Автор опубликованного ниже материала Павел Калистратович Белоглазов является одним из лучших знатоков истории Ялуторовска – от его первой планировки, строительства и развития. И можно считать большой удачей, что на его рабочем столе оказались уникальные исторические документы, представленные на иллюстрациях к данному материалу.

Павел Калистратович Белоглазов

Во многом стараниями Павла Калистратовича и его соратников в Ялуторовске выходит замечательный историко-краеведческий альманах «Явлутур-городок». Недавно увидел свет уже пятнадцатый выпуск. И каждый из выпусков представляет огромный интерес не только для профессионалов, но и для рядовых читателей.

Ниже приведена статья, которая является только одной из тех, что посвящены родному краю. В каждом выпуске счет материалов идет на десятки. Легко догадаться, какой объем научной работы приходится проделать перед очередным выпуском альманаха. Не исключает Павел Калистратович, что многие документы еще продолжают лежать на полках архивов в ожидании их исследователя.

На иллюстрациях к этой публикации мы видим вместе с планами строительства еще и совершенно уникальный документ – фрагмент клятвы управляющего, вступающего в должность. Трудно проверить, насколько точно исполнялась данная клятва, но само ее существование наводит на мысль о том, что и современным чиновникам не помешало бы вменить в обязанность произносить подобную клятву. Конечно, текст ее должен быть в соответствии с сегодняшними реалиями.

Управитель острога поручик Василий Туесов

 Во втором выпуске альманаха «Явлутур-городок» (2007 г.) опубликован мой очерк «Зачем вам, поручик, чужая земля?». В его информационной основе – уникальный исторический документ, обнаруженный в Российском государственном архиве древних актов – «Дело о назначении управителем в Ялуторовский острог поручика В.Туесова» (1762 г.).

Впервые полный перевод этого объемного манускрипта со старославянской вязи был осуществлен на средства внебюджетного фонда по подготовке и проведению 350-летия Ялуторовска. Дело переносит нас в начальный период екатерининской эпохи. Немецкая принцесса Софья Фредерика Августа, став российской императрицей в 1762 году в результате дворцового переворота, плохо владевшая русским языком, очень много сделала для укрепления державности.

При Екатерине Алексеевне были присоединены Северное Причерноморье, Крым, Северный Кавказ, западно-украинские, белорусские и литовские земли (по трем разделам Речи Посполитой). Административные реформы были направлены на установление абсолютистской власти на огромной и все прирастающей территории государства, включая Сибирь.

По именному Указу Екатерины II 19 января 1782 года было учреждено Тобольское наместничество из двух губерний – Тобольской и Томской, в состав первой вошло 10 уездов, в том числе Ялуторовский. Ялуторовск получил статус города вместе с Ишимом, Семипалатинском, Курганом, Омском. А 17 марта 1785 года императрица высочайше даровала нашему городу исторический герб.

Но мы забежали вперед. История с назначением управителем Ялуторовского острога поручика Василия Туесова (по другим данным – Туезова) произошла на два десятилетия раньше, когда между Сенатом и Тобольской канцелярией стоял еще один административный орган – Сибирский приказ. Среди чиновничества той эпохи процветало мздоимство, кумовство, невежество, и дела, требующие оперативного решения, растягивались на несколько месяцев. Не случайно императрица вскоре упразднит лишнее звено в виде Сибирского приказа, и будет напрямую управлять наместничествами и губерниями.

Впервые имя В. Туесова упоминается 28 октября 1762 года в Указе Ея Императорского Величества самодержицы всероссийской, а затем – в документах Правительствующего Сената. Известно, что бывший поручик лейб-гвардии, из дворян, выйдя в отставку, дал согласие занять вакантную управительскую должность в Ялуторовский дистрикт.

Толковых воевод и управителей найти было сложно. Кандидатуры на эти ключевые должности подбирались в Санкт-Петербурге. Существовал обряд приведения чиновника к присяге. В отношении В. Туесова эту процедуру было предписано провести священнику церкви Успения Пресвятой Богородицы иерею Дмитрию Федорову.

23 декабря 1762 года поручик дал с целованием креста Клятвенное обещание, при этом произнося такие слова: «…обещаюсь и кленуся всемогущим богом пред святым его евангелием в том что хощу и должен Ея императорскому величеству моей всемилостивеишея великои государыне императрице Екатерине Алексеевне самодержице всероссийской и Ея императорского величества любезнейшему сыну государю цесаревичю и великому князю Павлу Петровичу законному всероссийскаго престола наследнику верно и не лицемерно служить и по всему повиноватся нещадя живота своего до последней капли крови…» (сохранен стиль и орфография документа. – Авт.).

Поручик официально вступил в должность лишь 24 апреля 1763 года. Виной тому не столько длинные и труднопроходимые сибирские дороги и отсутствие быстрых средств передвижения. Главная проблема – бюрократизм государственной машины, о чем говорилось выше. Пока бумаги о назначении ходили между Сенатом, Сибирским приказом и Тобольской канцелярией, выяснилось, что «вакантное место» занято, и должность управителя исполняет коллежский регистратор Иван Пахомов.

Несколько месяцев ушло на устранение этого недоразумения. В архиве сохранился своеобразный акт приема-передачи, подписанный Василием Туесовым и Иваном Пахомовым 11 марта 1763 года Из этого документа – так называемого росписного списка, можно судить о том, что представлял Ялуторовский острог в екатерининские времена. Так, деревянная канцелярия состояла из двух покоев, в коих хранились древние иконы и служебные книги и регламенты, «два ключа городовых», «орел железный для клеймения провианских мер» и т. д.

Денежная казна насчитывала 3092 рубля. В восьми казенных амбарах хранились запасы соли и провианта. Отдельно отмечено, что в тот период в Ялуторовске для крепостей в верховьях Иртыша строились два казенных дощаника и одна двадцатидвухсаженная барка. Возведением плавсредств занимались 430 работных людей. Из механизации – конная машина под управлением мастера Гаврилы Гуляева и других солдат – Марко Лосева, Алексея Федосеева, Ивана Кропивина, Ивана Нифонтова. Лес пилили 16 каторжников.

На момент передачи зафиксировано наличие гербовой бумаги, пороха, свинца, смолы, ядер, пушек, винтовок, муки, овса, ржи, ярицы, пожарного инвентаря и всего того, без чего немыслимо управление огромной территорией. В списке указаны населенные пункты, куда Ялуторовской канцелярией отправлялись припасы: Суерский, Шадринский, Исетский остроги, деревни Старая Шадрина, Скородумская, Белоярская, село Коркино, Уковский винокуренный завод, Усть-Суерская, Емуртлинская, Солтосарайская, Иковская слободы, Тебеняцкая, Утяцкая, Белозерская, Кызацкая, Марайская, Курганская, Красногорская, Бешкильская волости, Троицкий Кодинский монастырь

Нам не известно, сколько лет управлял дистриктом присланный из Санкт-Петербурга поручик и какова его судьба. Возможно, эти сведения хранятся на архивных полках и ждут своего исследователя. Что же касается лирического описания деятельности Василия Туесова, то его талантливо сделал наш доморощенный поэт Геннадий Каркишко в поэме «Слобода».

Автор: Павел Белоглазов

Источник: Историко-краеведческий альманах «Явлутур-городок», выпуск № 14.

Фото: Павла Калистратовича Белоглазова взято с сайта администрации Ялуторовска: yalutorovsk.admtyumen.ru

Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
avatar