Ново-Тихвинский женский монастырь обязан своим появлением двум замужним женщинам и одному выдающемуся адмиралу, впоследствии причисленному к лику святых.

Нет описания фото.

Нет описания фото.
История монастыря началась с маленькой загородной кладбищенской церкви, которую заложил в 1778 году купец Иван Хлепетин, чтобы молиться за упокой похороненной на том кладбище любимой жены (возможно, если бы не эта замужняя женщина – монастырь бы не появился). Рядом с храмом, освященным в 1782 году в честь Успения Пресвятой Богородицы, был построен деревянный дом для причта, в котором через некоторое время поселились несколько женщин.

В 1796 году насельницы самоорганизовались в монашескую общину-богадельню. Общину возглавила Татьяна — жена мастерового Берёзовских золотых приисков Петра Митрофанова. Дело в том, что Митрофанова призвали в армию, и с тех пор жена 14 лет не получала о нем сведений, в конце концов посчитав себя вдовой.
В сентябре 1798 года солдатка Татьяна Митрофанова (в документах она подписывалась своей девичьей фамилией Костромина) вместе с остальными жительницами прихрамового домика обратилась в Екатеринбургскую думу с просьбой о легализации богадельни, в результате чего дума не только постановила выделять этой женской общине денежное пособие, но и передала необходимые для официального признания богадельни документы епархиальному начальству. На тот момент Екатеринбург, как и вся азиатская часть России, находился в Тобольской епархии, и в 1799 году Указом Варлаама I, Архиепископа Тобольского, женщинам было официально разрешено жить при Успенской церкви.
В 1802 году Татьяна Костромина привезла из паломнической поездки в Саров монастырский устав, который был утверждён Пермским епископом Иустином (к этому времени Екатеринбург уже был в составе Пермской епархии), и община фактически стала настоящим женским монастырём. Через некоторое время возникла идея сделать общину монастырём не только де факто, но и де юре. Реализовать идею было не так-то просто: статус монастыря присваивался только в столице, и только за личной подписью императора. Поэтому Татьяна Костромина вновь собралась в дальнюю дорогу, взяв с собой помощницу Агафью Котугину – в отличие от Татьяны Агафья владела грамотой. В начале 1807 года они вдвоём отправились в Санкт-Петербург. Шансы на успех были невелики, но тем удивительнее полученный результат.
Добравшись до столицы, Татьяна и Агафья попросились на постой в один из домов, где их согласились принять. Это оказался дом флотоводца Фёдора Фёдоровича Ушакова, человека не только известного, но и набожного, который помог Костроминой составить прошение в Синод и попасть на приём к обер-прокурору князю Голицыну, а также неоднократно обращался к Пермскому епископу Иустину с просьбой ускорить рассмотрение дела. И у них всё получилось!

Нет описания фото.
31 декабря 1809 года (по старому стилю) личным указом императора Александра I Екатеринбургская богадельня была обращена в Новотихвинский общежительный заштатный женский монастырь. 26 июня 1810 года, в день Тихвинской иконы Божией Матери состоялось празднование в честь открытия монастыря с торжественным богослужением и многолюдным крестным ходом. С тех пор традиционно празднуется не зимний день рождения монастыря, а его именины, только теперь уже по новому стилю – 9 июля. В крестных ходах с Тихвинской иконой принимают участие не только монахини, но и многочисленные гости и паломники, в дореволюционной время такие крестные ходы были ещё более популярны и занимали несколько недель, охватывая все окрестные населённые пункты.
7 августа 1810 года ещё находящаяся в Санкт-Петербурге Татьяна Костромина приняла монашеский постриг с именем Таисия (в Смольном монастыре в честь Воскресения Господня). Это тоже было маленьким чудом, потому что по законодательству того времени постригать в монашество можно было вдов только старше шестидесяти лет, а девиц — старше пятидесяти; на каждый постриг требовалось разрешение Святейшего Синода. Татьяне Костроминой было сорок семь лет, однако, отмечая её заслуги, Синод, просил императора в порядке исключения разрешить ей принятие монашества, а вот 35-летней Агафье Котугиной в постриге было отказано – не доросла ещё! Разрешение Императора Александра I на постриг Татьяны Андреевны Костроминой было получено, и 7 августа 1810 года она была пострижена в монашество с именем Таисия в Санкт-Петербургском Воскресенском женском монастыре, а 20 сентября 1810 года по указу Святейшего Синода назначена первой настоятельницей Новотихвинского женского монастыря.
Петр Митрофанов, конечно, удивился, когда приехал домой после демобилизации. Но наверное не обиделся, да и на кого обижаться – письма-то домой надо было писать время от времени!

 

Автор: Наталья Зайцева

Исходный текст: https://www.facebook.com/login/?next=https%3A%2F%2Fwww.facebook.com%2Fnatasha.zaytseva.16%2Fposts%2F3795043807253668

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments