О переселенных из Поволжья немецких семьях команде «Нашего Урала» во время поездки по Тюменской области приходилось узнавать достаточно часто. Особенно много рассказов мы слышали в селах, где эти люди внесли значительный вклад в развитие сельского хозяйства, производства масла и работой на других участках.

Казанское

Кто-то из местных немцев уже перебрался на свою историческую родину в Германию, но многие приросли к сибирской земле и считают ее своей второй родиной. Эти люди и сегодня трудятся здесь, преумножая богатства своего замечательного края. И очень важно, что они не забывают своей культуры, своих традиций.

Нашей команде повезло встретиться в Казанском районе с удивительным человеком – Анной Трофимовной Дегтяревой. Она вносит огромный вклад в сохранение истории своего района. Тематика ее краеведческих работ обладает большой широтой. От крестьянского восстания 1921 года и до наших дней. Есть среди этих работ и материалы о сосланных в Казанский район немцах Поволжья. Материалы подобраны тремя авторами, но Анна Трофимовна объединила их в один труд.

Нам были переданы несколько таких работ, с которыми мы знакомим наших читателей. К сожалению, а точнее, к счастью, все материалы оказались очень большими. Познакомить читателей «Нашего Урала» с ними в полном объеме не представляется возможным, но мы дадим максимум возможного.

Казанское
Анна Трофимовна

Если для кого-то потребуется полная информация, то ситуацию можно легко поправить. Достаточно обратиться в библиотеку села Большая Ченчерь к Анастасии Вячеславовне Стариковой. Тел. +7(3455)32-45-29;

E-mail: starnis@yandex.ru

За эту поездку и встречу мы благодарим Елену Владимировну Терентьеву и Анастасию Вячеславовну Старикову. 

Из истории российских немцев

Первые колонии немцев в России появились еще при великом князе Иване Третьем.

Одним из самых массовых переселений является период царствования Екатерины Второй, когда императрица издала Манифест 1763 года.

В это время в Поволжье прибыло около 8 тысяч немецких семей, которые образовали на Волге 106 колоний. Немцам предоставлялись льготы: освобождение «на веки вечные» от воинской повинности, от налогов, но позднее об этом забыли.

Население жило обособленно, сохраняя свои традиции, обычаи, язык. В школах преподавание велось на национальном языке, русский язык изучался, как иностранный со 2-го класса.

В 1924 году те, кто остался в России после революции, объединились в автономную Советскую Социалистическую Республику немцев Поволжья.

Жизнь немцев в России продолжалась.

Началась Великая Отечественная война 1941–1945 гг., которая все изменила в судьбе волжских немцев. В жизни нашей страны есть моменты, за которые ныне живущим становится стыдно. Один из таких факторов – депортация.

28 августа 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районе Поволжья». Сотни тысяч немцев, единственной виной которых была «вражеская национальность», были объявлены преступниками и в самые сжатые сроки выселялись с обжитых мест в отдаленные районы Западной Сибири и Казахстана.

Казанское

Всем нужно было собраться за 24 часа. С собой разрешалось брать только вещи первой необходимости. Людей сажали в вагоны для перевозки скота. На каждого немца заводилось уголовное дело. Документы до сих пор хранятся в Главном управлении внутренних дел России. Многие выселенные пытались затеряться среди местного населения, забыть свою национальность, свои фамилии меняли на русские.

Главной территориальной единицей Сибири была Тюменская область (бывшая Омская), куда депортировали не одну тысячу немцев в августе 1941 года. Немцы прибыли на станцию Ишим.

Со станции Ишим немцев из Поволжья распределяли по районам, селам, деревням. Прибывшим в Сибирь немцам предоставляли «жилье». Кто-то ютился в землянках, кого-то определяли на подселение.

А что это была за жизнь? У кого-то из селян отец, брат воевали на фронте, кто-то уже получил похоронки. А тут еще немцы на подселение. Приходилось очень нелегко. Сибиряки-селяне думали, что к ним приехали военнопленные немцы.

(Октябрь 2008 года, «Тюменские известия»).

Большая Ченчерь и Малая Ченчерь

В Казанский район, в наши Большеченчерский, Ильинский, Челюскинский сельские советы привезли многие семьи немцев и расселили, как смогли.

Большеченчерский сельский совет, село Большая Ченчерь и Малая Ченчерь. Возьмем эти два населенных пункта.

Село Большая Ченчерь – центр сельской территории, здесь располагается сельский совет, в селе в 1941 году исправно работали маслозавод, почта, медпункт, начальная школа, клуб, магазин, сельпо, колхоз «Труд». Деревня Малая Ченчерь: здесь – колхоз «Память Ленина», начальная школа, которая чуть позже стала семилетней, магазин, промартель «Гастелло».

В этих населенных пунктах можно было жить и трудоустроится, детям учиться и т. д. Здесь стали проживать многие немецкие семьи, например: Дайзель, Эрбис, Гутман, Вальтер, Фендель, Гофф, Нусс, Михель, Буксман, Шенгельс, Кох.

Кто-то из них работал в колхозах, кто-то на Большеченчерском маслозаводе, кто-то в промартели «Гастелло». Промартель по архивным данным образовалась в 1931 году.

В районе это была единая ветвь кустарной промышленности, которая располагалась и в Ильинке, и в Малой Ченчери. Ильинская сельская администрация: центр – село Ильинка (в 2006 году проживало 1663 человека). Это старинное купеческое село, здесь когда-то работала артель «Гастелло».

Казанское

Создавалась она из числа местных кустарей-умельцев. Производство было организовано в глинобитных помещениях, в амбарах, в национализированных домах. Коллектив пополнялся в основном за счет колхозников. Были организованы и работали цеха: сапожный, гончарный, пимокатный, шорный, кирпичный, швейный. Артель работала в основном на давальческом сырье, запасы глины в Малой Ченчери богатые, прямо рядом с производством.

В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, в трудовом коллективе остались в основном женщины и подростки. Осенью 1941 года коллектив пополнился немцами Поволжья, людьми мастеровыми. Сохранилась фотография 1947 года трудового коллектива артели «Гастелло». На фото (оно на обложке альбома) мы видим большой рабочий коллектив, в котором тринадцать человек немцы: сапожник Нусс Роман (Райнхард) Богданович (в третьем ряду второй справа), кузнец Фендель (первый в верхнем ряду), Михель Александр, Гутман Серафима Карловна, Нусс Александр Романович (в третьем ряду первый, вторая, третий) и т. д.

О маслозаводах

Большеченчерский маслозавод (маслодельный) открыт первого февраля 1900 года (данные газеты «Тобольские губернские ведомости» от 23 июля 1902г.). Переработка молока в год составляла 20 тысяч 40 пудов.

В 1899 году открылся маслозавод в селе Ильинка, который в год перерабатывал 15 000 пудов молока. Первым директором маслозавода был Иван Петрович Фычин, мастером – Константин Павлович Скрипов.

Эти предприятия росли и развивались быстро, так как молочное стадо частников этих территорий вместе с территориями близлежащих деревень было большое, затем стало поступать молоко от колхозов и совхозов. Выпускали и масло, и сыр, и сметану, и творог, и казеин. Обслуживали маслозаводы большую часть района, были соответственно оборудованы, строилось для рабочих жилье, поэтому трудовые коллективы быстро росли, позднее, в 1941 году, пополнились немцами Поволжья.

Много лет здесь проработал экономистом Кох Карл Карлович, рабочие Эрбис Эдуард Генрихович, Дайзель Мария Генриховна, Гутман Серафима Карловна, Эрбис Вера Романовна и др.

Родословная семьи К. К. Дайзель

Из ручейков рождается река. А в супружеской жизни наоборот: из большой реки любви, верности, уважения друг к другу мужа и жены берут свое начало ручейки – дети, которые потом становятся реками – родителями… И все они «питают» трудом на земле нашей нескончаемую человеческую жизнь!

Вот и супруги Мария Гейнриховна и Карл Карлович Дайзель были когда-то ручейками своих рек – своих родителей. Корни моей мамы идут из далекого Поволжья. Предки приехали в Россию в августе 1764 года осваивать пустоши Волги.

На берегу могучей реки Волги в деревне Новинка Жирновского района в большой дружной семье Якова Яковлевича Шварцкопф (1877 года рождения), Екатерины Гейнриховны (28 октября 1878 года рождения) в разгар жаркого лета 31 июля 1902 года родилась дочь Мария. Семья жила хорошо: добротный дом, было много скота, своя мельница, сад. С раннего детства дети помогали родителям по хозяйству, работали на земле.

Фото 1910 года. Семья Марии Яковлевны Шварцкопф, моей бабушки

В этой же деревне жил мальчик сирота Эрбис Гейнрих Вильгельмович (11 октября 1901 года рождения), мать мальчика умерла рано, когда ему было четыре года, отец умер, когда ему было 9 лет, и пришлось мальчику зарабатывать себе на жизнь, нанимаясь в работники к односельчанам, брался за любую работу, пас коней, коров, помогал в уборке урожая, в заготовке сена и других сельскохозяйственных работах.

И вот судьба привела его в дом красавицы Марии, понравился молодой трудолюбивый парень Марии и решили они пожениться. Свадьбу сыграли 10 августа 1921 года. Время было тяжелое, много трудностей выпало на долю молодой семьи. В народе говорят: жизнь прожить – не поле перейти. Ощущая поддержку друг друга, они пронесли свою любовь через все невзгоды. Много было и счастливых, и радостных дней в их жизни. Рождение детей, первые их шаги по земле. На берегах Волги у них родились дети: Андрей (1925), Эдуард (1927), Мария (1929) – моя мама, Александр (1933), Леонид (1936).

Фото 1904 года. Семья моего деда Гейнриха Вильгельмовича Эрбиса

Недолго продолжалась мирная жизнь семьи. Началась война. В сентябре 1941 года по приказу Сталина вместе с другими семьями их посадили силком в вагоны и отправили в Сибирь. Дорога шла через опустевшие села. Над караваном скорби стоял стон. Люди ехали в неизвестность, и их непривычные бунтовать сердца тянулись к единственной оставшейся надежде – к богу. Они пели псалмы вперемешку со скорбной песней изгнанников. Мужчины плакали. Ехали в товарных вагонах, многие в дороге не выдерживали, умирали от голода и холода и болезней. После долгой и трудной дороги их выгрузили на станции Ишим и начали распределять по окрестным деревням и селам. Семья Эрбис попала в деревню Огнево. Без знания языка, без имущества, с малыми детьми на руках на новом месте им пришлось очень трудно, местные жители, считая их за врагов народа, относились к ним враждебно. Все тяготы военного лихолетья: трудовую армию, голод, холод, нищету они пережили благодаря своему трудолюбию, поддерживая друг друга.

Так они и прожили свою долгую жизнь, отметили золотую свадьбу 10 августа 1971 года. На Урале, в Сибири, в Казахстане – всюду живет и трудится, воспитывает детей огромная семья Эрбис. Сколько в ней самых разных профессий: шахтер, механизатор, доярка, медицинский работник… всех не пересчитать! А сколько еще будет! Закончил свой жизненный путь Гейнрих Вильгельмович Эрбис 30 марта 1994 года, ненадолго пережила его верная подруга – жена Мария Яковлевна – 4 января 1997 года она ушла из жизни.

Биография моего отца и его родителей во многом схожа с судьбой маминых родных. Его отец Дайзель Карл Калович (11 марта 1906 года рождения) и мать Шнейдер Наталья Андреевна (1906 года рождения) соединили свои сердца в 1927 году в деревне Наймизер Медвединского района Волгоградской области. Через год – 2 сентября 1928 года – родился сын Карл, 1930 году 30 июня – дочь Нина. Вскоре после рождения дочери дети осиротели, Карлу было 4 года, а сестре Нине 2 года. 1932 году Карл Андреевич женился на Гутман Олинде (21 марта 1912 года рождения). Она заменила сиротам мать.

Жили хорошо, был свой дом, усадьба, огород, хозяйство. Карл Андреевич работал бригадиром в полеводстве и привил любовь к земле своему сыну. Мирную жизнь оборвала война. В сентябре 1941 года им пришлось уехать из дома, побросали все – дом, скотину, хозяйство, сад. Претерпев большие лишения в пути, голод, болезни, добрались до станции Ишим, где их распределили в деревню Беляевка Сладковского района. В январе 1942 года забрали моего деда в трудовую армию, и отец с бабушкой перебрались пешком в деревню Малая Ченчерь. Дед пришел из трудовой армии в 1943 году больной, работал кузнецом, умер в 1947 году. Мой отец вспоминает: «Мне было 13 лет, когда приехали в Сибирь, в школу не пошел, не знал языка, да и не в чем было ходить: холод, голод вот и все, пошел работать, так и проработал до 51 года: на лошадях возил сено, пахал, боронил, зимой возили дрова из леса, сено на сеновал». В 1951 году пошел учиться на тракториста в Копотиловскую МТС, получил профессию механизатора, с тех пор труд на земле стал делом всей его жизни.

В сибирской деревне Малая Ченчерь встретились мои родители Мария Гейнриховна и Карл Карлович Дайзель, полюбили друг друга и 13 октября 1949 года соединили свои судьбы в одну судьбу. Из большой реки любви моих родителей стали появляться ручейки – их дети, один за другим появились сыновья Александр, Владимир, Виктор, Леонид, Федор, затем родилась долгожданная дочь Надежда, следом за ней сын Валерий, дочь Елена. По мере взросления сыновья приобщались к труду на родной земле. В совхозе «Большеченчерский» на протяжении ряда лет Карл Карлович по собственной инициативе один садил, обрабатывал, выращивал весь совхозный картофель. Получал урожайность по 127 центнеров с гектара. Отличный результат! Не ошибусь, если скажу только, что стоит за этими цифрами: мастерство, трудолюбие, любовь к земле. 36 лет проработал отец на тракторе, можно смело сказать, что он на ты со многими образцами отечественного тракторостроения, так как многолетняя практика позволяла уже не на слух чувствовать капризы закрепленной машины. «Каждый человек на своем месте должен хорошо знать свое дело», – говорил мне отец. И я с ним согласна.

36 лет проработал он на совхозных лугах и полях, вершил свое нелегкое дело. И мудрость, и опыт, и радости, завоеванные трудом. Нелегка судьба земледельца – все добывается, мозолями, в пыли и мазуте. Отец неоднократно награждался почетными грамотами, получал благодарности от руководителей совхоза, имеет правительственные награды 13 декабря 1972 года награжден орденом Трудового Красного Знамени (1974, 1977), Знаком Победителя социалистического соревнования, имеет юбилейные медали, награжден медалью «Ветеран труда» – вот та оценка, которую заслужил мой отец Дайзель Карл Карлович за 36 лет работы на полях и цехах совхоза «Большеченчерский».

Своими успехами в труде отец во многом обязан своей жене – моей маме Марии Гейнриховне Дайзель. Она обеспечивала ему надежный тыл, работала на заводе, растила детей, дарила нам всем свою любовь, ласку и заботу. Несмотря на то что нас было много, всех нас она любила, всем нам отдавала всю свою душу, свою молодость и тепло материнского сердца. Только сейчас, когда у меня уже взрослый сын, я поняла, сколько надо терпения и бессонных ночей, чтобы вырастить восьмерых детей. Родина по заслугам оценила жизненный путь моей мамы, наградив ее: 14 декабря 1962 года медалью Материнства, в 1966 году орденом «Материнская Слава» 3-й степен., 20 августа 1970 года – орденом «Материнская Слава» 2-й степени, мама – ветеран труда.

Но, пожалуй, еще большей наградой считают мои родители своих детей, людей работящих, преданных душой своему делу. Каждый ребенок в семье был желанный и любимый родителями. Дети подрастали, старшие помогали растить младших, помогали по дому, по хозяйству. С детских лет мы приобщались к труду. Пришло время – один за одним пошли в школу сыновья и дочери. Учились в школе с желанием, старались не огорчать родителей. Все дети закончили Большеченчерскую среднюю школу. Дочь Надежда окончила школу с отличием. После учебы в школе сыновья служили в армии, дочь Елена окончила Тюменский государственный университет, сын Виктор – Ишимский сельскохозяйственный техникум, Леонид – Тюменскую мореходку… Дети учились, получали профессии, и все вернулись в родной дом, в село, где выросли, на родную землю.

Более десяти лет носил сельский почтальон солдатские письма в дом Марии Гейнриховны и Карлу Карловичу из разных концов необъятной страны. Все они: Александр, Владимир, Виктор, Леонид, Федор, Валерий, отслужив положенный срок, друг за другом возвращались в родительский дом, находили невест, играли веселые свадьбы, ждали своих первенцев, укореняя собой и ими кровную связь с отчим краем, с землей, на которой они родились. Все сыновья Марии Гейнриховны и Карла Карловича, за исключением старшего Александра, пошли по стопам отца. Да и можно ли назвать его исключением, если в течение двух лет боевая и грозная машина старшины Александра Дайзеля оставляла горячие следы на тяжелой земле танкодрома. И не беда, что, отслужив в армии, бывший танкист выбрал другую профессию, важно, что работал он рядом с отцом и братьями, любил и знал свое дело. У каждого из детей были в детстве свои мечты и интересы. Если Владимир, Федор были ближе к отцовскому ремеслу, то Леонид бредил морем, не расставаясь со своей мечтой даже в юношеские годы. «Так уж вышло, – шутит Владимир, – что я и мои братья, что называется, подрастали в кабине отцовского трактора. Неслучайно, наверное, и то, что я и мои братья выбрали профессии благодаря отцу».

Главное, что переняли мы, дети, от отца с матерью – это трудолюбие, умение отдавать работе все свои силы. Не жалеем мы о том, что выбрали они нелегкие дороги. А преодолевать трудности помогает нам дружба, взаимовыручка, стремление бать достойными трудового подвига наших родителей.

Верным земле, родному хозяйству остается ветеран труда Карл Карлович Дайзель, потому что он научил своих сыновей, которые плечом к плечу идут вперед, к новым трудовым успехам, к новым целям.

Богаты Мария Гейнриховна и Карл Карлович внуками и внучками. Когда в семейном кругу отмечается дни рождения, а, как шутил мой отец Карл Карлович, не проходит и месяца без чьих-либо именин, окружали дедушку с бабушкой третье поколение Дайзелей: Владимир, Андрей, Наталья, Сергей, два Александра, два Алексея, Олеся, Ирина, Татьяна, Евгения, Денис, Елена, Машенька, Оксана.

13 октября 1999 года мои родители отмечали золотую свадьбу. Праздничны и торжественны стояли столы, расцветая множеством яств, празднично и торжественно сидели за столом нарядные гости. Перед молодоженами цветы и шампанское. Свадьба. Но очень необычная свадьба. Это свадьба золотая! Молодожены – мои родители Карл Карлович и Мария Гейнриховна Дайзели – пятьдесят лет прожили вместе. Поздравляют и преподносят подарки сыновья, дочери, родные, знакомые. Молодожены взволнованы и почестью, и самим событием, какое бывает лишь раз в жизни. «Горько! Горько! Горько!».

Пятьдесят лет назад у мамы с папой на свадьбе никто не кричал «Горько!». Да и некому было – свадьба промелькнула без праздничного стола, без гостей. Что ж, такое время было – шел послевоенный 1949 год.

Почему на свадьбе гости кричат «горько»? Не потому ли, чтоб супружеская жизнь для молодоженов была так же хороша и изумительна, верна и значительна, как поцелуй за свадебным столом? Не знаю, надо об этом спросить у мамы с папой, они помогут правильно истолковать. Но наверняка 50 лет супружеской жизни моих родителей были такими.

Подрастает и четвертое поколение Дайзелей: Никита, Александр, Валентина, Анюта, Кирилл, Полина, Владимир, Коля, всего у мамы с папой было 20 правнуков, и не обрывается эта прочная жизненная нить!

Есть семьи, рассказ о которых, как бы к тому ни стремился, всегда остается неполным. Обладая прекрасной способностью шагать в ногу со временем и даже опережать его стремительный бег, они трудом рождают новые яркие страницы своей биографии.

К великому сожалению, мои родители покинули нас: папа Карл Карлович умер 12 декабря 2005 года, мама Мария Гейнриховна – 26 октября 2012 года, но в детях, внуках живет частичка дорогих и любимых сердцу наших родителей.

Фото из семейного альбома семьи Дайзель

 

Мои бабушка Мария Яковлевна и дедушка Гейнрих Вильгельмович Эрбисы
Мои родители – молодожены. 1949 год
Хорошо, когда мы вместе!
Интересно? Расскажи друзьям!
Нам нужна ваша помощь!
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments