Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

«52 уральца рассказывают о Великой Отечественной»
Дмитрий Иванович Кокин

   Я, Кокин Дмитрий Иванович, родился 1 ноября 1925 года в бедной крестьянской семье. Отец Кокин Иван Иванович родился в 1888 году, работал батраком у Петра Смолина. Когда пришло время жениться, Смолин его рассчитал и помог ему обзавестись хозяйством. Помог построить дом в деревне Фатеры (ныне Лесники), помог обзавестись скотиной. Дмитрий Иванович Кокин

   Отец женился на Парасковье Ивановне, которая была вдовой Травникова Якова, а он погиб во время первой Мировой войны. Было у нее трое детей: старший - Травников Павел Яковлевич с 1917 года, Травникова Александра Яковлевна с 1919 года и Травников Григорий Яковлевич с 1920 года.

   Потом от Ивана Ивановича появились на свет Кокина Мария Ивановна и я – Кокин Дмитрий Иванович.

   Так мы и жили все вместе до 1928 года. В этом году мама забеременела шестым ребенком. Сделала аборт, и ее повезли в Курган, врачи спасти не смогли, и она умерла, оставив нас пятерых детей.

   Отец женился снова, взял себе в жены некую Соломею Федоровну Охохонину, которая оказалась злой мачехой. За всякие пустяки она нас била, так мы и маялись с ней. Паша женился на Меньщиковой Лидии Михайловне, а сестра Александра вышла замуж за Воинкова Семена Ивановича, а брат Григорий уехал на заработки в город Магнитогорск. Там строился металлургический комбинат всесоюзного значения. Больше я Григория не видел, он погиб в отечественную войну. Старший брат Павел тоже погиб где-то под Курском.

   В 1932 году я пошел учиться в первый класс. В нашей деревне школы не было, ходили за реку Тобол. Там я учился неплохо.

   В 1936 году умер мой отец от ран, полученных во время первой мировой войны. И с этого времени начались мои хождения по мукам. Мачеха от нас ушла в другую деревню, то есть она вышла замуж. Мы остались вдвоем с сестрой Марией, пожили немного вместе. Она тоже вышла замуж и уехала в другую деревню. Так я остался один круглой сиротой.

   Жил я один до 1937 года. В этом году к нам в деревню приехали чуваши, поселились у меня на квартире. Чуваш Николай поехал в Курган, где находилась воинская часть. Он договорился с командованием части, чтобы меня взяли воспитанником. И все-таки меня взяли туда. Надели военную форму и направили учиться в школу. Учился я до 1939 года.

   Потом началась война с Финляндией, часть направили на войну, а меня определили в детский дом, который находился в Кургане. Побыл я там месяца два, и направили на трудоустройство в Строевскую МТС д. Лихачи Варгашинского района, где работал слесарем, инструментальщиком и в кузнице. В общем куда направят. Здесь я и встретил начало Великой Отечественной Войны.

   Через некоторое время в деревню Лихачи стали прибывать эвакуированные жители прифронтовых областей. Там встретился мне Петя, который сманил меня посмотреть на белый свет. Мы с ним поехали в город Фрунзе. Петя видимо был нечист на руку и меня хотел к этому приучить, но вора из этого не получилось. Бросил меня в Новосибирске, здесь я болтался по вокзалу и ко мне подошел офицер и сказал:

   - Поехали со мной, поможешь мне увезти семью во Фрунзе.

   Он перевозил свою семью из фронтовой полосы. Ну и я согласился. Дорогой он меня покормил, так и мы доехали до Фрунзе. Он пошел искать транспорт, а пошел я посмотреть окружающую местность, погулял с часок, когда пришел обратно – их уже не было, видимо уехали. И опять я остался один в чужой стране, болтался по рынкам, поскольку я не умел воровать, то выпрашивал. В то время люди жили там относительно неплохо.

   Встретил меня милиционер и повел в милицию, так как у меня не было ни каких документов, посадили в КПЗ (камера предварительного заключения). Сколько там был, я не помню. Вызвали меня на допрос и спрашивают:

   - Откуда ты?

   И я им отвечаю:

   - Эвакуирован.

   А поскольку у меня разговор уральский, они мне сказали:

   - Может ты из Челябинской области эвакуирован?

   Я им отвечаю:

   - Ага

   Дали мне направление и отправили на свою родину.

   Так я оказался снова в своей деревне. Это было в начале 1942 года. Жил у старшей сестры Шуры и у сестры Марии в селе Комогоровка, где она была замужем. Дом свой продал за 1 центнер хлеба и 2 центнера картошки, и все ушло не знаю куда.

   В начале 1942 года нас пацанов 12 человек собрали и отправили в школу ФЗО (Фабрично Заводское Обучение) в город Челябинск, где работал на Заводе Ферросплавов учеником плавильщика. Долго там жить не пришлось, так как не ужились с местными ребятами. Они на нас, на деревенских, все время нападали, и нам пришлось бежать домой. Из Челябинска до Кургана шли пешком: ночами - по железной дороге, боялись, чтобы нас не поймали, шли 250 километров. Только успели прийти в деревню, там уже нас отправили снова на завод в Челябинск и опять на старую работу. Немного поработав, снова решили убежать, на этот раз втроем. Сели на товарный поезд и поехали в сторону Кургана.

   Доехать пришлось только до станции Шумиха, где нас уже ждала милиция, сняли с вагона и увели в КПЗ. Так как в военное время было очень строго ездить на товарных вагонах, нас осудили и дали по одному году лишения свободы. Отправили в Челябинскую тюрьму, где мы просидели до 7 мая 1942 года. Потом нас этапом отправили на военный завод станции Уржумка около города Златоуст.

   На заводе я работал хромировщиком, хромировал стволы к автоматам ППШ. Под конвоем пришлось быть не долго, так как нас расконвоировали и тут же работали на заводе. Проработал до декабря 1942 года, меня отпустили, и я уехал домой, которого уже не было.

   А поскольку жить мне было негде, я пошел в военкомат, чтобы меня взяли в армию добровольцем. Военком мне сказал, что наш 1925 год рождения и так призывают в армию. Дали мне справку, чтобы я помылся в бане, и направили в 202 запасной стрелковый полк, который находился в Кургане. Так началась моя военная карьера.

   В запасной полк приезжали «покупатели», так тогда называли офицеров, которые набирали людей на фронт. Нас несколько человек никто не брал, по причине маленького роста (я тогда был 1 метр 45 см). Потом и нас взяли 13 человек, все коротыши, и повели на Увал учиться на танкистов.

   Там тогда стоял 25 учебный танковый полк. И стали меня учить на механика-водителя танка Т-34. Знаменитый танк в годы отечественной войны. Там проучился я до августа 1944 года. В начале августа я сдал государственный экзамен и получил звание «Старший сержант», нас повезли в город Нижний Тагил получать танки. Недели две ходили по горам, потом была команда идти на завод получать машины.

   На заводе нас подвели к конвейеру, где собирали танки и показали какие наши коробки. Одни только коробки, броня и все. Ни гусениц, ни моторов – ничего нет. Вот так мы вместе с рабочими заводами и комплектовали каждый свой танк. Привели нас на завод часа в два дня, а на следующее утро наши машины уже были на своем ходу. После обеда получили по пять снарядов, и поехали на танкодром за 30 км, отстреливаться, снова приехали на завод ночью.

   Наши машины загнали в боксы под большой напор воды, чтобы промыть всю грязь, затем в сушилку и покрасили в темно-зеленый цвет. А утром стали получать танковое снаряжение: брезент, баллоны с воздухом 250 атм. для аварийной заводки танка. Получили гранаты 40 штук, 2 пулемета, 52 снаряда на каждую машину. И все это было погружено рабочими завода на вагоны и эшелон поставили в тупик.

   Нас повели в казарму, потом в столовую – накормили, сходили в баню, дали запасное белье, в клубе показали концерт и ушли к эшелону. Мы встали возле своих танков и под духовой оркестр «Славянки» поезд отправился на запад до Москвы, ехали без остановок. А когда отправили из Москвы на третий Белорусский фронт, то мы пели песню:

Прощай Москва

Прощай Моя любимая

Стучат колеса, мчит нас эшелон

Приказ был ясен,

Явиться в час назначенный,

И вот на Запад

Мчит нас эшелон!

Оставил мать,

Подругу дорогую,

Оставил их,

Чтоб защищать свой край родной,

Куда я мчусь и где же вы

И лишь окраины Москвы

Вдали мелькнули огоньком в последний час.

   Вот с этой песней мы и приехали в Литву, остановились не далеко от города Каунас, разгрузились с платформ, заехали в какой-то лесок. Там к нам подошел большой начальник и велел наши танки передать танкистам, которые уже были в бою и потеряли свои машины.

   Мы передали машины и нас снова отправили в Нижний Тагил за другими танками. За это время, пока получали машины и ехали на запад, Каунас был оставлен немцами и фронт продвинулся дальше, недалеко от границы Германии.

   16 октября 1944 года началась в 6 часов утра артподготовка, которая длилась до двух часов дня. Как все было трудно описать, это надо видеть своими глазами. По всему фронту стоял сплошной гул от артиллерийской канонады и на немецкой стороне стоял черный дым, который закрывал все небо. Это был первый прорыв в немецкое логово.

   В три часа дня был прорыв в Восточную Пруссию. Сразу после этой артподготовки трудно представить, что там было: где стоял лес – остались одни редкие обгорелые деревья и кругом трупы и техника. Это нельзя описать, нужно видеть своими глазами.

   После артподготовки мы пошли в наступление, где меня ранило. Очнулся через 7 дней в госпитале города Каунас. Когда выздоровел, снова направили в Запасной полк, номер не помню. Приехал «покупатель».

   Из числа танкистов он набирал людей, чтобы переподготовить их управлять тяжелыми танками ИС (Иосиф Сталин) и самоходными орудиями ИСУ-152. Так я снова оказался в третьем учебно-танковом полку, который находился в Литве городе Мариуполь. Здесь проходила моя служба до мая 1945 года. 7 мая нас погрузили на платформы и ждали отправки на фронт. Но война подходила к концу и наша часть, в которой находилось 25 экипажей с тяжелыми танками, входящая в состав в резерв главного командования, не потребовалась. Мы разгрузились и поехали на прежнее место службы - город Мариуполь. Вот так закончилась для меня война.

   В Мариуполе я служил до конца 1948 года. В это время в нашу часть прибыло пополнение: младший офицерский состав, которым мы передали машины. Нас отправили дослуживать в другую часть: 447 отдельный Строительный батальон, который подчинялся центральному аэродромному строительству. Здесь нам одели голубые погоны и пришлось служить за них два года. Полк находился сначала в городе Гродно, потом перебросили в город Лепель, недалеко от города Орши и наконец, станция Балбасово, где я дослуживал свой срок.

   В январе 1951 года меня демобилизовали, и я приехал в Курган. Жил у сестры Марии, которая работала на элеваторе, там и жила - на территории была квартира. А 5 марта 1951 года мы поженились с Китаевой Марией Федоровной. Сначала жили на Петровской мельнице, где Мария работала лаборантом. Потом по случаю сложившихся обстоятельств, переехали в Юргамыш, где Мария работала продавцом, а я машинистом нефтедвигателя на кирпичном заводе. После мы переехали в поселок Михаль, Маша работала продавцом, а я – лесорубом. Пилил лучком лес. Жили мы там до 1953 года. После Михаля переехали в Кропани. Мария работала продавцом, а я плотничал, строили школу, магазин (где сейчас расположена библиотека), строили свинарники, ремонтировал сани, телеги на конном дворе. Тогда запрягалось по 60 подвод лошадей.

   Затем меня перевели работать в школу учителем по труду. Школа была полностью укомплектована новыми верстаками и полным набором столярного и слесарного инструмента, с учениками мы делали разные поделки из дерева и железа. Получалось очень хорошо.

   Потом я сам изъявил желание работать кочегаром в школе, отоплял три сезона - в школе всегда было тепло. После школы немного пришлось поработать на Курганской ТЭЦ – охранником.

   Затем я устроился на работу на Утятскую птицефабрику, где я проработал 8 лет и отсюда меня проводили на пенсию. И вот уже скоро 20 лет как на пенсии.

   С моей женой у нас родилось три сына. Старший сын Саша родился 7 января 1952 года, средний сын Леня родился 22 июня 1957 года, младший сын Слава родился 26 ноября 1962 года.

   У Саши от первого брака родилась дочь Ирина, а от второго брака – Дима и Люба. У Лени родилась дочь Лена, а у Славы родились Маша и Ваня. Сейчас у нас три правнука и пять правнучек.

   Слава погиб в катастрофе 23 октября 1997 года. Ехал с работы на мотоцикле домой и попал в аварию около стеллы, которая стоит по дороге на Черемухово. Он работал в автомобильном сервисе около Курганской ТЭЦ.

   Вот так мы сейчас и живем: сноха Аня, внучка Маня, внук Ваня, дед Митя, баба Маня.

   Мы с Марусей все время стали болеть, сколько проживем - не знаем. За участие в боевых действиях в составе пятой танковой армии я был награжден орденом Великой Отечественной Войны II степени и многими медалями.

   А сейчас последнее. Когда нас с Марусей не будет, мы хотели бы чтобы в нашем доме жили только Кокины, чтоб дом не продавался никому.

   Пусть в нем живут наши внуки и правнуки. Если не случится никаких непредвиденных обстоятельств, то дом еще простоит не менее 100 лет. Пусть он будет напоминанием о нас, потому что сделан только нашими руками все до одного гвоздя. А стайки и мастерскую делал Слава. Пусть эта память сохранится его детям и внукам.

   Ссылки по теме:

   Статьи рубрики «52 уральца рассказывают о Великой Отечественной»

   Анонс конкурса «Спасибо деду за победу!»

Мы в соцсетях!