Мы решили подготовить несколько постов по истории Верхне-Кыштымского завода. Преимущественно, истории архитектурной и планировочной. Прототип этого текста мы ваяли вместе с Вячеславом Михайловичем Свистуновым, историком из города Касли, наверное лучшим специалистом по истории заводов на Южном Урале.

В 1755 году Н.Н. Демидов приступает к строительству Верхне-Кыштымского завода, которое было завершено на следующий год. А еще через год, в 1757 году завод был почти полностью разрушен пожаром. После этого Демидовы принимают решение восстанавливать завод уже в камне. К 1759 году была восстановлена плотина, облицованная плитами тесаного камня, и построен кирпичный доменный корпус («доменный двор»).

Очевидно тогда же решили построить каменные церковь и господский дом, но приступили к их строительству уже после восстановления завода. Собственно, о них и пойдет речь дальше.

Церковь Сошествия святого Духа на апостолов

Церковь была заложена не в центре поселения и не на горке на краю заводской слободы, а на острове посреди пруда. Это было совершенно нестандартное решение – мне неизвестно больше ни одного случая, когда бы церковь (или мечеть) были отделены от поселения водным пространством. Сложно сказать, чем руководствовались Демидовы, принимая решение о таком размещении храма, возможно, предполагали расширения заводской слободы на другой берег пруда.

Фрагмент плана Верхне-Кыштымского завода 1761 года. На полуострове - строящийся господский дом, на острове - церковь.
Фрагмент плана Верхне-Кыштымского завода 1761 года. На полуострове — строящийся господский дом, на острове — церковь.

Мне рассказали легенду о том, что якобы Никита Никитич с семьей гулял (вариант — катались в коляске, т.е. конном экипаже) на острове, в это время началась страшная буря и он дал обет, что если они спасутся, то он поставит на этом острове храм. То есть, это вроде как обетный храм. Честно говоря, не очень понимаю, что могло заставить его везти семью не то что на остров посреди заводского пруда, а вообще на завод… Учитывая, что места эти были неспокойны, только в 1755 году прошло восстание башкир. Легенда, скорее всего, появилась позже, когда остров был соединен с обоими берегами пруда мостами и воспринимался как часть заводского пейзажа. А в 1750-х годах остров просто находился за пределами заводского поселения и мост, очевидно, был построен, когда началось возведение храма.

В заводской ведомости 1762 года указано: «… при Верхне-Кыштымском заводе … имеется: … церковь божия, в коей будет 2 престола, складена собственными господина Демидова крестьянами ис камня и кирпича о дву апартаментах; в нижнем во имя Святого Иоанна Предтечи теплая, а в верхнем во имя Сошествия Святого Духа холодная. Над папертью складена колокольня каменная ж. Точию оная церковь и колокольня еще в совершенство не приведены». Иначе говоря, церковь была двухэтажная — в нижнем этаже теплый, то есть зимний, храм, а во втором — холодный, летний.

Церковь Сошествия св. Духа на апостолов. Изображение 1840 года
Церковь Сошествия св. Духа на апостолов. Изображение 1840 года

В одном из дел, хранящихся в ОГАЧО, приведена копия (машинописная) благословенной грамоты на освящение храма: «Божиею милостию смиренный Павел православный митрополит Тобольский и Себерский. Духовного Правления Екатеринбургскому заказчику пречесному протопресвитеру Феодору Кочневу генваря 28 дня 1761 года в представленном нам из оного Екатеринбургского Духовного Правления доношении объявлено, что обложенная в 1760 году того Екатеринбургского заказу в Кыштымском заводе церковь сошествия Святаго Духа с пределом святаго пророка и предтечи крестителя Господня Иоанна в совершенное строением окончание приведена всеми принадлежащими ко освящению церковными потребностями удовольствована, почему и требовано о освящении оная церкви с приделом и об отпуске на то святых антиминсов, рассмотрения, того ради благославляем… С сия же грамота списав копию иметь у себя для ведома а подлинною отдать в церковное хранение кому надлежит с роспискою. Писана лета Господня 1764 года Ноября 30 дня…». Освящена церковь была 7 февраля (по старому стилю) 1765 года, на день преподобного отца Парфения епископа Лампсакийского.

Храм, построенный в стиле барокко, является вторым по времени создания каменным храмом в Челябинской области (после Троцкого, он же Уйский, собора в городе Троицке) и, пожалуй, единственным, не подвергшимся перестройке. Он был осквернен во время пугачевского восстания и впоследствии переосвящен, но разрушения того времени коснулись алтарной части и не затронули самого здания. Так что церковь Сошествия святого Духа – один из немногих (если не единственный), в нашем регионе памятник архитектуры эпохи барокко.

В большинстве статей про этот храм, сказано, что он построен в классическом стиле, но это «не совсем так». Было бы странно, честно говоря, если бы в 1750-х годах на Южном Урале начали строить классицистическое здание, поскольку классицизм еще и в российские столицы не пришел в это время.

Господский дом

Практически одновременно с храмом началось строительство господского дома. Долгое время все ориентировались на его современный облик, поэтому трактовали его как изначально построенный в стиле классицизма. Несколько лет назад В.М. Свистунов обнаружил в одном из дел Российского государственного Архива древних актов план и фасад первого каменного демидовского дома в Верхне-Кыштымском заводе.

Фасад первоначального варианта господского дома в Верхне-Кыштымском заводе
Фасад первоначального варианта господского дома в Верхне-Кыштымском заводе

Это двухэтажное здание в стиле барокко. Автор проекта неизвестен. Надо отметить, что в оформлении фасадов дома использован металл – чугунные колонны и балконные решетки со стороны двора, чугунные пилястры и решетки, имитирующие балконные ограждения, со стороны пруда, а также облицовка чугунными плитами верхнего края цоколя здания (точно такая же облицовка цоколя была запроектирована и для церкви Сошествия святого Духа). Это, очевидно, была своеобразная визитная карточка Демидовых – чугунная наружная терраса и чугунные лестницы, ведущие в сад, были важной деталью оформления двухэтажного дворца Г.А. Демидова в Санкт-Петербурге, построенного во второй половине 1750-х годов. Возможно, что дом в Кыштымском заводе проектировал тот же архитектор, что и петербургский дом Г.А. Демидова, но и здесь имя зодчего называют лишь предположительно – не то А.Ф. Кокоринов, не то С.И. Чевакинский

В уже цитированной ведомости заводской конторы от 4 ноября 1762 года усадьба описана так: «…Дом господский о двух апартаментах складен собственными ж господина Демидова крестьянами из камня и кирпича в коем имеется 18 покоев. Покрыт сверху деревянным тесом токмо внутри тех покоев еще совершенно недоделано. Около того дому двор, вокруг обнесен каменною стеною. В стенах оного двора состроены и покрыты тесом же 2 погреба с выходом, анбар, зделанный над оными погребами, деревянной, снаружи подмазан по щекотуру извескою, сарай для содержания рогатого скота каменной, сарай же, в коем ставитца будут коляски, сани и прочее, каменной же, кантора с людскими подклеты о четырех жильях и при них двои сени под одну крышу, такмо и еще недокладены…».

Дом Демидовых стоял в глубине двора, по боковым сторонам которого вытянулись хозяйственные постройки, которые были также сложены из кирпича: конюшня, каретник, амбар и пр. Две дальние от дома постройки – конюшня и заводская контора служили основаниями для двух шестигранных ассиметричных башен. Башни, как и основная часть надворных служб, были построены вскоре после возведения господского дома. Весь двор был обнесен каменной стеной.

Фрагмент плана Верне-Кыштымского завода начала XIX в. Двор, естественно, полность обнесен стеной, такая же стена окружала и сад, расположенный на оконечности полуострова
Фрагмент плана Верне-Кыштымского завода начала XIX в. Двор, естественно, полность обнесен стеной, такая же стена окружала и сад, расположенный на оконечности полуострова

Башни, построенные над зданием бывшей заводской конторы и каменным амбаром, сохранились до наших дней. По этому же принципу (восьмерик на четверике) построен и центральный купол церкви, расположенной на острове. Судя по характеру кирпичной кладки, большемерным кирпичам, железным кованным связям и декору (сдвоенные пилястры на углах, профилированные карнизы, «сухарики», разорванный декоративный карниз, форма и обрамление оконных проемов), эти башни построены одновременно с господским домом и церковью Сошествия Святого Духа. Особенно явно это обнаруживается при сопоставлении декора храма и башен. Тем не менее, башни не отмечены ни на одном заводском плане и не упоминаются ни в одной заводской ведомости XVIII – 1-й половины XIX века.

Современные фотографии башен
Современные фотографии башен
Современные фотографии башен
Современные фотографии башен

Единственное описание этих двух башен выявлено пока только в оценочной ведомости 1897 года, где указано, что «…над лабораторией (бывшая, к тому времени, заводская контора – авт.) кирпичная башня в виде восьмигранника, высотой 3, диаметром 4 сажени, толщина стен 0,35 сажен, крыта железом», «Башня кирпичная, в виде восьмигранника диаметром 6, высотой 3 сажени, толщина стен 0,35 сажен, она на каретнике». Тем не менее, на плане 1913 года они тоже не читаются, т.е. никак не обозначены. Башни, имеющие в плане вид восьмигранника, являются, по сути, надстройками над зданиями прямоугольной формы. Последние и обозначались на планах. Диаметр башен определялся параметрами (шириной) построек, поверх которых они строились.

Это рисунок башен 1840 года - пока что самый ранний из известных, точнее, единственный. Решетка, показанная на рисунке, сменила каменную стену уже в ходе перестройки усадьбы Григорием Зотовым в 1820-х - 1830-х годах, но об этом в следующем посте
Это рисунок башен 1840 года — пока что самый ранний из известных, точнее, единственный. Решетка, показанная на рисунке, сменила каменную стену уже в ходе перестройки усадьбы Григорием Зотовым в 1820-х — 1830-х годах, но об этом в следующем посте

Следующий пост постараюсь сделать про обновление архитектурного облика центра Кыштыма при Григории Зотове, который якобы «ничего не сделал» для развития завода и вообще был «Кыштымским зверем». Этот миф до сих популярен, что самое печальное — в самом Кыштыме

Автор статьи: Гаяз Самигулов (Фонд «Южный Урал»)

Интересно? Расскажи друзьям!
avatar