В годы Великой Отечественной войны щедрая Абатская земля приютила более 430 ленинградских детей, измождённых от голода. В ноябре 1941 года в Абатский район прибыли дети, в основном работников НКВД, эвакуированные из Ленинграда. Изначально их размещали  в начальных школах, клубах, частных домах, чуть позднее были организованы интернаты в сёлах Конёво, Ст. Маслянка, Ощепково, Тушнолобово, Чумашкино, деревнях Лапиной,  Боровковой и Старовяткино 

Тюменская область, Абатское, малые города, история Урала, Великая Отечественная война, Малые города - удивительные достопримечательности,

Рассказы воспитанников и работников детских домов Абатского района (с сокращениями)

Старомаслянский детский дом № 1

Старомаслянский детский дом № 1 (Абатский детдом) на 100 мест эвакуирован из Ленинграда в 1942 году в Абатский район, с. Старая Маслянка Майского сельского совета. Мест на 1946 год – на 75 детей,  1948 году  — 140 детей. В 1947 году числилось 140 детей, из них: 7 лет – 30;  8 – 49;  9 – 23; сирот – 97, полусирот – 42, один ребенок имел двух родителей.  

Тюменская область, Абатское, малые города, история Урала, Великая Отечественная война, Малые города - удивительные достопримечательности,
Воспитатели Старо-Маслянского детского дома, 1949 год

Дети выбыли в 1949 году в Ленинград и Херсон; переведены из детского дома № 103. 

Воспоминания Чупиной Прасковьи Петровны

Когда началась война, к нам в деревню привезли детей из-под Ленинграда. Судя по одежде, их забрали, наверное, из детского сада или летнего лагеря. Привезли их в августе 1941 года. Сначала их было всего 105 человек. А потом дети стали умирать. Может быть, из-за климата, может быть из-за какой-то болезни. Умерло человек 20. Привёз их мужчина. Они называли его дядя Митя. После войны он уехал на родину, в Ленинград. 

Через некоторое время в наш детский дом привезли ребятишек из других детдомов – Конёвского и Тушнолобовского. А уже после войны стали набирать детей из соседних деревень, тех, кто остался без родителей. В детском доме они жили до 1953 года. Я работала прачкой. Днями стирала, а ночью на старенькой швейной машинке латала детские одёжки. 

Воспоминания Ивана Никитича Водолазова

Эвакуированные дети были совсем маленькими. Было их чуть больше ста. Сначала малышей расселили, где только можно: в конторе, в школе, в бондарне маслозавода. С детьми приехали воспитатели Катя и Дуся. Многих набирали на месте. В детском доме работали Василий Прокопьев, сёстры Мария и Зоя Маянковы. 

Сначала детей разделили на четыре класса. По мере того как они подросли, открыли 5,6, 7 классы. При детском доме держали скот: поросят, коров, лошадей, сажали большой огород. А ещё там была организована пекарня. Там работала Раиса Спиридоновна Кудрявцева. Но это было позже, а в первые недели и месяцы выкручивались, как могли, спасая детей. Да только ведь растущий организм всегда голоден, и много ли наработает малышня? Несладко приходилось ребятишкам в годы войны, а сиротам — и того горше. 

По воспоминаниям Ивана Никитича

Случай этот произошёл уже после возвращения с фронта, примерно в 1943-1944 году. 

Детдомовские ребятишки повадились лазить по огородам сельчан. Конечно, какая женщина не приласкает сироту? Да только до того ли, если своим пятерым, а то и больше, ребятишкам есть нечего? А тут ещё и последнее с грядок тащат. Вот одна и надоумилась спрятать между грядок капкан. Ночью соседи были разбужены громким криком и плачем. Вскочила с лавки и сама хозяйка – Наталья. В капкан попался парнишка-детдомовец. Сбежавшиеся на крик женщины стали стыдить соседку, пугать её трибуналом за самоуправство. Хорошо, что всё обошлось. Выздоровел мальчонка, а ребятишки-детдомовцы перестали совершать ночные налёты на огороды. 

Воспоминания Анисьи Михайловны Лубягиной

Работать я пошла в детдом в 1942 году. В детском доме были рабочие 

комнаты, где дети занимались и отдыхали. В старой маленькой комнате была столовая и спальни. Держали 2 коровы, 2 лошади, 8 быков и свиней. 

На быках и лошадях возили сено и дрова. А коровы и свиньи для питания детей. 

Дети к физическому труду не привлекались. Их работа была в том, чтобы они учились и отдыхали. Летом весь детдом жил в лагере на реке Ишим, за деревней Пайкова. Жили в шалашах. 

Расформировали детский дом в 1953 году. После школы детей отправляли в ФЗУ, в Ишим. 

Воспоминания Екатерины Борисовны Липиной

Деток привозили маленьких, мы их спасали, спасли. 

Они росли вместе с нами – сибирскими женщинами. Ведь они привыкли, что вода течёт из крана, а тут её надо носить в вёдрах из речки или из колодца, да и воды той требовалось очень много только на один день. Они привыкли, что в квартире есть ванная и душ, а тут надо было идти, а зимой бежать в тесную избушку, которая обзывалась баней.  

И сколько же надо было проявить воспитателям, няням, поварам выдержки, настойчивости, чтобы приучить детей к деревенскому быту, создать в каждом детском доме обстановку доброжелательности и дружбы. Жалели наших сироток. Дети не знали ни фамилии, ни имени. Всё это давали в детском доме. Возраст определяла медкомиссия. Они росли, стали учиться в школе. Ребятки сами не верили, что война лишила их родителей. 

Тушнолобовский детский дом 

Он был организован в декабре 1943 года. Именно такие данные значатся в материалах собранных советом ветеранов села.

Тюменская область, Абатское, малые города, история Урала, Великая Отечественная война, Малые города - удивительные достопримечательности,
Воспитанники Тушнолобовского детского дома

Кормили воспитанников три раза в день, а самых маленьких – четыре. Ребятишки были обеспечены одеждой и обувью, и очень бережно относились к вещам.  

Нет официальных подтверждений, но видимо по воспоминаниям  тушнолобовцев. В их архиве говорится, что позднее у них в селе проживали и эвакуированные дети. 

Воспоминания Василия Яковлевича Васильева

Я попал туда совсем маленьким в первые годы войны. Учился всего лишь во втором классе, когда остался без родителей. И председатель колхоза поставил вопрос о том, чтобы сироту пристроить в государственное учреждение.  Меня и ещё одного мальчишку, такого же, как я сироту повезли в Тушнолобово ноябрьским днём. Возница наш по фамилии Клиперт, был немного навеселе и дремал сидя на облучке саней.  Ехали долго. И в какое-то время нас с товарищем по несчастью приспичило  по малой нужде.  Спрыгнув с саней, мы через несколько минут бросились их догонять. Но лошадь, увидев бегущих мальчишек, бросилась рысью и, ни догнать сани, ни разбудить криками кучера мы так и не смогли. Замерзая, брели по заснеженному полю по следу саней. 

Возчик проснулся лишь в деревне и, оглянувшись, увидел пустые сани. Поднял тревогу, и сбежавшиеся на его  зов люди бросились на поиски. Нас отыскали и отогрели, и лишь много лет спустя, я узнал, что наш незадачливый возница едва не угодил под трибунал. Он был немцем по национальности, а в военное время его промашку едва не сочли вражеской диверсией против детей советского народа. Но все обошлось. 

Первое впечатление о детском доме я помню до сих пор. Это ужасная теснота, сколоченные из досок топчаны с соломенными матрасами, на которых мы спали по трое. Болезни. Особенно часто донимали лишаи и вши. Не было добротной тёплой одежды.  

Но главным нашим врагом был голод. Есть хотелось постоянно. Чтобы хоть как-то поддержать растущие организмы, нас пичкали рыбьим жиром. Как же мы ненавидели эту вонючую снедь! И ни за что не стали бы есть её добровольно. И тогда наши воспитатели пошли на хитрость.  Столовую ложку жира размазывали по пайке хлеба в сто грамм. Носом вертеть можно было один от силы два раза, но потом голод диктовал свое, и мы ели это давясь и кривясь от отвращения. Теперь я понимаю, что другого выхода у взрослых просто не было, а тогда… 

Заставлял нас голод и идти на преступления. Мы воровали. Были не раз биты, но снова и снова отправлялись «на дело». 

Село Тушнолобово находится у оживлённой трассы, а тогда большак проходил прямо через село, и по нему частенько шли груженые зерном машины. Ночью мы сбегали из детского дома. Ложились в засаду у  ям на дороге, где машины тормозили и шли медленно. А когда грузовик сбрасывал скорость, забирались в кузов, набивая зерном шапки и карманы. Если водители замечали нас и успевали  схватить, хорошего ждать не приходилось. Конечно, они понимали, что мы изголодавшиеся несчастные дети, но ведь и с них спрашивали за недостачу каждого грамма, и спрашивали строго, порою ценой свободы. 

Я с теплотой вспоминаю наших воспитателей и учителей, старавшихся обогреть сирот своим теплом и подарить им хоть частичку семейного уюта. Они отдавали нам все свои силы. Но вот одну из них мы ненавидели всей силой детской души. Мы дразнили её «Салтычихой». Кто придумал это прозвище и откуда оно взялось, неважно. Главное, что была эта женщина очень суровой. Она могла и отвесить подзатыльник расшалившемуся мальчишке и больно выкрутить ухо. Но чаще всего она наказывала нас уборкой.  

К тому времени у нас в детском доме уже появились кровати, простыни и одеяла. Каждый воспитанник должен был аккуратно заправлять свою кровать перед завтраком. Однако возвращаясь из столовой, мы частенько находили свои постели сброшенными на пол. Салтычиха, проверяя порядок, находила наши кровати недостаточно аккуратными и, не задумываясь, расправлялась с беспорядком, заставляя нас потом все делать заново.

Тюменская область, Абатское, малые города, история Урала, Великая Отечественная война, Малые города - удивительные достопримечательности,
Тушнолобовская школа, 6 Б класс. 1952 год

В Тушнолобово я закончил пятый класс, а потом наш детский дом расформировали и меня отправили сначала в Ощепковский, а потом в Старомаслянский.  

Я помню, как плакали девчонки, когда пришла пора резать скотину, что держали при детском доме. Ведь среди животных у нас у всех были свои любимцы, так как ухаживали мы за ними вместе со взрослыми.  

Запомнился мне и путь до детского дома в Старой Маслянке, ведь весь его мне позволили проделать верхом на лошади. Ликованию мальчишки не было пределов. 

Сейчас спустя годы память моя хранит воспоминания о нелёгком детстве, но помнится лишь хорошее: добрые воспитатели, друзья, весёлые праздники, что хоть как-то старались организовать для нас наши учителя. 

Официальных данных о Тушнолобовском детском доме очень мало. Вот лишь некоторые из них, что хранились в Омском архиве. В с. Тушнолобово  располагалось три детских дома: № 107. Внем на 1 декабря 1945 года числилось 150 человек. № 130 и № 36. План на 1946 год – 125 детей. И всё. 

Коневский детдом № 35 

Располагался он в Абатском районе, с. Конево.  

В Конево на основе интерната и был организован детский дом  в 1944 году. 

Расформирован в 1969 году.  

Обучение проходило в Коневской школе, но многие учителя были призваны в армию, поэтому воспитатели стали работать учителями. 

Условия жизни были очень трудными: дети спали на топчанах, иногда и по 4 человека. В холодные зимние дни приходилось на себя набрасывать одеяло, чтобы дойти до школы. В военные годы питание было налажено. Весной был посажен сад.  

После войны началось строительство новой столовой, кастелянной и прачечной, двухэтажного деревянного корпуса, на первом этаже была оборудована швейная мастерская. На втором этаже — жили девочки. Это здание зимой 1958 года сгорело вечером, но никто не пострадал: дети были в кино. 

Пришлось переселяться. В здании, где была начальная школа, в одной половине стали жить девочки, в другой — мальчики. Заведено было хозяйство: коровы, лошади, свиньи. Ребята оказывали помощь во всех хозяйственных работах в детском доме, кроме всего, еще приходилось весной в колхозе пропалывать поля с зерновыми культурами. 

В свободное время занимались подготовкой к праздникам, много стихов учили наизусть, стремились рассказывать выразительно. С успехом ребята показывали и физкультурные номера  (построение, различные пирамиды и т. д.). Об этом вспоминает воспитанница Тамара Павловна Агафонова.   

В детском доме проживало до 110 воспитанников, обучавшихся с 1-10 класс.  

Многих воспитанников приводят сюда из дальних мест воспоминания детства: посмотреть на территорию детского дома, речку Абак, где купались в жаркое лето, и увалы, с которых катались на лыжах, санках, на крышках стульев, картонках, досках зимой, а летом ходили часто за ягодами, грибами, диким  луком. 

Раньше ребята приезжали, писали, звонили чаще. 

Справка о других детских домах Абатского района

Тюменская область, Абатское, малые города, история Урала, Великая Отечественная война, Малые города - удивительные достопримечательности,
Воспитанники Ощепковского детского дома

Ленинградская школа-интернат № 3 НКВД (школьная база) эвакуирована в Абатский район с. Конево в 1941 году. Прибыло 173 ребенка. На 1 января 1942 года числилось 164 ребенка: 154 школьника, 8 дошкольников, 2 ясельного возраста.  

Детский интернат № 102 (Ленинградский детсад № 5 для детей работников НКВД) (по приказу Омского облоно № 1А) эвакуирован в Абатский р-н, с. Боровково в 1941 году. На 27 июня 1943 года — 80 детей, в т.ч. школьников – 17, ясли – 16.  

Дошкольный детский интернат № 104 (Ленинградский детсад № 6; по приказу Омского облоно № 3) эвакуирован в Абатский р-н, с. Чумашкино в 1941 году.  

Ленинградский Дом ребенка № 1 находился в с. Старая Маслянка Майского сельского совета.  

Дошкольный детский интернат № 103 (Ленинградский детсад № 4 для детей работников НКВД) эвакуирован в Абатский р-н, д. Лапина в 1941. На 1 января 1942 года — 91 ребенок: 29- школьников, 37 – дошкольников, 25 – ясли.  

Ощепковский детдом № 30 (№51- по приказу Омского облоно) на 100 мест создан в Абатском районе с. Ощепково 23 июня 1947 года. Ликвидирован в августе 1951 года.  


Музей ищет воспитанников и воспитателей этих детских домов или их родственников. По ссылке можно увидеть полный документ и перечень фамилий воспитанников и воспитателей, возможно Вы узнаете в них имена Ваших родных.


Информацию предоставил  Абатский краеведческий музей 

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar