По заповеднику самостоятельно перемещаться нельзя, поэтому нам составила компанию научный сотрудник заповедника Жарких Татьяна Леонидовна, она же главный специалист по лошадям. Рассказывая об истории создания заповедника, о его флоре и фауне, она все время в своем рассказе возвращалась к своим любимым питомцам.

лошади Пржевальского ПерчикИз ее рассказа мы узнали, что лошади Пржевальского – это единственный вид подрода НАСТОЯЩИХ лошадей, сохранившихся на нашей планете. Был еще один вид лошадей – европейские тарпаны, но они истреблены еще в XIX веке. К слову сказать, то, что мы привыкли называть лошадью, по мнению специалиста (и это, действительно, так), уже искусственно выведенные животные семейства лошадиных.

лошади Пржевальского ПерчикК середине XX-ого века и лошадь Пржевальского была истреблена в дикой природе. Слава богу, в зоопарках-то как вид сохранилась. Сейчас на всей планете этих лошадок не более двух тысяч. Большинство из них живут в зоопарках.

И вот в 2015 году началась реализация первой в России Программы по созданию популяции лошади Пржевальского на территории заповедника «Оренбургский». Из Франции привезли пять животных. Одного самца, четырех кобыл и молодого полуторагодовалого жеребчика. Спустя год привезли еще один табун, уже из Венгрии. К этому времени французов уже выпустили на вольный выпас, на огороженную территорию «Предуральской степи».

Заповедник «Оренбургский»: участок «Предуральская степь»Когда мы поехали смотреть на тюльпаны и на «Бандитские горы», экскурсовод предупредила, что, если повезет, можем встретить свободно гуляющий табун. А это, и правда, дело везения: территория-то 165 кв. километров.

И вот, через несколько минут пути по какой-то только водителю ведомой дороге, Татьяна Леонидовна оживилась и махнула рукой куда-то вдаль: «Вон, вон они, мои дорогие!»

Заповедник «Оренбургский»: участок «Предуральская степь»Нас предупредили, что хоть животные и не боятся человека, но все же дикие, потому очень осторожные. Подойти близко можно, но без резких движений и не рассредоточиваясь, а держась вместе, как единое целое, чтобы лошади не подумали, что их окружают.

Заодно рассказали нам про одну любопытную кобылу, которая совсем ничего не боится, подходит к машине, облизывает капот и смотрится в зеркало.

Подъехав немного ближе, увидели, что это совсем даже и не табун, а одиноко пасущийся жеребчик. Паприка. Так его назвали при рождении. Он же француз! Ну, а у нас в России он был сразу же переименован в Перец, Перчик. Самый молодой из первой партии. Сегодня ему уже три года.

лошади Пржевальского ПерчикМашина остановилась, и Татьяна Леонидовна, выпорхнув из нее и захватив какой-то мешок (конечно же, с овсом), запричитала: «Аааааай-яй-яааааай-яй-яааааай! Ах, ты мой золотой, ах ты, мой зайчик, ах ты, мой мальчик! Аааааай-яй-яааааай-яй-яааааай!» И Паприка услышал знакомый голос издалека. Бежит, радуется. Татьяна Леонидовна высыпает часть овса на землю, чтобы поближе подманить Перчика.

лошади Пржевальского Перчик«А почему он один? Где же остальные?» — интересуемся мы. И в ответ услышали грустную, для человеческого понимания, историю. Вырос Перчик. Три года уже ему. Перестал быть жеребенком. Вожак, чтобы исключить конкуренцию в табуне, просто выгнал его, запретил приближаться к кобылам. И пошел Перчик скитаться по степи в одиночестве.

Случилось это за три дня до нашего знакомства с ним. Конечно, можно понять, что отсутствие коммуникации никак не отразится на психике дикого животного. Но все равно жалко. Была семья, и вдруг в одночасье никого не стало. Своей не обзавестись: в степи больше нет никого. Но мне хочется верить, что, когда выпустят после акклиматизации венгерский табун, Перчик обязательно найдет себе пару, ведь языкового барьера в дикой природе не существует. Хотя на этот счет Татьяна Леонидовна не столь оптимистична: в том табуне тоже есть свой вожак, и вряд ли он по доброй воле отпустит из своего гарема хоть одну кобылку. Так что гулять Перцу одному по Оренбургской степи еще лет 20 – 30 в одиночестве.

Такой вот друг у нас неожиданно появился. И новая забота: следить за судьбой Перчика и ждать счастливого продолжения истории. Благо, современные средства коммуникации это позволяют.

Интересно? Расскажи друзьям!
Booking.com