Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

Курс на ВИЗ!

15 ноября в полдень от Музея истории Екатеринбурга отправился необычный автобус. Пассажирами его были сплошь жители старейшего городского района — визовцы, они же — экскурсоводы, проводники по волнам своей памяти. Руководителями необычной экспедиции стали директор Музея истории Екатеринбурга Сергей Каменский и научный сотрудник музея Евгений Бурденков: они не делились, а, напротив собирали знания — со скрупулезностью историков и восторженностью коренных жителей столицы Урала, открывающих для себя новые истории, байки и легенды.

Сергей Каменский, инициатор экспедиции, известный многим своей любовью к другому району города — Уралмашу — на днях повесил в Facebook объявление: едем на ВИЗ, ищем жителей-рассказчиков, вместе составляем маршрут. Пора, дескать, двигаться дальше, не Уралмашем единым! Как показала практика, изучение района может растянуться на годы, увлечь за собой толпу заинтересованных (и заинтересовать даже тех, кто к подобным вещам относится прохладно), вызвать волну потрясающих экскурсий и даже «родить» спектакль.

Уралмашевская волна прокатилась настолько мощно, что, как только стало известно о начале очередных экспедиций, мгновенно собралась команда визовских старожилов, жаждущих поведать о родном районе. Каменский не стал ограничивать их конкретными географическими точками, и вместе участники поездки наметили маршрут: от Музея истории через Площадь 1905 года — в микрорайон Заречный, затем — Верх-Исетский завод, Площадь Субботников и ВИЗ-бульвар, по возможности — Верх-Исетский правобережный, Куба, Малый и Большой Конный... Во время поездки мы услышали много интересных фактов и не менее интересных воспоминаний и баек, которые сделали историю района еще более любопытной.

САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ

Сухие факты

Верх-Исетский заводской поселок — центр большого одноименного горного округа, куда входили несколько заводов, такие как Верх-Нейвинский, Режевской, Нейво-Рудянский, Шуралинский, Саргинский, Сылвенский. Верх-Исетск — это не просто административная единица, а центр устоявшегося горнозаводского края.

Живые истории

Екатерина Калужникова: «ВИЗ для меня — это счастливое советское детство. Я родилась на ВИЗе в 1978 году, прожила там 16 лет. В детстве я никогда не воспринимала ВИЗ как район очень особенный, а по мнению моих родителей, мы и вовсе жили где-то на отшибе. Но мне засела в голову фраза моей учительницы начальных классов: “Для Екатеринбурга район — это очень важно. Когда мы говорим “Я с Уралмаша” - это одно, когда говорим “Я с ВИЗа” - совершенно другая история. И я долго ломала голову, что это такое - быть с ВИЗа. И только спустя 20 лет, когда я стала водить экскурсии по городу, стала понимать, что выросла в совершенно особом районе, который не просто ровесник центральной части, а во многом даже успешнее с промышленной точки зрения. И сейчас я понимаю, что на ВИЗе сконцентрированы совершенно уникальные памятники архитектурной промышленности — это единственное место в городе, где можно посмотреть цеха XVIII века, здание Заводоуправления...»

ВЕРХ-ИСЕТСКИЙ ЗАВОД

Сухие факты

Верх-Исетский завод — одно из самых старых действующих предприятий Урала (с 1726 г.). На заводской территории сохранились постройки конца XVIII - середины XIX в., представляющие из себя целый исторический пласт в развитии металлургии того времени. В контексте утраты производственных зданий монетного двора, камнерезной фабрики на Плотинке, старый Верх-Исетский завод — настоящая жемчужина ушедшей горнозаводской цивилизации.

Живые истории

Наталья Кулакова: «Когда я впервые попала в цех холодной прокатки, поразилась огромности здания — казалось, по такому пространству нужно ездить на мотороллере! А мы ходили пешком. Еще вспоминается, что раньше работали цеха по производству товаров народного потребления, и мы застали момент, когда здесь пытались делать хрусталь, а всю нарезку делали на поллитровых банках, и все здесь было засыпано этими “тренировочными” банками».

Геннадий Негрозов: «В дореволюционные времена здесь выпускали кровельный лист. И есть быль, что Лондонский парламент покрыт материалом, который изготовлен на Верх-Исетском заводе, с маркой “Белый соболь”».

Наталья Кулакова: «На заводе выращивали розы — не на продажу, для работников. В маленьких тепличках росли огурцы. А еще выращивали карпов. Помню, холод был жуткий. Стоит огромный чан на колесиках, нам из него выловили карпов и положили в полиэтиленовые пакеты. И пока мы доехали до Бардина, карпы стали свежемороженными — уже звенели».

Леонид Диянов: «Мама проработала у меня на заводе 50 лет. В 1941 пришла, уволилась в 1991-м. Когда началась война и точили снаряды для “Катюш”, она работала токарем. Стояли токарные станки, общий вал, длинный цех, а посередине — бочка. Дед не может отойти от станка, посылает девчонок: “Сбегай, прикури мне сигарку!” Она бежит по цеху, подожгла ее, а пока бежит обратно — сигарка потухла. Она обратно. Бежит снова и раскуривает. У меня мама сама не курила, а вот подружки многие так закурили. И курили только “Беломор”».

Наталья Кулакова: «Когда нас инструктировали перед тем, как зайти на территорию завода, всегда предупреждали: “Если идет машина с железными листами — убегайте подальше. Лист может слететь и тогда куда попало, то и отрежет”. Мы ходили и боялись».

Геннадий Негрозов: «В цехах строили сауны, это было модно. Такие оздоровительные комплексы. Даже соревнование было между цехами, у кого сауна лучше!»

ГРАНИЦЫ МЕЖДУ РАЙОНАМИ

Сухие факты

Граница между Екатеринбургским и Верх-Исетскими округами проходила по улице Московской и Северной. Это была граница между целыми мирами. С одной стороны, были частные земли, с другой — государственные, казенные. А сейчас Верх-Исетский район включает в себя часть Центрального района.

Живые истории

Екатерина Калужникова: «А вы знаете, что, как только проезжаете плотину, уже оказываетесь в Верх-Исетском районе? Раньше Площадь Коммунаров всегда воспринималась нами как граница района: после госпиталя и ВИЗ-бульвара был уже не наш район, а центр. Уралмаш вообще воспринимался визовцами как отдельный город, до которого нужно было ехать минут пятьдесят — час. На Эльмаше у нас жила бабушка, на Уралмаше — родители друзей. И я помню, что мы к ним ездили максимум два раза в год, и это было целое приключение. Добирались долго, нудно, и долгое время об Уралмаше я не знала больше ничего».

Леонид Диянов: «Когда я учился в школе, была большая драка с новостроем — Вторчерметом. На Контрольной собрался народ из боевых дворов — Ленина, 5, Ленина, 13, Сакко и Ванцетти, 48. Собралось около трех с половиной тысяч народу, всех вооружили... А дядя Лёня, лесник и муж заведующей Широкореченским кладбищем, узнал об этом и позвонил в милицию».

Геннадий Негрозов: «Был анекдот: в советское время был спор между работниками МВД Верх-Исетского и Железнодорожного районов. Водная гладь городского пруда — территория Верх-Исетского, а Макаровский мост — Железнодорожного. Нашли на мосту труп, железнодорожники бах его в воду — разбирайтесь, верх-исетцы! И смех, и грех».

Леонид Диянов: «Еще были большие разборки под Новый год. Стояли громадные ледяные горки, пока едешь с этой горки — с тебя обязательно снимут шапки. Почему шапки у всех были либо на резинках, либо на шнурках от ботинок? У моего приятеля ребята с «Лунки» — улицы Луначарского — сняли лисью папаху и побежали в сторону ДК Свердлова.

РЕВОЛЮЦИЯ

Сухие факты

Революционная история Екатеринбурга крепко связана с рабочим движением на ВИЗе. Так, в составе четырех рабочих дружин, отправившихся на Дутовский фронт, две были с ВИЗа. Революционность визовских рабочих была важным фактором, влияющим на расстановку сил в ходе революции и гражданской войны на Урале.

Живые истории

— Советская символика в районе почти исчезла — даже Ленина ни одного нет!

— Извините, а Площадь 1905 года — это Верх-Исетский район!

— А я как-то в лесу находил памятник Сталину в полный рост, году в 1973-м. Я его хотел домой перевезти, — говорит Леонид Диянов.

— Знаете, очень хороший памятник Ленину есть недалеко от ДК Свердлова. За ним стоит четырехэтажное здание, и в одном из подъездов, в переходе между первым и вторым этажом — великолепный памятник в хорошем состоянии, — вспоминает Наталья Кулакова.

А еще пассажиры-визовцы припоминают: весь район объединял гудок. Он раздавался ровно в полдень, обозначал обеденный перерыв, и все жители района сверяли по нему часы... Сейчас такого сигнала нет. Но какой-то особенный общий дух, своя атмосфера у ВИЗа, безусловно, существует.

Сергей Каменский рассказал, что планирует продолжить экспедиции, но сделать их более точечными и подробными — раз в две недели автобус вновь и вновь будет отправляться на разведку, прихватив с собой старожилов, ведь именно в их памяти и хранится живая, яркая и неповторимая история района.

Автор текста: Дарья Мичурина

Автор фотографий: Георгий Сапожников

Благодарим за предоставленную информацию портал
«Культура.Екатеринбург.РФ»

Мы в соцсетях!