Эта статья участвует в конкурсе «Малые города — удивительные достопримечательности 2021»

Почему  хочется  рассказать вам об этом?  Ведь воспоминания об этих трагических моментах очень болезненны. Но, тем не менее, не вспоминать – самый простой выход. А вот попытаться разобраться  в прошедшем – значительно сложнее. Сегодня все мы учимся анализировать пережитое, читать заново свою историю, которую, к сожалению, знаем  пока слабо.  История – это память народа, дающая знания того, что было, а было разное.  Было то, чем мы по праву гордимся, что бережно храним, чему поклоняемся, но было и то, о чем предпочитаем молчать.  И, пожалуй, одной  из таких  черных полос в истории  нашей страны являются репрессии 1930-х годов, когда тысячи людей  были необоснованно  подвергнуты репрессиям, были обвинены в преступлениях, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку  и на спецпоселения и даже лишены жизни.  Нравственные и физические мучения коснулись не только самих репрессированных, но и их родных и близких.  Клеймо «врагов народа»  легло на безвинных людей и целые семьи. Миллионы погибли  в результате террора и ложных обвинений.

В «Книгу памяти  жертв политических репрессий» включены почти 26 000 южноуральцев. Рассекреченные документы архивов говорят о том, что 1930-1950 гг. в Челябинской области  различными внесудебными  инстанциями – тройками, комиссиями НКВД, особыми  совещаниями  были  осуждены по 58-й статье 37 тысяч человек, из них расстреляны 11631 человек.

Среди  репрессированных есть и миньярцы, об этом я хочу  рассказать вам подробнее.  В нашем музее хранится список из  25 человек.

Даниил Егорович Сулимов  родился 21 декабря 1890 года в семье потомственного рабочего-прокатчика Миньярского завода. Отец его, Егор  Матвеевич Сулимов, активный участник  забастовки в Миньяре 1914 года. В возрасте 54 лет был выслан  жандармами за пределы Миньяра на 3 года.

Сам Сулимов начал работать еще подростком на заводе учеником слесаря,  слесарем, а затем цеховым  счетным работником Миньярского завода.  В пятнадцатилетнем возрасте Сулимов вступил в подпольную партийную организацию. В условиях жесточайшего контроля  он был душой организации, исполнителем самых  сложных и ответственных поручений. С группой товарищей Сулимов  занимался транспортировкой оружия в глухие горные пещеры  Миньяра, руководил действиями  красногвардейской дружины.

В дни Октябрьской революции 1917 года  организаторская работа Сулимова и его боевых товарищей  обеспечила победу революции повсеместно на Урале.  После возвращения из ссылки  Сулимов работает в окружном комитете партии, потом ведет  политическую работу  в знаменитой 5-ой Армии, освобождавшей уральские и сибирские земли от армии Колчака.

С 1 февраля 1920 года – председатель правления южноуральскими заводами. В состав этого хозяйственного объединения Южного Урала входили группы заводов  Златоустовского, Симского,  Катав-Ивановского и Белорецкого горных округов, в общей сложности  более 20 крупнейших металлургических и машиностроительных  предприятий.  На этой работе  в полной мере раскрылись  талант и выдающиеся  организаторские способности  этого человека. Под руководством Сулимова в исключительно короткий срок южноуральские рабочие  вернули из Сибири эвакуированное колчаковцами оборудование, восстановили южноуральские заводы.

Весной 1920 года Сулимов отзывается в Екатеринбург и ему поручается руководящая работа  в качестве председателя УРАЛЭКОСО – главного экономического органа всего Урала. И на этой, еще более важной работе продолжали разносторонне проявляться удивительное  трудолюбие, огромный размах и организаторские способности Сулимова.

После  Гражданской войны  он руководит  восстановлением промышленности Урала, избирается председателем Уральского областного исполкома, а в 1926 году – секретарем Уральского обкома партии.

В последующие годы Сулимов работал  заместителем наркома путей сообщения, а с 1930 по 1937 – председателем Совета Народных Комиссаров РСФСР до того как  он был признан виновным, а впоследствии расстрелян.

На Июньском пленуме ЦК ВКП(б) (23—29 июня 1937) И. Сталин обвинил Д. Сулимова в политической нелояльности и имеющихся на его счёт подозрениях в связях с разоблачёнными «врагами народа». Постановлением пленума Д. Сулимов был выведен из состава членов ЦК ВКП(б).

Арестован 27 июня 1937 года при исполнении обязанностей — во время работы Июньского пленума ЦК ВКП(б). 1 августа 1937 года исключён из состава ВЦИК. Обвинён во вредительстве, шпионаже и в участии в контрреволюционной террористической организации. Имя Д. Сулимова было включено в сталинский расстрельный список, датированный 1 ноября 1937 года (№ 21 в списке из 45 человек, под грифом «Бывшие члены и кандидаты ЦК ВКП(б)»). Приговорён к ликвидации Сталиным. 27 ноября 1937 года приговор формально утверждён Военной коллегией Верховного суда СССР. Казнён в тот же день.

17 марта 1956 года реабилитирован посмертно.

Мемориальная доска в Миньяре

Чтобы понять,  что и как произошло с Сулимовым, я предлагаю вам воспоминания его племянницы и материалы дела из Верховного суда  Советского Союза.

Воспоминания его племянницы Шляпенковой Клавдии Дмитриевны:

Я росла и воспитывалась в семье Данилы Егоровича Сулимова, он мой родной дядя. Моя мама – Агрипина Егоровна Сулимова (Шляпенкова) В их семью я попала после смерти отца, когда матери трудно было нас шестерых детей одной  воспитывать.  Я тогда была еще подростком. Проживала вместе с ними в годы его работы в Челябинске, Екатеринбурге и  Москве. Часто в гости  по вечерам приходили его товарищи Яков Заикин, Федор Суравейкин, Филипп Локацков, Евграф Бычков и другие друзья и знакомые. Больше всего мне нравилось,  как они задушевно   пели  наши уральские русские песни. Даниил Егорович не знал вкуса вина, никогда не пил. С товарищами они любили вспоминать работу в миньярском подполье, у них было много общего, они строили планы и мечтали о будущем.   Даниил Егорович не получил никакого образования, кроме миньярской начальной школы, много и упорно занимался дома. Например, когда ему предстояла поездка в США на полгода по опыту руководства железными дорогами, он дома самостоятельно выучил английский язык и свободно говорил на нём.  Ещё помню, что в гости к Сулимову, когда еще жили в Свердловске, приходил побеседовать  писатель Алексей Максимович Горький.

Я всего дичилась, помню,  боялась даже прикоснуться к туалетному мылу, такое оно было ароматное и красивое, до этого я никогда руки с мылом не мыла.  Дядя относился ко мне чутко, был добрым и внимательным. В семье всегда царила  дружественная атмосфера, сын Владимир  был гордостью отца, в 13 лет он хорошо знал немецкий язык, играл на пианино. В 1937 году нагрянуло зло, которого семья Сулимовых не избежала.  Даниил Егорович всё чаще приходил  домой  с работы мрачным, мало говорил, все чувствовали, что было что-то неладное. Мы верили в хорошее, ведь у дяди был большой авторитет, он возглавлял правительство России, но случилось неповторимое.  27 июня вечером его арестовали и вскоре его не стало. После произошедшего  ареста и обыска с нами  многие перестали общаться. Нас  попросили освободить служебную квартиру.

По приговору Сулимов  был  признан виновным в том, что он с 1933 года являлся активным участником антисоветской террористической организации  правых и до своего ареста  поддерживал организационную связь с руководителями  контрреволюционной  организации правых Рыковым и Антиповым. Кроме этого, Сулимов признан виновным в том, что он занимался вредительской деятельностью по подрыву народного хозяйства РСФСР  и шпионажем в пользу германской разведки.  В судебном заседании  Сулимов также  признал себя виновным, однако, в чем конкретно, в протоколе судебного заседания не указано.

Из справки  Лефортовской тюрьмы известно, что Сулимов с 27 сентября по 23 ноября 1937 года вызывался на допрос 11 раз, а в деле имеется за этот период  лишь один протокол его допроса от 9 октября 1937 года.

27 ноября 1937 года Сулимов был расстрелян.

В музее хранится уникальная копия письма Д.Е. Сулимова – Сталину, Молотову и Ворошилову. В нём он пытается понять, в чем заключается его вина. Вот строки из письма: «Перебрал в памяти  всю свою сознательную жизнь, подходил к себе без поблажек и все же не могу найти в своей партийной  и советской работе, в своем политическом поведении  ничего такого,  за что я заслуживал бы такого сурового наказания. Я вкладывал в работу всего себя, всю свою душу, так как отчетливо понимал, какое огромное доверие мне партия оказала, выдвинув на эту большую исключительно важную работу. И я хотел это доверию оправдать.  Мне кажется, в отношении меня произошло недоразумение. Я не заслужил политического недоверия. На Урале много оказалось  арестованных предателей всех мастей. Может ли это класть на меня политическую тень?

Прошу – не прорабатывать меня; оказать мне политическое доверие, дать мне работу.

Впоследствии в Определении Военной коллегии  Верховного суда СССР мы прочитаем заключение «Как видно  из материалов дела, Сулимов на предварительном следствии  себя  виновным признал и показал, что он на протяжении ряда лет  находился в преступной связи с Ухановым, Комаровым, Жуковым и Румянцевым. В судебном заседании  Сулимов  также  признал себя виновным, однако в чем конкретно, в протоколе судебного заседания не указано.  В заключении генерального прокурора указывается, что как установлено в настоящее время, показания Сулимова на предварительном следствии не соответствуют действительности и вымышлены им под воздействием следствия. Таким образом, говорится в заключении, изучением дела по обвинению Сулимова  и ряда дел на других лиц, с которыми он якобы находился в преступной связи, установлено, что Сулимов был осужден необоснованно.

Нужно отметить, что основная масса репрессий по семейному признаку пришлась на 1937-1938 годы, когда под нож массово шли высокопоставленные коммунисты, люди с положением и связями. Их жены действительно могли бы смущать умы «ненужными» разговорами, а главное — надоедать высшему начальству и «органам» просьбами и жалобами.

7 ноября 1937 года на обеде у Ворошилова после праздничной демонстрации вождь сказал: «Мы не только уничтожим всех врагов, но и семьи их уничтожим, весь их род до последнего колена».

Через 3 недели арестовали его жену – Сулимову (Богораз) Елену Николаевну, осудили на 25 лет  по обвинению в контрреволюционной деятельности и отправили в Магадан,  19 лет она находилась в лагерях. 

Богораз Елена Николаевна 1975 год

Елена Николаевна – была душой и хозяйкой дома Сулимовых. С Даниилом Егоровичем они познакомились в Уфе на конспиративной квартире, куда она была выслана из Петербурга за революционную деятельность (отбывала ссылку). Елена Николаевна окончила женскую гимназию  и курсы при Медико-хирургической академии в Петрограде. В Москве она работала начальником санитарного управления Московской окружной железной дороги.  Умерла 3 апреля 1978 года в возрасте 84 лет.

 Сулимов с женой Еленой Николаевной Богораз и сыном Владимиром

Сын Владимир остался один  в возрасте 13 лет, 2 года был  в детской колонии, как сын врага народа,  затем жил у сестры Сулимова – Анны Егоровны в Москве. В 1942  году Володе исполнилось 18 лет,  и он ушел добровольцем в Красную Армию   и погиб под Смоленском 9 марта 1943 года.  Так в трудный для России  час, Владимир совершил свой мужественный поступок – отдал жизнь за Родину.  

Семья Сулимова:

Мать – Сулимова  (Фатеева) Прасковья Терентьевна (1864 г.р)

Мать Сулимова — Прасковья Терентьевна Сулимова

Отец – Сулимов Егор Матвеевич (1860 г.р.)

Сестра — Сулимова Аграфена Егоровна (1885) – была домохозяйкой, имела свою семью

Сестра – Сулимова Анна Егоровна (1887) – была домохозяйкой, имела свою семью

Данила Егорович Сулимов (1890)

Брат Алексей Егорович (1892-1938) – большевик-подпольщик, в 30-х годах возглавлял научно-исследовательский институт, в 1938 г. его сняли, он покончил с собой.

Сестра — Сулимова Анна Егоровна (1895) – по мужу Чертова, работа на Миньярском заводе. С 1934 года проживала в Москве. С 1956 года – персональные пенсионер союзного значения

Сестра — Сулимова Мария Егоровна (1897) – была домохозяйкой имела свою семью.

Брат — Сулимов Петр Егорович (1899 — 1921) отморозил ноги в 1919 году во время лыжного перехода молодёжи через линию фронта. Лечился в Самаре, умер в Миньяре в 1921 году от полученных ран.

Брат Сулимов Александр Егорович (1903 – 1928), его дочери Холопова (Сулимова) Искра Александровна и Инна Александровна (Сулимова) Сычева. Умер в 1928 году

Искра Александровна умерла в августе 2017 года в Миньяре в возрасте 93 лет.

Семья Сулимовых жила в Миньяре на Большой улице (ул. Горького) В настоящее время на доме № 99 ул.Горького – мемориальная доска, с надписью

Родился в Миньяре
Видный государственный
И партийный деятель
В годы революции и
Первых пятилеток
Председатель СНК РСФСР

Дом семьи Сулимовых на Большой (ныне Горького) в Миньяре

А. И. Чертов рассказывал, как однажды в Миньяре забирали «врагов народа».  Собрали заводчан на собрание и объявили: «Товарищи, среди нас есть «враги народа». Народ оглядывается, удивляется, кто же «враг народа», ведь все друг друга хорошо знают, городок небольшой, почти все мужчины работают на заводе…

Объявляют: «Братья Горшковы Иван Акимович и Петр Акимович». Народ начал возмущенно удивляться, говорить, что такого не может быть, Иван и Петр были отличными охотниками – медвежатниками, многие их в Миньяре знали и уважали.  Случилось это 25 октября 1936 года, а 8 апреля 1937 года старший Иван осужден на 3 года лишения свободы, а Петр на 5 лет. Но в Миньяр они больше не вернулись, дальнейшая их судьба не известна…

В этот же день в Миньяре были арестованы Копылов Иван Федорович,  Сулимов Александр Кузьмич, Хлебников Иван Матвеевич. Обвинение у всех  по ст. 58 УК РСФСР – шпионаж, антисоветская агитация и пропаганда, организованная контрреволюционная деятельность. Все они реабилитированы в апреле 1957 года.

История нашего города тоже связана с заключенными и концлагерями. Многие из вас слышали слово «зона».  В 1947 году была произведена геологическая съемка Ашинского района и выявлены перспективные участки для добычи  известняков  для производства щебня и бутового камня. Разработка левобережной части миньярского месторождения  началась в 1947 году. Работы велись рядом с железной дорогой «Челябинск – Уфа» силами предприятия  «Объект военного строительства  № 149». За этим  названием было скрыто простое слово – концлагерь. Через реку Сим был построен деревянный мост. На косогоре поставили одноэтажные бараки для заключенных. Территория была обнесена колючей проволокой.  Около 600 заключенных и 500  военнопленных  немцев вручную  производили взрывные, буровзрывные, добычные и транспортные работы.

Как жили люди в этих лагерях?  В лагерях были тяжелейшие условия, не соблюдались элементарные человеческие права, применялись суровые наказания за малейшие нарушения режима. Заключенные бесплатно работали на строительстве каналов, дорог, промышленных и других объектах, на Крайнем Севере, Дальнем Востоке и в других регионах.  Чрезвычайно высокой была смертность от  голода, болезней и непосильного труда.

На сегодняшний день в России приняты и выполняются  постановления на поддержку  жертв репрессий, созданы специальные комиссии по делам реабилитированных. Мы изучаем историю, чтобы не повторять её ошибок. Чтобы, не смотря ни на какие трудности  оставаться, прежде всего – Людьми! Быть гуманными, справедливыми, честными. От каждого из нас зависит судьба нашей Родины. Мы – будущее своей страны.

Автор: В. Е. Сычева, директор Миньярского музея

Интересно? Расскажи друзьям!
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments