В следующем году исполнится 100 лет со времени крестьянского восстания на территории Западной Сибири. Предлагаем посетителям портала «Наш Урал» познакомиться с фрагментом материала краеведа из села Большая Ченчерь Казанского района Тюменской области Анны Трофимовны Дегтяревой.

Казанское
Анна Трофимовна

Эта неравнодушная к судьбам своих земляков женщина входит в число тех людей, чьими стараниями на месте братской могилы крестьян, погибших во время восстания, был открыт памятник. Таким образом была восстановлена историческая справедливость, которой требует время. Только так можно примирить сегодня всех людей, кто лишился своих родных в той страшной человеческой мясорубке.

Вступление к статье А. Т. Дегтяревой

История крестьянского восстания в Сибири 1921 года требует не только тщательного изучения, но и тиражирования достоверной информации. За прошедшие годы произошло столько искажений реальности тех трагических событий, что только единицы исследователей способны рассуждать о них с позиции объективного анализа.

До сих пор нет единого мнения и среди людей, чьи предки стали свидетелями, а порой и активными участниками той народной войны за правду и справедливость (с обеих сторон). И сторонники восставших, и сторонники тех, кто подавлял восстание, имеют свои суждения, которые основаны на семейных преданиях. Основаны на людской памяти.

Попытки представить крестьянский бунт только как кулацко-эсеровский мятеж, что внушалось нам всем долгие годы, вызывают все больше сомнений. Любые же сомнения способны порождать самые невероятные трактовки. Именно поэтому такой важный исторический пласт должен быть непредвзято изучен и оценен.

Работа Анны Трофимовны Дегтяревой представляет особый интерес в этом плане. Она основана не только на материалах других исследований, но, что особенно ценно, на личных разговорах с людьми, которые помнили то время, и их прямыми потомками.

Работа в силу своего большого объема не может быть воспроизведена здесь полностью. Тем людям, кто заинтересуется этим трудом и захочет ознакомиться с ним в источнике, можно обратиться в библиотеку села Большая Ченчерь к Анастасии Вячеславовне Стариковой. Тел. +7(3455)32-45-29;        

       

«…Масштабы восстания

ни с чем не сравнимы.

По сути, это был мужичий бунт –

Бессмысленный и беспощадный».

К. Я. Лагунов

МОЙ КРАЙ РОДНОЙ

В живописных местах расположена деревня Новопокровка. Леса и поляны богаты грибами и ягодами, плодородные земли богаты сенокосными угодьями. Всё это привлекало людей, и деревня заселялась быстро в XIX веке.

Найдена самая первая запись о деревне в «Книге расстрелянных» составителя Рафаэля Гольдберга. В ней записано о крестьянине Данилине Василии Михеевиче, родившемся в 1860 году в деревне Новопокровка. Заселялась деревня в основном прибывшими из Европейской России. В архивных записях деревня названа Пороги. Почему? Ответа нет.

Деревня Новопокровка входит в состав Большеченчерского сельского поселения. Размещается по обоим берегам реки Марковичи в 8 км к востоку от села Болшая Ченчерь. Население на 2008 год составляло 105 человек.

В декабре 1919 года образован Новопокровский сельский совет, Ларихинской волости Ишимского уезда. В начале 1924 года сельсовет вошел в Ларихинский район.

По данным 1925–1927 гг: Новопокровский сельский совет Ларихинской волости, в составе которого населенные пункты: д. Новопокровская (-ка), (Пороги) – 572 жителя, д. Михайловка – 358 жителей, кордон Юрьевский – 10 человек, кордон Воротынцев – 3 человека, кордон Боровской – 11 жителей. Всего по сельсовету проживало 954 человека.

На начало 1922 года в деревне Новопокровка проживало 550 человек. С 10 июня 1931 года Новопокровский сельсовет – в составе Казанского района, а с 17 июня 1954 года он перестал существовать и вошел в Большеченчерский сельский совет.

События XX века не обошли Новопокровку. Новопокровцы участвовали и в Первой мировой войне, и в гражданской, и в крестьянском восстании 1921 года. Не обошли их и раскулачивание, образование коммун, колхозов, Великая Отечественная война 1941–1945 гг. и перестройка.

КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ 1921 ГОДА

Прошло 86 лет с начала стихийного восстания сибирского крестьянства. За эти годы многое изменилось в жизни страны. И сегодня уже по-другому оцениваются события 1921 года. Сегодня ясно одно: крестьянское движение, как и гражданская война, стали трагедией для всей России.

Красные и белые, повстанцы и большевики – это представители одного народа, это наши предки. И ими пролитая кровь в войне друг против друга принесла и стране, и нашей Казанской земле одни потери и страдания.

На территории Казанского района, входившего в Ишимский уезд, выступления крестьян начались в феврале 1921 года в селах Огнёво, Гагарье, Большие Ярки, Ильинка, Дубынка, Казанское. Восставшие крестьяне недовольны были продналогами, которые разоряли хозяйства. Всё начали с разгрома коммун, убийства коммунистов – советских работников. Для борьбы с существующей властью организаторами была объявлена всеобщая мобилизация мужского населения в возрасте до 50 лет. Мобилизованные направлялись в так называемую «Ишимскую народную армию».

Как говорят старожилы, в 20-е годы XX века Новопокровка жила в достатке. Держали скот, пахали, сеяли, излишки продавали на базаре в Ишиме. Народ был трудолюбивый, хозяйственный, законопослушный, надежный. В «народную армию» попали многие молодые, крепкие мужики. Их послали в Рощиху, ныне это село Клепиково Ишимского района.

Согласно истории, там располагался повстанческий штаб, о существовании которого новопокровцы не знали. Деревня Рощиха, как и Новопокровка, тоже входила в состав Ларихинской волости (по данным административно-территориального деления 1893–1912 годов).

Мобилизованные и не подозревали, что будет такое страшное столкновение, такое кровопролитие. Для борьбы с повстанцами в середине февраля из областного центра – города Омска был прислан отряд, сформированный из курсантов Высшей военной школы Сибири.

Редко кому из мобилизованных новопокровских мужиков удалось сбежать, назвали Коровина Полуэкта Павловича, Муханова Петра Прокофьевича. Они-то и рассказали о кровопролитии в Рощихе.

Много раз ездили родственники в Рощиху, чтобы отыскать своих погибших. Находили, собирали, привозили домой. Делали всё это тайком. Место для захоронения нашли подальше от деревни в лесу. Это тоже делалось тайно. Кого-то захоронили в братской могиле. Кого-то родственники захоронили, как хотели. Это место в лесу вдали от деревни якобы отпел священник и нарёк здесь для новопокровцев кладбище.

О существовании на кладбище братской могилы долгое время, по известным причинам, кроме покровских старожилов никто не знал.

Вслух о братской могиле не говорили. Впервые об этом мне пришлось услышать от Михаила Ивановича Худякова, главы администрации Болшеченчерского сельского поселения в 2005 году.

4 июля 2005 года на имя главы администрации Казанского района Денисова Ильи Васильевича поступило письмо от председателя региональной благотворительной организации Урало-Сибирскрго региона – Союза интернационального братства детдомовцев – сирот Великой Отечественной войны, жертв репрессий 1937 года, детей блокадного Ленинграда Данилина Николая Акимовича, журналиста, автора и создателя памятника погибшим в Великую Отечественную войну 1941–1945 годов, который открыт в 1967 году.

Он обратился к главе района с просьбой поддержать его замысел об увековечении трагических последствий крестьянского восстания 1921 года, жертвами которого стали многие новопокровцы (около 30 человек). С этим посланием и его содержанием меня познакомил глава сельской администрации М. И. Худяков. Это произошло в начале 2007 года.

В то же время в редакцию районной газеты «Наша жизнь» пришло письмо от селькора А. И. Юхнова, бывшего жителя Новопокровки. В своем письме Юхнов писал, что когда-то от старожилов Новопокровки слышал, что есть на деревенском кладбище братская могила погибших в восстании 1921 года. Могила заросшая, но не забытая.

Куст акации, посаженный на братской могиле

С письмом меня познакомила редактор районной газеты Нина Васильевна Ростовщикова. Меня это взволновало и заинтересовало: почему я, будучи у власти, а об этой могиле ничего не слышала, хотя прошло уже несколько десятков лет.

Так началась моя работа со старожилами Новопокровки. Они поделились своими воспоминаниями, обратилась к историческим документам.

Библиотекарь Большеченчерского сельского поселения Н. К. Петрова нашла исторический очерк Константина Яковлевича Лагунова «Двадцать первый».

Я побывала в историко-краеведческом музее г. Ишима, где достаточно много материала о восстании 1921 года. По телефону договорилась с учителем истории клепиковской средней школы Натальей Александровной Долженко о встрече в школе.

В школе есть краеведческая комната, где собраны документы, фотографии, рефераты о восстании 1921 года. Поговорила с теми, кто по рассказам своих старших родственников хоть что-то да узнал об этом страшном событии. В момент столкновения, которое было неизбежно, на колокольне деревенской церкви был установлен пулемет, который очередью дал сигнал. Мне удалось приобрести фотографии, откопировать нужные тексты.

Но что-либо о покровцах не было найдено. Мне пришлось обратиться в отдел по архивным делам Тобольского муниципального района с просьбой об информации – как на начало 1921 года выглядела Новопокровка: сколько хозяйств, может быть, есть пофамильные данные. Но ответ таков: документы не поступали.

Мне пришлось побывать в Государственном архиве Тюменской области. Меня интересовали материалы о событиях 1921 года, о восстании. Главное – что побудило мирных крестьян Новопокровки взяться за топоры и вилы и в этой схватке погибнуть.

На митинге выступает председатель совета ветеранов А.Т. Дегтярева

Все эти материалы подтвердили воспоминания новопокровцев о том, как жестоко были убиты односельчане – не просто убиты, а изуродованы, обезображены.

Материал собран, а что дальше? Я поделилась своими мыслями с главой района, сельского поселения. С редактором районной газеты. И все мы пришли к единому мнению, что братскую могилу надо увековечить, узаконить, обнародовать и поставить на могиле памятник.

Митинг 3 ноября 2007 года

Так и сделали. 3 ноября 2007 года памятник был открыт. Многие жители деревни были на открытии. Еще раз они услышали историю 1921 года от главы района И. В. Денисова, главы поселения М. И. Худякова, от председателя совета ветеранов Большеченчерского сельского поселения А. Т. Дегтярёвой. Тут же на кладбище по-христиански помянули погибших за кладбищенским столом. Вечная память погибшим, и вот их имена:

 

  1. Быков Иван Фёдорович
  2. Быков Фёдор Фёдорович
  3. Желтяков Анисим Фёдорович
  4. Кривцов Гордей Семёнович
  5. Коровин Иван Тарасович
  6. Лазарев Иван
  7. Муханов Иван Прокофьевич
  8. Суржиков Иван Иванович
  9. Токарев Галактион
  10. Токарев Николай
  11. Худяков Иван Иванович
  12. Худяков Фёдор Иванович
  13. Фомин Наум Сидорович
  14. Фомин Герасим Сидорович
  15. Фомин Иван Сидорович
  16. Фомин Еким Сидорович
  17. Фомин Агей Сидорович
  18. Жарких Андрей
  19. Шпилёв Николай

Эти имена назвали родственники погибших, односельчане, вспоминая рассказы своих родителей, бабушек. Своими воспоминаниями поделились бывшие и ныне живущие новопокровцы.

Записаны воспоминания Марии Акимовны Худяковой и ее дочери Нины Ивановны Левчук, супругов Александры Ивановны и Ивана Наумовича Богиных, Анатолия Петровича и Марии Леонтьевны Мухановых. Анатолий Петрович уточнил и показал памятный кустик акации, что посадили когда-то односельчане.

О своем погибшем дяде рассказала Анна Филипповна Гребенщикова, о своих родных дедушках рассказали Антонина Павловна Худякова и Анна Яковлевна Кныш, и Белослудцев Юрий Николаевич, и Быкова Анна Ивановна, и Синицына Мария Леонтьевна, и Лазарев Михаил Прохорович. Поделился записанными когда-то воспоминаниями старожилов селькор районной газеты «Наша жизнь» Алексей Иванович Юхнов.

Все эти воспоминания записаны, авторами проверены. Есть в наличии архивные документы, материалы из краеведческой комнаты клепиковской средней школы Ишимского района Тюменской области, есть фотографии рассказчиков, кадры с траурного митинга в честь открытия памятника на братской могиле «Жертвам крестьянского восстания 1921 года» в 2007 году третьего ноября.

Воспоминания родственников и старожилов Новопокровки о крестьянском восстании 1921 года

Худякова Мария Акимовна, 92 года, ее дочь Левчук Нина Ивановна, 71 год (из рассказов матери – бабушки Худяковой Олимпиады Артемьевны, 1880–1964):

В Новопокровке есть братская могила погибших в восстании в Рощихе. Место для захоронения выбрали подальше от деревни, в лесу.

Худякова Мария Акимовна

Трупы в братской могиле нам не известны: они были обезображены, изуродованы, обмерзшие. Похоронили в том, в чем они были. Погибли многие. Родственники искали, находили заметанных снегом, привозили и хоронили, кто как хотел. В братской могиле говорили, что похоронены неопознанные.

Горе в деревне было очень большое, деревня рыдала. Многие семьи потеряли всех своих сыновей. Говорили, что в Рощиху ехали молодые парни, даже не были женатыми.

Весной могилку подправили, посадили на память на могилке кустик акации. За всеми могилами ухаживали, поминали погибших.

И говорят, что место для захоронения выбирали тайно, хоронили тоже тайком. Привезли священника из Большой Ченчери, он освятил место для захоронения и нарек его кладбищем.

Левчук Нина Ивановна

Нина Ивановна вспоминала, что когда она со своей бабушкой Олимпиадой была на кладбище, всегда подходили к братской могиле, прибирали ее и поминали погибших. А односельчан погибших было много: например, семья Сидора Фомина потеряла пятерых своих сыновей, семья Быковых – двоих сыновей. Погибли два брата Токаревых, Шпилёв Николай, Худяковы Иван и Фёдор, Кривцов Гордей. И бабушка Олимпиада наказала своей внучке: «Запомни эту могилу, здесь похоронены новопокровские мужики, погибшие в восстании в Рощихе».

 (воспоминания подписаны рассказчиками).

Богина Александра Ивановна

Богины Александра Ивановна и Иван Наумович, 79 и 81 год (по рассказам бабушки Фоминой Дарьи Фёдоровны (1884 – 1960):

Семья прадеда Сидора Фомина была большая, у них было пятеро сыновей: Иван, дедушка Александры Ивановны, Наум, Герасим, Агей, Еким. Жили крестьянским хозяйством, держали скот, пахали и сеяли. Семья была трудолюбивая, хозяйственная. Сыновья были хорошими помощниками, надежные, дружные, законопослушные. Жили в достатке. Иван и Агей уже были женатыми. У Ивана был сын Иван, а у Агея сын Яков.

Шел 1921 год. В деревне всем управлял староста Коровин Артём Павлович. Житейские проблемы решали на деревенской сходке. Шли годы непростые, неспокойные. Народ привыкал к новой власти, отношения у всех были разные. Зимой двадцать первого года староста собрал молодых мужиков, велел запрягать подводы и ехать в деревню Рощиху. Дорога в то время шла через деревню Рагозино горой. Эту дорогу все называли Ишимской. Таким образом, мужики уехали.

Иван Наумович Богин

Только после случившегося кровопролития узнали, что в Рощихе располагался повстанческий штаб. Деревня была обнесена снежными валами, ледяными горками. Въезд в село уставлен был перевернутыми боронами. Из деревни никого не выпускали. Мужики не подозревали, что будет кровопролитие, но по речам штабистов поняли, что без крови не обойтись. Из дома мужики прихватили с собой вилы, топоры и лопаты, колья и т. д. Вдруг раздались выстрелы, началась паника.

Кто убегал и прятался, кто падал уже убитым. Кого затоптали конями.

Тогда в Рощиху из семьи Фоминых уехали пятеро братьев. Все они были убиты, найдены неузнаваемыми, изуродованными, обледеневшими. Когда прадед Сидор узнал, он сразу же запряг подводу и поехал в Рощиху. Искал везде: по подворьям, по улицам, за селом в сугробах. А в 21 году зима была очень снежная. Холодная, метельная. Так прадед Сидор нашел своих сыновей, привез и похоронил. Но не знаем где, то ли в братской могиле, то ли так, как хотел.

(рассказчиком текст подписан).

От журналиста: с воспоминаниями других людей можно познакомиться в библиотеке села Большая Ченчерь по указанной выше ссылке.

Автор: Анна Трофимовна Дегтярева

Большая Ченчерь. 2007 год

 

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments