Эта статья участвует в конкурсе «Малые города — удивительные достопримечательности 2021»

«Ковидные» ограничения помогли понять, что отдых в Челябинской области не уступает заграничному. При этом отдельную нишу заняли сплавы по рекам на катамаранах, с экскурсиями по прибрежным скалам и пещерам. Шведский стол, «турецкая» анимация, стоящие в воде предприниматели с табличками «горячие пирожки» и «вкусное мороженое», не говоря уже о шикарной матушке-природе, — всё это есть. «Губерния» рассказывает, какие реки лучше выбрать для сплавов, сколько стоит это удовольствие и почему услуги и цены одни, а качество разное.

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Как ни кощунственно звучит, но именно «ковидные» ограничения на пересечение границ заставили российских туристов по-новому взглянуть на хорошо забытое старое — отечественный туризм. Вдруг и «неожиданно» оказалось, что отдых в России нисколько не уступает заграничному, особенно в той части, за которую отвечает матушка-природа. Причём здесь принципиально отдельную нишу заняли сплавы на катамаранах, с экскурсиями по прибрежным скалам и пещерам. В Челябинской области они проводятся на реках: Ай, Белая, Юрюзань, Уфа. А к соседям ездят на Инзер, Зилим, Чусовую. Появилась и целая категория туристов, которые теперь вместо метаний между Европой и Таиландом выбирают кочевье с реки на реку по Уралу, в надежде понять, а какая же из них лучшая?

Почти трое в лодке, но без собаки — с каждым это происходит впервые

О сплавах по рекам Южного Урала слышал давно и много. Как правило, восторженные отзывы с финальным позывом, что нужно, мол, как-нибудь повторить. Всё было очень и очень здорово. Относился к этим призывам с предубеждением, хотя в душе путешественник. И не в душе тоже. Проехал три десятка стран Европы, Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и Кавказа. А жил вообще в Златоусте на реке Ай, но до сих пор как-то не представлял себе, что в этой «лунной реке» (в переводе с башкирского), вытекающей с территории заводов, можно сейчас купаться или сплавляться. Это при том, что из истории все знают: по Аю, Белой, Уфе и Юрюзани в стародавние времена тянулись баржи с металлом, и такие сплавы были делом совсем небезопасным. На всём протяжении сплавщиков поджидали пороги-ревуны, на которых гибли люди и уходил на дно ценный груз. Времена судоходства на Южном Урале давно прошли, а вот эпоха развлечений для туристов только-только началась.

На резкий подъём интереса к сплавам обратил внимание в прошлом году. Когда после первого периода карантинов у самого возникла мысль, а не организовать ли какое-то маленькое путешествие, не удаляясь от дома. Другие страны были закрыты, а соцсети пестрели объявлениями о сплавах. Цены в большинстве случаев озвучивались весьма гуманные от 4 до 5 тысяч рублей за две ночи и три дня, два из которых предстояло грести. Сюда же включили трансфер из Челябинска до точки старта в Саткинском районе и обратно, питание и снаряжение (что является существенным моментом). Ведь когда-то имеющиеся лично у меня атрибуты туризма — палатку, пенку и мешок — я растерял по пути из далёкой туристической юности к бытовой зрелости. Покупать же кусок нейлона и две пластиковые дуги за бешеные деньги ради двух дней сплава не хотелось, как и большинству из тех, кого я увидел на сплаве. Мы все оказались этакими лимитированными романтиками.

Приготовившись к трудностям и неудобствам путешествия, а возможно, и голоданию, мы с моими напарниками по сплаву отправились на место сбора в Челябинске, вооружившись кроме рюкзака с одеждой ещё и сумкой с водой, провизией (а оказалось зря!) и средствами гигиены. Ну, мало ли какие спальники дадут, скорее всего — грязные и замызганные, мелькали в голове тревожные мысли.

Что дело поставлено на поток, стало понятно ещё на месте выезда. Масса людей (50! – столько записалось на этот сплав) с рюкзаками, среди них немало детей. Подъехало несколько комфортабельных микроавтобусов с прицепами, рюкзаки сложили в них. Так что ехали в горы вполне комфортно с техническими остановками.

Палаточные города на реке

Место старта — Майская поляна под посёлком Межевой в Саткинском районе. Ехали до неё из Челябинска четыре часа, а когда прибыли, то увидели целый городок из палаток. Вернее, несколько посёлков из палаток, и у каждого свой очаг, а то и два. У нашего посёлка на костре уже булькали пара котлов. От одного шёл дымок, и ноздри приятно щекотал аромат мясного бульона, а во втором кипятили воду под чай. По приезде каждому выдали пенку для сна и спальный мешок. На удивление, он оказался чистым (и даже пах какой-то отдушкой) — видно, что совсем недавно выстирали. Появилось впечатление, что мы туристы, заехавшие в отель. Не хватало только ресепшена, бассейна и очереди с паспортами.

На ужин нам приготовили шурпу. И какую шурпу! С янтарным бульоном, радужными кусочками морковки и крупными кусками мяса. Попросил добавки — дали. Подумалось, не экономят здесь на еде. Столы (прямо шведские) оказались завалены тарелками с овощной и фруктовой нарезками, чуть позже на скатерти-самобранке появились чай, кофе, сгущёнка, печенье и прочие сладости. Скажу откровенно, с таким комфортом я в походы ещё не ходил. Все «вкусняшки», что мы прихватили с собой, потом привезли назад — не понадобились. После ужина отправился мыть тарелку (посетила мысль — ну, хоть что-то самому пришлось делать), и тут меня удивил Ай. Вода прозрачная, а у берега стая огромных, прикормленных и жирных пескарей. Пожалел, что не захватил удочку. Чуть дальше во всю плескалась крупная рыба. Река оказалась куда чище и больше, чем та, на берегу которой мне довелось жить.

Полюбовавшись окрестностями, хотел было задремать, но где там. Началась самая настоящая «турецкая» анимация, но с уральскими нотками. И если турецкие отельные «арам зам-зам» я всегда терпеть не мог, то наша анимация пришлась мне по душе. Бардовские и рок-н-ролльные песни разных авторов и времен. Исполнители у костра менялись, и казалось, что фирма специально подбирает инструкторов на сплавы со строгим стандартом, чтобы умели играть на гитаре.

Утром после завтрака начались сборы лагеря и подготовка снаряжения. Готовили катамараны «шестерки» и «восьмерки» (по количеству посадочных мест) инструкторы, а собирали палатки уже мы сами. После этого снаряжение сложили в прицеп, который отправился к месту вечерней стоянки. По секрету инструкторы сообщили, что когда мы остановимся на ночёвку (если доберёмся), то нас будет ждать палаточный лагерь, походная баня и плов. Осталось только добраться. Впереди нас ждали 30 километров до Сикияз-Тамака, а потом примерно столько же до конечной точки, башкирской деревни Лаклы. Людей распределили по катамаранам, и мы тронулись в путь, который моментально вскрыл неготовность некоторых.

Ай — туристический конвейер

Членов команды на любительском сплаве подбирают по простому принципу — кто с кем захочет. Приезжает большая компания вместе, вместе и плывет. Детей, которые идут нагрузкой к взрослым, сажают в центр катамарана с рюкзаками. Объясняется такая «непрофессиональная» система тем, что маршрут несложный. Перевернуть катамаран невозможно, ну, если только посадить на мель. Что постоянно и происходит. Тогда несколько членов команды вскакивают и тащат за собой по мелководью катамаран вместе с трутнями, сидящими на нём. Ну, а если трутней оказывается большинство, то «корабль» стоит на мели. (Команду одного из «дредноутов нашей флотилии», состоящую исключительно из женщин и маленьких детей, возглавила женщина, которую все прозвали Фрёкен Бок. Когда мы проплывали мимо застрявшего на мели катамарана, её команда упорно не желала мочить ноги, а Фрёкен Бок взывала: ну, дайте нам хоть одного мужчину! Так что чисто женские команды не всегда хорошо.)

Почему-то до этого, слыша об Айских притёсах, я представлял какую-то отдельную высокую скалу-стену, а вокруг ровную реку с пустыми берегами. Как же я ошибался. Ай почти на всём протяжении сплава окаймлён каменной стеною, а Большие притёсы выделяются особо, они просто поражают. Стена длиною в два километра поднимается над рекой на сто метров. Проплываешь мимо с задранной головой, не хочется отрываться. И если повезёт, то можешь увидеть, как с вершины вниз прыгает человек на тарзанке. Некоторое время резина подкидывает его то вверх, то вниз, и над рекой несутся отчаянные вопли. Большинству трудно понять, что за такое удовольствие, когда из тебя вытряхивают всю душу, нужно еще и заплатить две с половиной тысячи рублей. Однако от желающих отбоя нет.

Нужно сказать, что по Аю сплавляются многие, много групп на самых разнообразных плавсредствах: от катамаранов и лодок до сапов и надувных матрасов. Они постоянно обгоняют друг друга, а иногда и сталкиваются. Временами движение на реке напоминало конвейер, который замирал только к ночи.

Время от времени мы останавливаемся, выходим на берег и залезаем в какую-нибудь пещеру, например, Кургазак. Или карабкаемся по плитам сухих водопадов. Летом это просто множество каменных карнизов, а вот весной по ним течёт талая вода, образуя многокаскадный водопад… Впереди деревня Кульметьево и обед. Его не готовят, а привозят с собой. Гречневую кашу с тушёнкой заранее раскладывают по большим солдатским термосам, и до обеда она доплывает такой же разгорячённой, как мы.

Рядом с деревней скала, известная как Камень Разбойник. По одной из версий, она заслужила такое название из-за утонувших барок с металлом, которые цеплялись и разбивались о выступающий в реку каменный мыс. По другой версии, под скалой разбойники спрятали бочонок с золотом. Золота так и не нашли, зато в 1970 году копали песок у скалы и подняли со дна два ящика, в которых оказалось 70 клинков. Видимо, они утонули вместе с грузом металла.

Прибрежный сервис с табличками

Нельзя не остановиться и на теме прибрежного сервиса. Время от времени над речными косогорами возвышаются деревеньки, дачи и базы. Их обитатели весьма трогательно развивают малый бизнес. Плывешь себе на катамаране, а вдоль берега стоят по пояс в воде мужики с табличками: «холодное пиво», «горячие пирожки» и «вкусное мороженое». По заказу клиентов они срываются с места и бегут в дом к холодильнику, принося вожделенный напиток или пирожок. При этом нужно отметить, что цены божеские, накрутка у водяных предпринимателей совсем небольшая.

— Они знают, что мы рекомендуем клиентам тех, кто не наглеет, — пояснил наш инструктор Вадим, осторожно перебирая веслом.

Вадим оказался не только инструктором, но и совладельцем фирмы, у которой мы приобрели сплав.

— Начинали с нуля. Сами привозили туристов, сами собирали и надували катамараны, сами готовили, мыли котлы, сами придумали идею с вечерней анимацией у костра. А реку мы и так хорошо знали, с детства сплавляемся по ней и всем другим в Челябинской области и соседних. Полученные деньги вкладывали в приобретение палаток, спальных мешков, катамаранов. Теперь у нас самая большая компания в регионе, занимающаяся сплавами, — с гордостью сообщил нам Вадим.

Мы плывем и плывем, пусть осудят меня за это слово моряки. Время от времени освежаемся в воде и снова гребём, к вечеру устаём. И тут, когда солнце начинает садиться, добираемся до села Сикияз-Тамак. Здесь уже стоят палатки, дымится баня и исходит ароматом долгожданный плов. Группа увеличивается, к ней присоединяются туристы, выбравшие маршрут с одной ночёвкой. Опять вкусный ужин. Баня с забегами в холодную воду, когда пар клубится вокруг разгорячённого тела. Снова концерт под звёздами и отличный сон, на этот раз заслуженный работой на веслах. Кстати, они и снятся всю ночь.

Вид сверху

Следующий день приносит долгожданный вид на реку сверху. Если притёсы большинство групп смотрит снизу, проплывая мимо, то для того, чтобы осмотреть Сикияз-Тамакский пещерный комплекс, туристам приходится подняться на гору. Комплекс, или Пещерный Град, был открыт в 1995 году археологом Владимиром Юриным. Всего на участке длиной в километр найдено более 40 пещер. Обнаружены следы пребывания людей всех эпох, от палеолита до бронзового века. В одной из пещер найдено святилище с черепами пещерных медведей. Впрочем, меня больше заворожил вид на реку. Испытываешь чувства небожителя, когда сидишь на уровне облаков, свесив ноги со скалы, а где-то внизу проплывают малюсенькие катамараны. В такие моменты ты понимаешь, что обязательно сюда ещё вернешься.

Заканчивается сплав у башкирской деревни Лаклы. Нас уже ждёт автобус. Складываем снаряжение, обедаем и отправляемся домой, увозя чувство того, что ты вроде бы был на природе и в то же время отдыхал по принципу «всё включено». Двоякое и презабавное чувство.

Юрюзань – поиск тишины

В следующий раз слиться с миром реки у меня получилось уже в этом году. Маршрутов предлагали множество, но хотелось чего-то нового. Остановился на Юрюзани. Трёхдневный маршрут в шестьдесят с лишним километров от Усть-Катава до села Новые Каратавлы с двумя ночёвками и посещением множества пещер и гротов.

И вот тут я осознал, что впечатления от сплавов зависят не только от реки, но и от компании, которая организовывает тур. На этот раз «all inclusive» оказался в усечённом варианте – трехзвездочный вместо пяти и только с местными напитками, кто бывал на курортах, меня поймёт. Всё оказалось суровее. Вроде бы и всё дали: палатки, мешки, пенки, катамараны, еду. Но организовывать лагерь пришлось своими руками, катамаран надувать ножным насосом, а пища оказалась куда проще. Вроде бы всё и нормально, а вроде и не дотягивает до стандарта. Всё познаётся в сравнении. Можно пошутить: «Зажрались».

Хотя нужно отдать должное – единственный инструктор Сергей был на высоте, разжигал костры, находил дрова, организовывал работы по погрузке и выгрузке чётко и быстро. Ну, а сама река оказалась почти такой же по красоте и величественности. Вдоль берегов стоят такие же каменные хребты. Вот только народу на маршруте по Юрюзани оказалось гораздо меньше. И было слышно, как стекает вода с вёсел, как плещется рыба, клекочут орлы над головой, выискивая добычу, как заливаются трелями по кустам различные певчие птицы. Словом, если вам захочется тишины, пения птиц и минимума людей — вам на Юрюзань.

Группа оказалась гораздо меньше – всего 19 человек вместе с инструктором и поваром. Ехали на одном микроавтобусе. Место старта по Юрюзани находится в нескольких километрах от Усть-Катава, рядом с пионерским лагерем. Приехали туда уже в темноте. Еле успели поставить в темноте палатки, как грянул ливень. Спасибо опытному инструктору из Златоуста, он и в ливень сумел развести огонь и приготовить поздний ужин.

Кстати, мир в очередной раз оказался большой деревней, когда заговорили с Сергеем, обнаружилось, что не один раз бывали в одних и тех же местах, имеем общих знакомых. Ну, вот, к примеру, рассказываю ему, как однажды во время похода на Дальний Таганай у горы Круглица увидел необычную процессию: шесть мужиков несли бабушку на носилках (это в 20 километрах от города!), а она как вперёдсмотрящая держала руку у глаз и всё смотрела куда-то за горизонт. Мы тогда с другом гадали, чего это они? Может, грибные места им старушка показывает. Оказалось, что Сергей тогда работал спасателем и нес именно эту заблудившуюся старушку. Сейчас Сергея регулярно приглашают на сплавы и в походы в качестве инструктора.

Нанимают в качестве вольного стрелка, а по сути разнорабочего. Как правило, с группой иду или плыву один. Платят немного, но мне нравится, каждый день новые места, я природу очень люблю. Стараюсь выбирать заказы на разных маршрутах, чтобы не приедались, — рассказывает о своём образе жизни инструктор Сергей.

Мелей на Юрюзани куда больше, чем на Аю. Сергей то и дело вскакивает, хватает катамаран за крепление и тащит, не дожидаясь, пока кто-то из пассажиров спрыгнет и поможет. Протекает река по границе Челябинской области и Башкирии. Ловишь себя на мысли, а чем отличаются башкирские берега от челябинских. Скалы в долине Юрюзани принято называть не притёсами, а гребнями. Самый примечательный из гребней – Большой Лимоновский. Тоже отличное зрелище с высоты птичьей полёта – ста метров. И такой же вид на дёргающихся в воздухе любителей острых ощущений. Но здесь после головокружительных прыжков в воздухе человек переезжает на другой берег реки.

Дворцовая пещера

В скалах по берегам Юрюзани множество пещер, но поразила меня одна — Идрисовская. Когда находишься внутри, открывается вид на реку. Юрюзань получается словно в рамке, ограниченной каменными колоннами. Узорчатые опоры словно вырубал какой-то неведомый умелец в стародавние времена. Красота такая, что дух захватывает (здесь его захватывает часто), не жалеешь, что выбрал именно Юрюзань. Ну, а саму пещеру некоторые называют — Дворцовая. Общая её протяженность — 93 метра, площадь каменного паркета — 213 квадратных метров. Первое описание пещеры сделал ещё руководитель экспедиции Санкт-Петербургской академии наук естествоиспытатель Петр Симон Паллас в 1770 году. Им были обнаружены следы пребывания человека, обгрызенные кости животных, осколки кремня и рисунки, сделанные охрой. Потом, по преданиям, осенью 1774 года в пещере скрывался Салават Юлаев.

Вечером снова была банька на живописном берегу Юрюзани. Следующий день мы плыли по Башкирии. Закончили маршрут у села Новые Каратавлы. Кстати, если продолжить сплав на несколько километров дальше и доплыть до села Малояз, там можно найти музей Салавата Юлаева. Недалеко находится ещё одна пещера, где скрывался башкирский герой. Складывается впечатление, что народный батыр передвигался исключительно по пещерам.

Услуги и цены одни, качество разное — факторы, которые влияют на популярность сплавов

Если произвести анализ всех популярных в Челябинской области сплавов, то можно прийти к выводу, что цены примерно одинаковые и вполне умеренные. Стоимость трёхдневного тура с двумя ночевкам от 4,2 до 5,5 тысяч рублей. Причём в большей степени разность цен определяется даже не дополнительными услугами, а элементарным расстоянием, которое следует проехать, чтобы добраться до места сплава.

К примеру, сплав по Белой из Миндигулово стоит 5,5 тысяч рублей. Сумма немного дороже, чем стоимость сплава по Юрюзани, там 4,2 тысячи. Ведь до Белой от Челябинска 425 километров, а до Юрюзани всего 210 километров.

Ещё цена зависит от того, сколько дней вы на маршруте. Себестоимость складывается из того, сколько раз вы будете питаться, сколько дней придётся платить заработную плату инструкторам, сколько дней сдавать в аренду снаряжение. Поэтому однодневные туры стоят в среднем по 1,5 тысячи рублей. А далее умножайте эту сумму на количество дней.

Вот примеры самых популярных маршрутов


Река Белая

Тур (3 дня, 2 ночи) – 5,5 тысячи рублей

Тур (4 дня, 3 ночи) – 6,5 тысячи рублей

Тур (8 дней, 7 ночей) – 9,5 тысячи рублей

Река Юрюзань

Тур (3 дня, 2 ночи) – 4,2 – 4,7 тысячи рублей

Тур (2 дня, 1 ночь) – 4,1 тысячи рублей

Река Ай

Тур (3 дня, 2 ночи) – 4,5 тысячи рублей

Тур (2 дня, 1 ночь) – 4,0 тысячи рублей

Река Чусовая

Тур (3 дня, 2 ночи) – 5,5 тысячи рублей

Тур (4 дня, 3 ночи) – 6,2 тысячи рублей

Тур (7 дней, 6 ночей) – 9,5 тысячи рублей.

Туристы всегда задаются вопросом, а много ли навариваются на них туристические компании. Так вот пример того, во что обошлись бы нам услуги тура по Аю на 3 дня и 2 ночи (если бы мы организовывали тур своими силами). Напомню, что у туристических компаний он стоит 4,5 тысячи.

Чтобы доехать до Сатки на автобусе и вернуться – 1,2 тысячи рублей. Это без учёта дороги до места старта сплава.6 приёмов пищи (беря средний обед в городе 200 рублей) — 1,8 тысячи рублей. Это не считая кофейных пауз — ещё 600 рублей. Получаем 3,6 тысяч рублей – это только на проезд и питание.На снаряжение, услуги инструкторов, анимацию остаётся 900 рублей. То есть, организаторы должны работать себе в убыток. Но они не делают этого. Они зарабатывают за счёт массовости.

Услуги могут очень различаться как по качеству работ, так и по уровню питания. Так что проще ориентироваться не по цене путёвки, а по рекомендациям знакомых.

Другие сплавы не за горами…

После второго сплава я принял для себя решение — хотя бы один раз в год сплавляться по новой реке. Теперь гадаю, а какая река будет следующей? Скорее всего, Белая или Чусовая. Описывают их как наиболее красивые реки с высокими скалами и причудливыми пещерами. Наверное, я выберу Белую. Во-первых, по рассказам инструкторов, она превосходит по красоте Ай. Во-вторых, верховья Белой, по признанию башкирских краеведов, одни из самых красивых мест во всей Башкирии.

А вот моя знакомая Анна сделала свой выбор. В эти выходные вернулась с Чусовой и говорит, что сплав превзошёл все её прошлые. Они с мужем даже не поленились своим ходом отправиться в Нижний Тагил, а потом уже на сплав. Да, и в книгах о временах Демидовых и Строгановых вокруг Чусовой создан просто ореол таинственности и романтичности. Ведь Чусовая берёт своё начало в Азии на восточном склоне Уральских гор, пересекает их и заканчивает путь, впадая в Каму уже в Европе. Скалы на Чусовой уже называют не притёсами и гребнями, а «камнями». На реке их около 200, и достигают они 115 метров высоты.

Как я уже заметил, среди туристов уже сформировался образ сплавов в виде «all inclusive». Он, по мнению многих, почти повторяет турецкий: красиво, романтично и комфортно, когда сплавляешься по принципу «всё включено». Видимо, такая точка зрения на туризм должна иметь место и в России, а не только Турции. И хорошо, что сейчас в нашей стране формируется свой, особенный рынок туристических услуг. Связан он не только со сплавами. Есть пешие, автобусные туры, туры выходного дня, гастрономические туры.

Помню, во времена моего детства на Таганае встречались люди с рюкзаками из Москвы, Ленинграда, других республик, которые шли по каким-то всесоюзным туристическим тропам, а потом эти тропы словно исчезли куда-то. Внутренний туризм пропал, и для меня, россиянина от мозга до костей, отпуск стал ассоциироваться только с заграничными поездками. Сейчас это появляется снова. Так что всё впереди, не было бы счастья, да несчастье помогает прозреть.

Автор: Игорь Галактионов, gubernia74.ru
Фото: Юлия Боровикова

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments