Город Троицк один из самых «историчных» городов области, о нем вспоминают едва ли не вперед прочих, когда речь заходит о поселениях с богатым прошлым. И тем удивительнее становится, когда понимаешь, насколько мало мы знаем о его истории и насколько часто вместо реальных знаний у нас имеются некие «представления» о том, как и что происходило с этим городом. Прошу прощения у троичан, если какие-то моменты моей статьи покажутся им сильно расходящимися с их представлениями, но я стараюсь опираться на архивные данные и описывать то, что имеет документальное подтверждение.

Троицкая крепость: Начало меновой торговлиТроицкая крепость

Одна из легенд утверждает, что Троицкая крепость была поставлена на месте татарской деревни, которая существовала здесь задолго до этого знаменательного события. Пока что ни одного реального подтверждения этой версии нет. Поэтому будем придерживаться традиционной точки зрения, согласно которой Троицкая крепость была построена в 1743 году, правда, насчёт того, что место её постройки в день Троицы выбрал лично Начальник Оренбургской комиссии и будущий первый губернатор Оренбургской губернии Иван Иванович Неплюев есть большие сомнения.

Крепость была заложена на одном из традиционных путей (как и другие крепости), что, в сочетании с другими обстоятельствами, определило ее будущую роль как центра торговли. Планировка Троицкой крепости отличалась от большей части укрепленных поселений Оренбургского края – в ней не было деления на «цитадель» и «посад», она с самого начала строилась с таким расчетом, что все строения будут находиться за единой оборонительной стеной. Первоначально, стена крепости представляла деревянный заплот, а впоследствии вместо него с трех сторон был отсыпан оборонительный вал с бастионами и «реданами» — треугольными выступами в валу. Хотя со стороны реки до конца существования укреплений Троицк был прикрыт деревянной стеной.

В отличие от построенных ранее крепостей Исетской линии (Челябинской, Миасской, Чебаркульской и Еткульской), где основное население составляли казаки, набранные из крестьян зауральских слобод, в Троицкой и прочих крепостях Уйской линии, изначально гарнизон состоял из служащих регулярных частей. Сначала это были роты Оренбургского драгунского и Уфимского гарнизонного полков, а затем были сформированы линейные (или пограничные) части. Судя по всему, командование Уйской линии с самого начала располагалось в Троицкой крепости. И в том, что меновая торговля перешла от Челябинской именно к Троицкой крепости, сыграло роль, скорее всего, не только расположение на исторической дороге, но и, в значительной степени, то, что именно здесь располагалась «ставка» командира всей Уйской линии, а до весны 1746 года, этот командир (подполковник П. Бахметьев) был еще и воеводой Исетской провинции. То есть то же самое, что было и в Челябинской крепости — гораздо проще договориться об организации менового торга у крепости, где располагается начальство)))

Дело в том, что практически все крепости были поставлены в наиболее уязвимых местах, то есть рядом с бродами через реку, иначе говоря, на дорогах. И теоретически торговля могла начаться в любом месте. Казахам, например, вполне удобна была бы Усть-Уйская крепость, и там дорог было ещё больше — это мощный узел исторических путей. Но командование находилось в Троицкой крепости, я полагаю, именно это сыграло определяющую роль на начальном этапе. Конечно же, наряду с наличием традиционных, уже «нахоженных» дорог.

Меновая торговля

С 1745 года, как минимум, у Троицкой крепости начинается меновой торг с казахами. Поначалу меняют только «хлеб на баранов». Затем решили развивать торговлю. В 1750 году И.И. Неплюев и А.И. Тевкелев организовали пробную меновую торговлю при Троицкой крепости в течении всего теплого времени года, а точнее восьми месяцев, уже не ограничиваясь хлебом. Товары для торговли были привезены из Оренбурга, где меновая и ярмарочная торговля к этому времени уже существовала. За восемь месяцев было получено пошлин на 9000 рублей, а кроме того, выменяно приличное количество серебра.

Уже в январе 1751 года губернатор И.И. Неплюев и бригадир А.И. Тевкелев входят в правительствующий Сенат с представлением о том, что «для произведения с киргиз-кайсаками торгу и мены, сверх Оренбургской, в Троицкой крепости, торг и мену необходимо учредить определено». И дальше руководители Оренбургской губернии пытаются убедить Сенат в необходимости «открыть» для купцов прямую дорогу в Сибирь через Южный Урал. Дело в том, что с конца XVI века, с постройки Верхотурья, единственной официальной дорогой в Сибирь являлась так называемая «Верхотурская государева дорога», она же «Бабиновская». В 1739 году царским указом был подтвержден запрет купцам ездить в Сибирь и из Сибири другими дорогами, кроме как через Верхотурье.

В какой-то мере эти странные запреты объяснялись наличием в России того времени… внутренних таможен. То есть, в XVII веке купец должен был платить пошлину при пересечении границ уездов (обычно, пошлина составляла 10%, на некоторые товары – 5%), после организации губерний пошлина взималась при пересечении их границ. Проезжая с товарами из европейской части России в Сибирь, купец также платил таможенную пошлину. Таможня на пути в Сибирь традиционно располагалась в Верхотурье. А теперь представьте себе, что из Ирбита, Тюмени, или Тобольска в Троицк купцу нужно было ехать через Верхотурье – путь выходил длиннее более чем в два раза.

В 1752 году Сенат по представлению Неплюева и Тевкелева дважды выходил на императрицу Елизавету Петровну с прошениями открыть прямой путь «из России» в Сибирь, «для того наипаче, что Троицкая крепость к Сибири весьма близкая, а чрез Верхотурье во оную, так же и в Оренбург из Сибири, ездить весма далеко и убыточно, торг же при оной Троицкой крепости для Российскаго купечества, также как и в Оренбурге, полезный зачинается еще вновь, и тем надежда подается привлечению и Средней Киргис-Кайсацкой Орды…».

Словно в насмешку, 27 сентября 1754 года выходит указ Сената, который подтверждает царский указ 1739 года о запрете купцам ездить в Сибирь другими дорогами кроме Верхотурья… То есть Сенат, с одной стороны ходатайствует об отмене указа 1739 года, а с другой – сам же его и подтверждает. Надо полагать у Неплюева с Тевкелевым было о чем поговорить в связи с этой ситуацией. Ситуация выглядит еще более нелепой, если учесть, что в конце 1753 году внутренние таможни в России были ликвидированы, хотя оставались пошлины в 10% в отношении товаров ввозимых из Сибири.

Но, как бы то ни было, Меновой двор был организован. Поставлен он был на правом, противоположном от крепости, берегу реки Уй.

Очевидно в 1751 году, после учреждения постоянного менового торга при крепости, была создана пограничная таможня. На противоположном, правом берегу реки Уй, напротив крепости, было обустроено место для постоянного размещения менового двора. Там же помещалась и таможня, что вполне естественно – отслеживать торговые операции и взимать таможенные пошлины было удобнее и вернее прямо на месте. Укреплен меновой двор был не хуже, если не лучше, чем собственно крепость – помимо внешнего и внутреннего укрепленных периметров, уже внутри второй оборонительной стены, при въезде со степной стороны были поставлены дополнительные стенки, образующие узкие коридоры, по которым были вынуждены продвигаться въехавшие внутрь. Сам меновой двор состоял из двух корпусов лавок, каждый из которых замкнут в «каре». Очевидно, один корпус, или «двор» был для российских купцов, а другой для «азиатских».

На картинке: План Троицкой крепости и Менового двора из книги «Русское градостроительное искусство». В книге он датирован 1740-ми годами, но скорее относится к началу 1750-х годов, когда Меновой двор и таможня уже были организованы. Характерная деталь — на плане у Троицкой крепости показана существовавшая деревянная стена с небольшими треугольными реданами и проектируемая грунтовая стена, фактически состоящая из реданов и треугольных угловых бастионов. Реализация будет намного скромнее.

Автор статьи: Гаяз Самигулов

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar