Сегодня, вспоминая давнюю и недавнюю историю, мы публикуем рассказ И.В. Балыбердина о его родном заводе, с которым Игорь Васильевич прошёл практически весь путь: от начала, через годы расцвета и до финала одного из самых крупных, интересных и, как вы увидите, прочитав материал, масштабных и необычных камышловских предприятий.

Винный склад – мастерские – завод

История зданий, в которых находился завод «Лесхозмаш», уходит в позапрошлый век, это здания Камышловского казённого винного склада №5. В путеводителе по Уралу 1899 года (стр. 214) в разделе «Камышлов» записано: «В городе пять православных церквей, детский приют Рожнова, винокуренный, кожевенный, свечно-сальный заводы, казённый винный слад, Общество взаимного кредита. Жителей в городе до семи тысяч и около 200 лавок».

На складе работала паросиловая установка с динамо-машиной на 110 вольт, которая давала электроэнергию для его освещения. В 1914 году здесь находился военный лазарет. Об этом свидетельствует штамп на докладной записке врача, а в телефонном справочнике того времени указан телефон госпиталя при винном складе.

В 1918 году в складе находился военный отдел Камышловского совета депутатов. После Гражданской войны в помещениях склада разместилась фабрика по производству термоткани, но из-за постоянной нехватки сырья для производства её закрыли. В 30-е годы в этих зданиях были районные машинно-тракторные мастерские, где ремонтировали тракторные моторы.

Завод «Лесхозмаш», КамышловРуководителем мастерских был Н.И. Четвертак, механиком – Д.А. Харитонов, который возглавил их, когда в 1938 году мастерские стали самостоятельным предприятием. В 1941 году он ушёл на фронт, а когда после войны вернулся, мастерские уже назывались Ремонтно-механическим заводом, где он проработал до 1974 года в должности завгаражом. В 1942 году в эксплуатацию пущен литейный цех, завод стал выпускать корпусы мин для миномётов и гранат-«лимонок». В литейном цехе отливали заготовки, а в механическом производили их полную обработку и отправляли снаряжать взрывчаткой.

После войны

В мирное время завод перешёл на выпуск запчастей к сельхозмашинам. Осваивал новое оборудование: таль ручную червячную грузоподъёмностью три тонны, мельницу, станки для производства кирпича (их называли глиномялками), картофелетёрки и топливомеры. Вся эта продукция, за исключением тали и сельхоззапчастей, не пользовалась спросом у потребителей. Последнюю мельницу, не реализованную в течение двух лет, отправили в металлолом. Завод оказался в тяжёлом финансовом положении.

В 1950 году пришли новый директор И.А. Ворсин и главный инженер Л.И. Ронкин. На общем собрании коллектива завода Ворсин заявил: создавшееся положение выправлю, но жёстко буду наводить порядок в трудовой дисциплине. А Ронкин добавил, что, если выпивохи не возьмутся за ум, будут увольнять. И увольняли, но навели порядок. Стали вовремя получать зарплату.

Новый директор отказался от выпуска не пользующейся спросом продукции. Началось освоение новой: стогометателей, автопоилок для скота, ковшовых мерок, тракторных волокуш, наборов съёмников для ремонта сельхозмашин. Недолго выпускали водоподъёмные лебёдки. Из старой продукции остались запчасти к сельхозмашинам и таль ручная. В ремонтном цехе ремонтировали токарные станки и шлифовали коленвалы для двигателей внутреннего сгорания.

В этом цехе проработали по нескольку десятилетий бывшие фронтовики, слесари-ремонтники: Степан Устьянцев, Анатолий Ошурков, Владимир Байнов и шлифовщик Егор Пономарёв. В отдельном здании установили компрессор и дизель-электростанцию. Старая электропаросиловая установка была демонтирована, а котёл использовали для отопления завода. Был построен прессовый цех, оборудован тёплый гараж, сделан пристрой к литейному цеху.

Пламенный большевик

Мастером литейного цеха был М.Г. Романов. Об этом человеке надо сказать особо. Раньше он жил в Петербурге, работал литейщиком на Путиловском заводе. При царе отбыл 10 лет каторги за революционную деятельность, а при Сталине – 10 лет за контрреволюционную деятельность. Ему было запрещено проживать в областных и столичных городах, поэтому они с женой поселились в Камышлове. Он был участником Октябрьской революции в Петрограде. Если кто-нибудь называл его коммунистом, отвечал: «Я не коммунист, я большевик, ленинец». Сталина он называл идейным противником Ленина, а историю ВКП(б) – не соответствующей действительности.

Когда Михаил Григорьевич умер, на его похоронах был представитель горкома партии, который в своей речи назвал его пламенным большевиком. Вот таким был мой первый мастер, наставник, а пришёл я туда в 1950 году. Вскоре меня перевели в инструментальный цех. И тут мне повезло. Мастером в этом цехе был Алексей Фролович Штрыков, это был специалист высочайшего класса, многому меня научил. Жаль, что мало поработал.

Продукция: от талей до корабельных дизелей

Тем временем на заводе оборудовали небольшой клуб. Появились художественная самодеятельность, заводская телефонная станция и радиоузел. В цехах – электрические настенные часы. Было восстановлено старинное двухэтажное кирпичное здание, которое ещё в Гражданскую войну полностью выгорело изнутри.

На первом этаже его разместился цех сборки грузоподъёмных механизмов: талей и кошек. Раньше тали собирали в тесном помещении и испытывали вручную, это был тяжелейший труд. В новом цехе всё было механизировано, и производство увеличилось в два раза. Ежемесячно стали собирать по 1200 талей. Эту работу выполняли слесари Виктор Устьянцев и Григорий Лысков. Тали делали и на экспорт, отправляли в Монголию, Румынию, Бангладеш, Йемен, Бельгию, Испанию, Турцию, Египет, Марокко, Сирию, ОАР, на Кубу.

Завод «Лесхозмаш», КамышловНа втором этаже был устроен новый клуб. В помещении старого оборудовали душевые и открыли медпункт. Была переоборудована кузница. К имевшемуся в ней механическому молоту мощностью 150 кг добавили ещё два – по 150 и 400 кг. На молоты были изготовлены специальные бойки, на которых кузнецы Александр Новиков и Иван Злобин с подручными ковали всё необходимое заводу. В эти же годы пришёл новый начальник ОТК И.С. Дронов. Строго следил за качеством продукции, этого же требовал от контролёров. Дронов проработал у нас много лет. А тем временем директор завода Ворсин уехал на целину. Его сменил А.В. Гордеев.

На заводе продолжали осваивать новую продукцию: катки кольчатые для сельского хозяйства, пресс ручной мощностью три тонны, вантузы для нефтепроводов, самоходные рельсовые тележки в Индию для Бхилайского металлургического комбината. Освоили выпуск крыльчатки для водяного насоса тракторов, на неё был огромный спрос. Изготовляли маховики для корабельных дизелей в Китай. Диаметр этого маховика был около метра, а вес – около тонны. Отливали их в литейном цехе, а механическую обработку и балансировку производила бригада В.Я. Новикова. Также отливали передние стенки котлов кормозапарников.

Завод «Лесхозмаш», КамышловРождение и гибель катера

В 1956 году пришли на завод два молодых инженера – Р.М. Иванов и И.В. Котов. Иванова назначили начальником техотдела, а Котова – в механический. С их приходом оживилась рационализаторская работа. Иванов стал агитировать молодёжь на постройку катера. Он говорил: у вac рядом полноводная река и большое водохранилище, будем ходить по ним на катере. Молодёжь поддержала идею, директор тоже дал добро и выделил старый автомобильный мотор. Все так увлеклись, что по вечерам и в выходные занимались этим делом.

И мы построили катер. Он брал на борт 25 человек. Ходили на нём по Пышме и Погорельскому водохранилищу. Но катер погиб при железнодорожной катастрофе. На заводе была погрузочно-разгрузочная площадка и тупик. Несколько гружёных железнодорожных полувагонов «ушли» от лесоторгового склада, пронеслись через территорию мельзавода и влетели на нашу, снесли ограждение тупика, улетели в реку и раздавили катер.

Модернизация литейного цеха

Иванов отработал три года, уволился и уехал из Камышлова. Начальником техотдела назначили И.В. Котова, механический цех возглавил А.К. Фомин. В литейном цехе построили вторую вагранку для плавки чугуна. С её постройкой началась реконструкция литейного цеха. Например, раньше подвозили чугун и кокс к шахтоподъёмнику на телеге, в которую запрягали быка по кличке Сенька, вручную перегружали в шахтоподъёмник. Наверху у вагранки выгружали тоже вручную. На завод привозили крупногабаритный чугунный металлолом. Чтобы загрузить его в вагранку, приходилось разбивать на мелкие части кувалдой. Это был тяжёлый труд, и, чтобы его ликвидировать, построили копёр.

В цехе смонтировали формовочный конвейер. Механизировали заливку форм металлом и многое другое. Установили «корковую» машину, на которой делали прочные, лёгкие формы для отливки. Работал на ней Степан Хомутов. Также в цехе были оборудованы душевые. Начальником цеха был С.А. Изенев. В результате реконструкции выплавка чугуна увеличилась в два раза. В 1961 году все металлорежущие станки были полностью заменены на новые. А между тем на заводе освоили новый вид продукции: водопроводные вентили и внутренний балансир для гусеничных тракторов. В 1967 году завод передали в Министерство лесного хозяйства РСФСР, и он стал называться «Лесхозмаш». Директором назначен И.В. Котов, главным инженером – А.В. Гришанов.

Завод «Лесхозмаш», Камышлов1960-70-е: завод растёт

Термический цех пополнился установкой для нагрева деталей токами высокой частоты и двумя электропечами. Построены электроцех и новое здание механосборочного цеха. В его двухэтажной части на первом этаже оборудовали гальванический цех, столовую и магазин. На втором этаже были контора завода, ОТК, метрология, земельная и химическая лаборатории. Построены более мощная дизельная электростанция и новый гараж. Строится жильё для заводчан.

Продолжается освоение новой продукции: станки для изготовления штукатурной дранки, мульчирователи почвы, культиваторы, лесные плуги, отделители зелени. Эти машины использовались в лесосеках для отделения от веток листьев и хвои, из которых готовили витаминную муку для скота. Освоили опрыскиватели защищённого грунта. Делали рассадопосадочные машины и катки-осветлители, предназначенные для вырубки ненужной поросли в лесах и под линиями электропередач.

Завод «Лесхозмаш», КамышловОсвоили моечную машину стеклянной тары большой металлоёмкости, её длина более 15 метров, вес около четырёх тонн. Состояла она из четырёх агрегатов: моечного барабана, транспортёра, насосной станции и фасовочного транспортёра, приводили в действие пять электромоторов. В час машина мыла и пропаривала две тысячи пол-литровых банок, могла мыть и литровые. Таких машин было изготовлено 45 штук. Производили их в течение нескольких лет по 10 машин в год, а в один год – 15.

Также были освоены гидроподъёмники на базе трактора ДТ-75, делали луговые широкозахватные бороны, комплекты трелёвочного оборудования. Это оборудование навешивалось на трактор Т-80 и предназначалось для санитарной рубки. Кроме больших серий различных машин, приходилось исполнять единичные заказы. Например, были изготовлены два грейдера и три скиповых подъёмника. Были и сезонные заказы. Например, на сани розвальни. В связи с нехваткой производственных площадей был построен и оснащён заготовительный цех.

Завод «Лесхозмаш», Камышлов
1 апреля 1983 года. Бригада по изготовлению нестандартного оборудования (гидроподъёмников) на испытаниях первых образцов: слесари-сборщики С. Падерин, П. Холодков, Ю. Голиков, бригадир И.В. Балыбердин, начальник механо-сборочного цеха А.И. Чистяков, слесари Е. Шушков, П. Дуров, тракторист Ф. Подчивалов.

Завод был участником Всесоюзной сельхозвыставки и ВДНХ. Награждён Почётными грамотами этих выставок и большой бронзовой медалью ВСХВ, а в 1979 году был участником Всемирной выставки «Лесдревмаш-79» в Москве.

2010 год. Финал

Однако времена менялись. В 1996 году завод стал Акционерным обществом открытого типа. Гендиректором избрали В.П. Котова. Уходят на пенсию бывший директор И.В. Котов, главный инженер А.В. Гришанов, начальник техотдела С.Ф. Носов, незадолго до этого не стало конструктора Н.Т. Дунина. Каждый из них проработал на заводе по нескольку десятилетий. Закрыли гальванический цех. Работы становилось всё меньше. Люди увольнялись. Спасала «егоза» – колючая спираль, на которую был большой спрос. Вили её разных диаметров, что и привлекало заказчиков.

Были заказы ЭТЗ на изготовление распределительных муфт и завода «Урализолятор» на поставку чугунного литья. Новый директор договорился с Уральским научно-исследовательским технологическим институтом о сотрудничестве. Появились новые заказы. Для угольной промышленности изготовляли пробоотборники для определения калорийности угля и вибрационные питатели для загрузки угля в железнодорожные полувагоны. Много было заказов для нефтяников. Это в основном оборудование для ремонта бурильных труб.

Почти вся продукция была металлоёмкой. Например, сушильная камера весила 3,5 тонны, а длина её – 12 метров. Кроме этого, варили стальные мачты для линий электропередач и траверсы для линий связи. Освоили выпуск тали ручной червячной грузоподъёмностью одна тонна. Казалось бы, всё хорошо, но неожиданно умирает генеральный директор В.П. Котов. Это стало началом конца завода. Однажды новое начальство, собрав всех оставшихся работников, предложило нам написать заявления на увольнение по собственному желанию. Шёл 2010 год. Отработал я на заводе 60 лет.

Автор статьи: Игорь БАЛЫБЕРДИН, краевед
Источник: редакция газеты «Камышловские известия»

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar