Эта статья участвует в конкурсе «Малые города — удивительные достопримечательности 2021»

Старинные часы ещё идут…

Кварцевые и электронные, солнечные, песочные и цветочные. Моделями часов сегодня уже никого не удивишь, но мы попробуем. Ведь речь пойдёт о раритетах из фондов Миньярского историко-краеведческого музея.

По словам директора музея Веры Сычёвой, на сегодняшний день коллекция часов в музее небольшая — всего шесть экспонатов, но среди них есть действительно уникальные экземпляры.

— Сложно сказать, с каких именно часов началась коллекция, — рассказывает Вера Евгеньевна. — К сожалению, в документах нет никакой информации о двух старинных настенных часах, которые уже много лет украшают стены зала этнографии и быта нашего музея. Неизвестно, кому они принадлежали, кто и когда передал эти часы в дар музею. Поэтому сегодня о новоприбывших экземплярах мы буквально по крупицам собираем информацию, которой могли бы делиться с нашими посетителями.

Революционер и аристократка

Жемчужиной коллекции миньярского музея являются часы с подписью «Вера Кувайцева», которые могли бы быть украшением залов столичного музея. Это фарфоровые часы с ручной росписью, овеянные романтической историей любви симского революционера Михаила Гузакова и аристократки из Санкт-Петербурга Веры Кувайцевой, дочери известного адвоката.

«Зимой 1904 года в Петербурге в большом свете немало было разговоров о том, то дочь известного в столице адвоката Кувайцева — Вера — решила ехать учительствовать на Урал. Многие терялись в догадках, особенно дамы. Дескать, как же это так? Что заставило её, красавицу, умницу, наконец, богатую невесту, к которой сватался не один завидный жених, бросить всё и уехать на Урал? В глухомань, про которую говорили столько ужасов. Там всё застыло от морозов. Там в заводах ездят на медведях…

Чего только не плели. Люди, настроенные романтически, начитавшиеся книг, любившие рассуждать о служении Отчизне и народу, аплодировали «храброй Верочке», называли её «декабристкой», но, проводив, тут же забыли. Романтику они любили только в книгах, но не в жизни. Но какие бы разговоры ни велись в модных гостиных Петербурга, Вера уже ехала на Урал».

Так начинается рассказ Серафимы Власовой «Алая лента».

Приехав на Урал, Вера Кувайцева вышла на станции «Симский завод». У молодой революционерки было задание — организовать связь с екатеринбургской организацией РСДРП и начать революционную работу среди рабочих. Устроившись учителем начальных классов, Вера посещала семьи учеников, знакомилась с бытом и условиями жизни простого народа. В один из весенних дней в мае 1905 года на Лысой горе, в окрестностях Сима, рабочими была организована первая маёвка. Вера познакомилась с организатором марксистского кружка, конторским работником из народа Михаилом Гузаковым. Это была любовь с первого взгляда, которую храбрая Верочка пронесла сквозь годы. Их счастью не суждено было сбыться. В 1907 году Михаила арестовали и посадили в уфимскую тюрьму.

Вера использовала все возможности и связи, чтобы добиться встречи с любимым. На свидании девушка говорила о том, что выйдет замуж за Михаила и поедет с ним в ссылку. Обивая пороги чиновничьих кабинетов, она собрала все необходимые для венчания документы. Сочетание было назначено на 24 мая 1908 года. Вера приехала в Уфу в казачьем платье, которое так нравилось Михаилу. Девушка даже не подозревала, какой жестокий фарс приготовило для неё тюремное начальство. Вместо венчания ей сообщили, что 22 мая Михаил Гузаков был казнён через повешение. Сложно представить, как девушка пережила этот ужас, где нашла в себе силы, чтобы продолжить революционную борьбу. Известно, что Вера Никитична Кувайцева всю жизнь работала учителем. Ни семьи, ни детей у неё не было. Последние годы она жила в Аше, по улице Кирова, 27, по соседству с Александрой Фёдоровной Забродиной, которой и оставила в дар старинные часы.

В Миньярский историко-краеведческий музей часы передала её дочь Светлана Шевченко.

«Часы — только Мозера»

— Приятно, что у нас есть люди неравнодушные к истории родного края, — говорит Вера Евгеньевна Сычёва. — Благодаря им коллекция постоянно растёт и пополняется. Вот эти «ходики», которые представляют собой жестяную фигурную пластину с цветочным узором и циферблатом, за которой в деревянном корпусе спрятан часовой механизм, принадлежали семье Эрика Давыдовича Крое, человека в Миньяре известного и уважаемого. Их нам подарила Юлия Михайловна Романова. Подобные часы выпускались в 30-е годы прошлого века. Надпись «Н.К.Т.П.» на циферблате расшифровывается как «Народный комиссариат тяжёлой промышленности». Достоверно известно, что часы с такой аббревиатурой выпускались с 1932 по 1939 год на втором Московском часовом заводе.

Ценным экземпляром коллекции являются настенные часы с боем известной швейцарской фирмы «Г. Мозер и Ко», которая с 1913 года имела статус поставщика императорского двора. Подтверждает высочайшее качество продукции и тот факт, что часовые механизмы у фирмы покупал для своих ювелирных изделий сам Фаберже. Первые изготовленные в Петербурге золотые часы были преподнесены в дар императору Николаю I. Филиалы мануфактуры были открыты в Нижнем Новгороде и на Урале, в городе Ирбит. Ассортимент часов насчитывал до 70 различных моделей. После Октябрьской революции советский рынок не принимал господства часовщиков-буржуев. Ведущие предприятия «Г. Мозер и Ко» возвратились в Швейцарию разорёнными. Но ещё долгое время изделия этой фирмы считались в России синонимом совершенного качества. «Человек — только с часами, часы — только Мозера». Такой рекламный слоган написал поэт Владимир Маяковский для московского ГУМа. Часам фирмы Генри Мозера отдавали предпочтение известные политики и вожди революции. Так, в Государственном историческом музее России экспонируются принадлежавшие В.И. Ленину карманные часы «Г. Мозер и Ко». Больше ста лет настенные часы Мозера показывали ход времени в семье Мартыновых, коренных жителей Миньяра.

— Дом, в котором сегодня живёт моя семья, был построен моим прадедом ещё в 18 веке, — рассказывает Сергей Мартынов.

— Так написано в документах на дом. Откуда появились эти часы, я точно не знаю, но помню, как в детстве любил дёргать за цепочку с гирьками. Бабушка меня за это всё время ругала. Деда с бабкой давно уже нет в живых, на смену часам с боем пришли электронные. Но я бы очень хотел, чтобы память о моих предках и прошлом Миньяра осталась на века. Именно поэтому я передал семейные часы в дар музею.

«Ходики» для музея

Нам посчастливилось запечатлеть момент дарения старинных часов, которые в музей принесла жительница Миньяра Винера Боброва с дочерью Варей.

— Эти часы много лет хранились в доме по улице Козлова, — рассказывает Винера Хазинуровна. — Родители мужа, Надежда Александровна и Александр Юрьевич Бобровы, когда-то купили этот дом вместе с часами у семьи Сергеевых. Сейчас в этом доме живём мы, часами пользуемся электронными, поэтому «ходики» перекладывались с места на место. Недавно мы узнали, что в нашем музее есть коллекция часов. На семейном совете решили, что лучше, если наши часы будут висеть на виду, приносить пользу. Ведь их смогут увидеть сотни посетителей музея. Тем более что в этом году дочка Варя идёт в первый класс. Мы хотим, чтобы она знала и любила историю родного города. И приходя вместе с классом на экскурсию в миньярский музей, смотрела на часы, которые мы вместе с ней принесли сюда.

Сотрудники Миньярского историко-краеведческого музея очень надеются, что хороший пример заразителен, и обращаются к жителям Миньяра с просьбой: «Друзья, если у вас лежат в чуланах или пылятся в серванте старинные вещи, которые достались вам от бабушек и дедушек — посуда, одежда, кухонная утварь и, конечно, часы, приносите их в музей. Мы можем дать им новую жизнь. Здесь их увидят сотни миньярцев и гостей нашего города. И память о вашей семье сохранится на века!»

Текст и фото: Юлия Романюк, «Стальная искра»

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments