Ковид стремительно разбудил в россиянах любовь к внутреннему туризму, все поехали по городам и лесам родного края. Но любовь к комфорту все-таки осталась в душах путешествующих после турецких «пять звезд и все включено», поэтому адепты внутреннего туризма ищут комфорт и в глубинке, но только с предложением комфортного проживания и времяпрепровождения на родных просторах не очень, особенно далеко от столиц. Но есть и исключения.

Об одном таком интересном, стремительно набирающем популярность проекте мы попросили Светлану Толмачеву поговорить с главой группы компаний «Пенетрон-Россия» Игорем Черноголовом. Игорь рассказал о том, как влюбился в Мариинск с первого взгляда, почему начал покупать и реставрировать дома и каким видит будущее своего этноэкопроекта.

В поисках себя и своей родины

— Игорь, Вы помните, как впервые приехали в Мариинск?

— Было это 15 лет назад: жена забеременела вторым ребенком, и мы решили обзавестись дачей, построить летний домик, чтобы чаще бывать на свежем воздухе (сейчас у нас три дочери). Тогда у одного нашего приятеля был дом в Мариинске. Он пригласил нас осмотреться. Пока ехали, казалось, что далековато – 70 км от Екатеринбурга. Но как только мы увидели Мариинск – сразу влюбились! Сказочные места: дома красивые, горы, два огромных пруда, лес сказочный! Все понравилось, но сомнения все-таки были (разве бывает любовь с первого взгляда?!). Поэтому я сел в джип и поехал «искать свою родину», смотреть, где еще может быть хорошо. Побывал везде в радиусе 120 км: и в Оленьих ручьях, и на Чусовой, и в сторону Сысерти ездил, и по Тюменскому тракту. В результате джип сломал, коробку убил, номера потерял и вернулся в Мариинск. Решил навести справки насчет экологии. Пробы воздуха, земли и воды показали, что это самое чистое место в окрестностях Екатеринбурга. Сам Бог велел – надо брать! Как раз один старовер Киндей Трифонович Гусев продавал там свой дом, который мы и купили. Это уж потом разобрались, что Гусевы здесь с самого основания села, с 1793 года, когда Акинфий Демидов купил эти земли у башкир и завез из центральной России русских. Здесь был один из центров старообрядчества Урала и России.

— У этого первого приобретенного Вами дома была какая-то своя история?

— На самом деле от дома был только остов. Но зато земля мне досталась отличная, ухоженная. Когда пробивал там скважину, выяснилось, что вода здесь самая чистая в селе, потому что почва никогда не удобрялась никакими химикатами. Позже, когда я стал делать свою экоферму, тоже решил, что и у меня из удобрений будет только навоз.

— Как жили, если дом был в плачевном состоянии?

— Купили большой двухэтажный сруб под будущую баню – нам хватало. Параллельно строились. Я очень спешил с новосельем к рождению дочери. Теперь-то понимаю, что в этом деле спешка ни к чему – потом лет 10 переделывал все, что на скорую руку построили. План-то у меня был в деревню только на лето выбираться. Но мы всей семьей так полюбили Мариинск, что стали приезжать туда при каждом удобном случае и при любой погоде. Поэтому дом начали утеплять, делать вокруг него ландшафтный дизайн, высаживать яблони…

Когда родилась третья дочь, и мы вызвали на помощь родителей жены из Новокузнецка, решили построить для них дом в Мариинске, потому что в квартире нам всем было тесно. Вот уж на второй стройке мы ни на чем не экономили! Привезли из Финляндии дом, баню, зону барбекю и финнов, которые все это построили. А еще в том доме башкиры сделали нам настоящую люльку.

— Для третьей дочери?

— Да. Мы нанимали рабочих из башкирской деревни, и они показали мне люльку с пружиной. Она качается во всех плоскостях. То есть ребенок проснулся, перевернулся с боку на бок – люлька слегка раскачалась, и ребенок спит дальше. Не надо было укачивать постоянно – просто спасение для родителей! С третьей дочерью у нас проблем не было вообще. Все благодаря люльке. Так что наши предки были не дураки: умели организовать быт без всяких гаджетов.

— Дети по-прежнему любят Мариинск?

— Любят, но не часто бывают. Средняя и младшая учатся в школе, профессионально занимаются танцами в ансамбле «Улыбка», художка-музыкалка-уроки… Нагрузка серьезная. Старшая дочь заканчивает бизнес-школу в Лондоне и готовится продвигать наш «Пенетрон» в Европе. В прошлом году прилетела поздравить меня с днем рождения и застряла на пять месяцев из-за пандемии. Жила в Мариинске и была счастлива.

— Вы уже приняли решение расстаться с городом?

— Пока дети учатся в школе, совсем туда перебраться не получится. В 2020 году начало пандемии практически совпало с моим юбилеем — 21 марта прошлого года мне исполнилось 50 лет. Сначала хотели слетать в Сочи, но в итоге – отключили все телефоны и уехали в Мариинск. Там и отметили. Я понял, что именно так мне и хотелось всегда жить: красивые виды, чистый воздух, парное молоко, хлеб из печи, мясо-дичь-рыбалка, баня!

— И наверно никакого интернета?

— 15 лет назад, когда мы только начинали строиться в Мариинске, так и было: уехал в деревню и пропал. Сейчас там три оператора. К сожалению! Но с другой стороны – у меня во всех избах сейчас проложено оптоволокно, связь летает. Зачем тебе этот город?! Приезжай, живи, работай онлайн. Быстро все сделал и гуляй по лесу, дыши! По ночам такой яркий Млечный путь на небе – в городе такого не увидишь! А какая тишина! Только в деревне и можно выспаться как следует.

Офис-баня и «Мариинские избы»

— После первой волны пандемии Вы вернулись к прежнему ритму жизни?

— Нет. Меня сейчас попробуй-ка вытащи из деревни! В этом году в Санкт-Петербурге проходил экономический форум, билет стоил 1 миллион рублей. Меня бесплатно звали и посетителем, и спикером, но мне это уже не интересно – тратить время на тусовки и непонятных людей. Мне многие сказали, что я с ума сошел. Нет. Мне просто очень комфортно работать в Марииснке: управлять холдингом, разрабатывать стратегию продвижения «Пенетрона». Я вычеркнул из жизни почти все командировки, конференции и выставки. Туда ездят представители нашей компании, но не я. У меня офис сейчас в бане – она у меня большая. В итоге освободилась куча времени, которое я трачу на «Пенетрон» и «Мариинские избы».

— Как пришло решение начать этот проект?

— У меня в офисе-бане образовался целый склад старинных вещей, которые я находил во дворах и заброшенных домах. Куда этот хлам девать? И тут мне знакомый предложил купить двухэтажный дом. Я подумал, что в нем можно устроить музей и все собранное разместить там.

К тому же этот дом принадлежал одному из самых богатых людей в селе, из его окон открывается, пожалуй, самый красивый вид, а еще в советское время здесь был роддом – полдеревни в этом доме родилось! Но оказалось, что восстановить этот полуразрушенный дом невозможно. Чуть позже мне удалось купить соседний дом Антуфьевых – один из самых старых в селе. Ему 170 лет по документам! И мы начали профессиональную реставрацию. Между прочим, качественно отремонтировать старый дом стоит около 5 миллионов рублей! Новый можно построить за эти деньги! У меня сейчас на реставрации работают те же специалисты, что и в Нижнесинячихинском музее-заповеднике деревянного зодчества. Очень медленно и очень качественно. У них на один объект уходит от одного года до двух лет! Но зато эта настоящая старина, а не новодел.

— А когда появились мысли о туристах?

—  В прошлом году я решил заняться экологическим туризмом. Тогда в ходу было модное слово глэмпинг. Почитал, посмотрел – как раз у меня рядом два дома стоят, ручеек течет, около гектара земли в сумме на двух участках, хорошо бы там сразу десяток палаток поставить. Но выяснилось, что они стоят миллион рублей каждая! Походил по деревне, поспрашивал, кто почем дома продает. Тот же миллион, но с участком. Отлично! К черту глэмпинг – буду покупать дома! Я ж не знал тогда, в какие цифры все выльется!

В 2021 году проекту «Мариинские избы» ровно год. Проект растет, появляется инфраструктура: кроме 5 деревенских домов для туристов, есть хостел для молодежи и организованных групп (можно проводить выездные семинары), собственные два магазина и ферма с прудом. Я хочу завести в пруду форель, чтобы у гостей на столе была всегда свежая рыба.  Мы создаем комфортное и уютное место для осмысленного отдыха, нам надо максимум 100 гостей в сутки.  В нашем Мариинске всего 300 человек жителей – незачем здесь туристов больше.

Попробовать уральскую зиму на вкус

— Понятно, чем заняться в Мариинске летом: прогулки с экскурсоводом по селу, катание на лошадях, четыре вида бань (по-белому, по- черному, по-серому и на воде), рыбалка, сапборды, лодки, велосипеды, походы по лесу на целебный источник Платонида и на скалу Старик Камень, поиски возможных кладов с металлоискателем… А зимой?

— Зимой еще лучше! Мы всегда строим ледовый городок, горку с бубликами для семей с детьми, в планах – зиплайн.  Лыжи, коньки, мастер-классы по народным промыслам, а еще можно затопить настоящую русская печь и спать на ней! А баня с прорубью! С летней вообще не сравнится!

— Какие у вас планы насчет гастротуризма?

— О, это моя давняя мечта! Ведь не зря я 3-й раз поддерживаю проект Марины Чеботаевой «Уральская кухня» и даже приготовил сам два рецепта для книги. Один из рецептов я взял из семейных архивов, мой дед-охотник часто готовил косулю (но можно и любую другую дичь) в квашенной капусте. Когда у нас будут гости жить в Мариинских избах круглогодично, тогда мы построим хороший ресторан с аутентичной уральской кухней. И, уверяю Вас, к нам будут ездить не только гости из Екатеринбурга, но и авто путешественники со всего Урала. Сейчас же мы кормим гостей в трапезной при храме, еда из натуральных продуктов, выращенных в Мариинске, я для этого и корову недавно купил. При нашем трехразовом питании – никто из гостей не чувствует себя голодным.

У нас большие планы, возможно, проложим горнолыжную трассу, пригласим кузнецов в настоящую кузницу. А видели ли Вы нашу плотину? Да, когда-то ее прорвало и плотина , но сейчас это единственная в России вскрытая плотина из лиственницы.  По ней мы будем экскурсии проводить – вся технология строительства плотины как на ладони. Длина плотины более 300 метров, она — аналог плотины городского пруда столицы Урала Екатеринбурга. Я хочу на этом месте восстановить демидовский завод, по тем историческим чертежам, что я нашел.  И мы создаем привлекательную для туристов инфраструктуру:  Город мастеров, где можно руками что-то научится делать,  манеж для лошадей, стрельба из лука, из разного оружия, в том числе из лука…  Все это сделает наш проект «Мариинские избы» еще более привлекательным для туристов.

Мариинск в кино и в перспективе

— Такие самобытные и красивые места попадают в объектив кинокамеры?

— Кино у нас снимают часто! Владимир Шахрин снимал очередную серию из цикла «Байки земли уральской», посвященную Мариинску. Режиссер Виталий Кошкин – военные сцены для киноленты «Многая лета». Реальная история про парня из Нижних Серег, которому вера в Бога помогла пережить все тяготы войны. Мы организуем премьерные показы в нашем мариинском клубе. Другой фильм про войну – «Письма к деду» – снимал в Мариинске уральский режиссер Михаил Чурбанов.

— Ваши дальнейшие планы касаются только Мариинска?

— Потихоньку подтягиваем соседний Краснояр – он в трех километрах и еще старше Мариинска. Будем восстанавливать там единоверческий храм. В Краснояре есть интересное кладбище староверов со старинными крестами-голубцами. На полуострове на другой стороне реки Ревда, где когда-то была башкирская деревня, а потом пионерский лагерь, от него сейчас и следа не осталось, планируем построить глемпинг с рабочим названием «Далека». Рядом с демидовской плотиной – Угольная гора, где раньше работали углежоги. Мы хотим реконструировать их промысел, чтобы показывать нашим гостям как жгли уголь. А еще по Угольной горе проходит граница Европы и Азии!

—  Свою жизнь на несколько лет вперед Вы  связываете со своим экопроектом?

— Мне хотелось бы создать в Мариинске свою «республику ШКИД». Из меня, конечно, еще тот Макаренко, но идея состоит в том, чтобы взрослые и дети учились жить в гармонии с собой и природой, ели натуральные продукты, дышали свежим воздухом. Через три года мы начнем создавать туристические экопоселения по России, а через девять лет за рубежом. Ко мне уже обращаются те, кому эта тема интересна. Как изменить менталитет людей и приобщить их к осмысленному отдыху, я понял на примере Пенетрона: за 25 лет мы поменяли отношение к этому материалу во всем мире. Нассим Талеб, автор теории о «Черном лебеде», абсолютно прав: даже крошечный процент разбросанных по миру активных граждан может совершить чудо и изменить жизнь всего общества.

Если хотите попробовать пожить в избе, которой 170 лет, то вам сюда:

Мариинские избы

Мариинские Избы | Аренда Изб (@mariinskie_izbi) • Фото и видео в Instagram

Мариинские Избы | Екатеринбург (vk.com)

Автор: Светлана Толмачева
Фото предоставил Игорь Черноголов

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments