Предисловие

Декабристы достаточно громко вошли в историю нашего государства. После Отечественной войны 1812 года и заграничного похода русской армии в Российской империи, а именно в Петербурге, в столице государства Российского, начала пробиваться надежда на отмену крепостного права. Исходя из этих надежд, создаются союзы из молодых умов Отчизны. И эти умы планируют перемены в государстве.

В 1816 году Александр Муравьев создал «Союз спасения». Но этот союз распался из-за разногласий по вопросу цареубийства, которое должно осуществиться в ходе вооруженного восстания. Будущие бунтовщики не теряли время: уже в январе 1818 года создается новое тайное общество «Союз благоденствия».

Возможность проведения восстания декабристов возникла в 1825 году, когда в Российской империи после смерти императора Александра I возникло междуцарствие. По решению сената у власти встал Николай I, но он был морально слаб. И уже 26 декабря (почему их, собственно, и стали называть декабристами) 1825 года к 12 часам дня на Сенатской площади в Петербурге собралось около трех тысяч солдат, которые были готовы совершить военный переворот. Но из-за предательств командиров и плохой подготовки армия декабристов была полностью разбита. К бою со стороны Николая I была приглашена действующая армия Российской империи. Восстание декабристов было жестоко подавлено, некоторых декабристов казнили сразу, в отношении других шло долгое следствие, а третьи декабристы были сосланы в Сибирь.

В Ялуторовске, который называют городом декабристов, в течение 27 лет, с 1829 по 1856 год, проживало девять декабристов. Каждый из них внес посильный культурный вклад в развитие Сибири.

К НЕМУ НЕ ЗАРАСТЁТ НАРОДНАЯ ТРОПА…

Иван Дмитриевич проснулся в холодном поту, вновь и вновь ему вспоминались образы, события — всё, что было связано с неудачной попыткой восстания: суд, бесконечные допросы. Всякий раз он думал о том, как из него пытались выбить важную информацию о «Союзе благоденствия».

— Как давно я не видел жену и ребенка…

Он встал с кровати, прошел к умывальнику. Начал собираться на утреннюю прогулку по местным лесам, так как за время пребывания в ссылке уже успел написать учебник географии и начал интересоваться ботаникой.

Так преображает война…. После заграничного похода, мировоззрение Ивана Дмитриевича абсолютно поменялось: раньше он был готов сложить голову за царя и Отечество, а сейчас?..

Лето. Ах, сколько прекрасных возможностей дарит это время года. Кругом поют птицы, цветут цветы. Прекрасная погода. Даже здесь. В сибирском провинциальном городке.

Выйдя из дома, он вдруг осознал, что Ялуторовск вовсе не какое-то испытание, а возможность разбить прекрасный цветник культурной жизни. Эта мысль довольно долго не покидала его светлую голову.

Прогуливаясь по местным лесам, которые стали для него уже родными, Иван Дмитриевич посмотрел на уток, плавающих в реке Тобол, собрал некоторые растения для своих гербариев. А, собственно, чем еще заниматься ссыльному врагу государства? Возвращаясь с прогулки, он не оставлял мысли о сыне и о цветах культуры, которые необходимо посадить именно здесь, в Ялуторовске.

Скромно пообедав, Иван Дмитриевич отправился на вечерние посиделки в доме Сергея Ивановича Муравьева-Апостола. Там они с другими ссыльными развлекались: играли в карточные игры, обсуждали современную литературу, играли на рояле.

-Здравствуйте, Иван Дмитриевич! – пламенно поприветствовали его ссыльные, которые уже собрались за чайным столиком.

-Здравствуйте, дорогие друзья!

Здесь, среди друзей-единомышленников рождались обсуждения культурного развития Ялуторовска и всей Сибири.

-Нет, ни в коем случае, это нужно делать постепенно, – возражал декабрист пожилого возраста, Евгений Петрович Оболенский.

-А я говорю, нужно так! – спорил с ним Андрей Васильевич Ентальцев.

Речь зашла об образовании простых горожан.

-Я очень хочу привить культуру образования в Сибирской стороне, — Иван Дмитриевич проявил инициативу, решив курировать проекты сибирских школ, ведь у самого был ребенок, он хорошо понимал необходимость и серьезность этой работы. Именно эта беседа дала развитие сибирскому образованию.

-Иван Дмитриевич, посетите Сретенский собор, найдите протоиерея Степана Яковлевича Знаменского, с самого первого дня нашей ссылки он, несмотря на всю плачевность нашего положения, помогал нам, чем мог,– предложил хозяин дома Сергей Иванович.

После долго чаепития, попрощавшись со своими товарищами по несчастью, Иван Дмитриевич отправился домой, необходимо было отдохнуть перед серьезным разговором с протоиереем.

Рано утром, как и советовали ему на собрании, он пошел в Сретенский собор. Подходя к нему, он еще раз убедился, что человек способен на многое, если поставить перед собой цель. Как и положено, перекрестившись три раза на входе в собор, Иван Дмитриевич зашел в помещение храма. «Такая красота, и в Сибири…» — подумал он.- «Там, где нет ни образования, ни медицины толком»- но такие слова в храме нельзя было говорить, поэтому он предпочел молчание. Алтарь горел золотом, иконы висели аккуратно, рядами. Атмосфера богатства и доброты долго не покидала душу.

Степан Яковлевич был очень добрым человеком, всегда старался помочь ближнему. Он встретил Иван Дмитриевича с добродушной улыбкой.

-Доброго дня, Иван Дмитриевич! Мне рассказывали о том, что Вы очень инициативный человек. Давайте поговорим о школе подробнее.

-Мое почтение, Степан Яковлевич, приятно удивлен, что Вы интересуетесь мнением ссыльных. Конечно, я всегда готов к беседе.

Они долго обсуждали необходимость постройки школы, чтобы дети могли получить хоть какое-то образование.

Время за беседой шло очень быстро. Когда Иван Дмитриевич вышел из собора, на город уже опускались сумерки. Вернувшись домой, он свалился спать.

Проходили дни, недели, месяцы с тех пор, когда протоиерей пообещал помочь, но конкретных действий не производилось. И однажды, когда наш герой уже хотел отчаяться, в его дверь постучали, на пороге стоял запыхавшийся мальчик, лет восьми. Немного отдышавшись, мальчуган сказал: « Степан Яковлевич приглашает Вас к себе. Скорей!»

Иван Дмитриевич отправился в Сретенский собор на встречу.

– Я нашел средства в казне губернии на постройку церковно-приходской школы для мальчиков. Строительство начнем, когда придет тепло.

В 1842 году по инициативе ссыльного декабриста Ивана Дмитриевича Якушкина и протоиерея Степана Яковлевича Знаменского была построена школа для мальчиков, а в 1846 году построили церковно-приходскую школу для девочек. Так с маленького провинциального городка началась новая ступень развития Сибири.

ЭПИЛОГ

Иван Дмитриевич Якушкин был одним из девяти ссыльных декабристов, отбывавших ссылку в Ялуторовске. С приходом к власти нового императора Александра II — освободителя, все в 1856 году получили амнистию, но подорванное в ссылках здоровье не позволило жить долго. В последние годы жизни все декабристы переживали политические притеснения. Им было запрещено селиться в Москве и Петербурге, власть их все еще опасалась. В 1854 году по опасной болезни Якушкину было разрешено посетить минеральные источники в Забайкалье. В 1857 году, старший сын Ивана Дмитриевича подал прошение шефу жандармов Москвы, где просил, чтобы его отцу разрешили жить и лечиться в Москве. Шеф жандармерии разрешил Якушкину жить не в самой Москве, а в Московской губернии. Но было слишком поздно, болезнь полностью победила Ивана Дмитриевича. Наш герой, внесший особый вклад в развитие образования на сибирской земле, умер 12 августа 1857 года, в возрасте 63 лет.

Иван Дмитриевич Якушкин остается в памяти жителей нашего города человеком, давшим огонек надежды для огромного костра развития. Огонь по-прежнему горит, будто и нет этих полутора веков между нами.

Автор: Иван Туровинин

фото автора 

Исходный текст: https://vk.com/yal_lira72?w=wall-154787838_474

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments