Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

 

Павел Косинцев

   Любимым предметом в школе у Павлика Косинцева была биология: его интересовали проблемы эволюции живого, проблемы развития жизни на Земле. И через 40 лет Павел Косинцев, заведующий лабораторией палеоэкологии института экологии животных и растений Уральского отделения РАН, рассказывает об эволюции Земли с юношеским задором:

   «Палеоэкология» - наука, изучающая историю развития экосистем. Задача ученых - понять, как сформировались современные экосистемы, изучая следы исчезнувших в веках экосистем. Мы мало знаем об изменении экосистем на Земле по простой причине: систематический сбор данных и их изучение начались всего лишь около 100 лет назад, это очень мало для истории Земли, все равно, что делать вывод о целой жизни человека на основании пары часов одного дня. Наиболее активно работы в палеоэкологии ведут ученые США, Великобритании, Германии, Нидерландов, Японии, как на территории этих стран, так и в Азии, в Африке. Новые методы и современное оборудование позволяют проводить анализы ископаемой ДНК, анализ изотопов. Мировая палеоэкология не может развиваться без России: для этой науки нужны данные с больших территорий, большие базы данных».

 

 

   В лаборатории палеоэкологии, которой руководит Павел Косинцев – самая крупная в России коллекция костей, собранная из почти 3000 палеонтологических и археологических памятников Урала, Сибири, Дальнего Востока, Севера. Но Урал здесь стоит на особицу: нигде в мире нет столь уникальных для палеоэкологии условий. Мало того, что Уральские горы почти строго расположены с севера на юг, пересекая несколько природных зон, но еще и в них огромное количество пещер. Пещеры являются своеобразными хранилищами времени: в пещерах сотни тысяч или даже миллионы лет жили хищники, они приносили в пещеру добычу, умирали в пещерах. Земля и камни, осыпаясь со стен, покрывали костные остатки слой за слоем. Сегодня, вскрывая эти слои, ученые, словно страницу за страницей, листают историю.

   «Аналогов Уралу нет. В уральских пещерах костный материал находится в хорошем состоянии. В пещере почти идеальные условия. Нередко мы исследовали слои, накопившиеся за 20 – 30 тысяч лет. А в Игнатьевской пещере, например, отложения накапливались 200 тыс. лет! Наша задача - первичный сбор данных. Важно эти кости найти, раскопать, описать, чтобы во всем мире специалисты знали, что у нас есть».

   Сотни тысяч лет по Уралу и Сибири бродили стада бизонов, мамонтов, носорогов. На протяжении этого времени происходили и потепления, и похолодания. А потом они все вымерли. 10-12 тысяч лет назад, внезапно, буквально за один-два тысячелетия, не стало на Земле мамонтов, шерстистых носорогов, бизонов, пещерного медведя, пещерного льва. Почему погибла та фауна? Исчезновение мамонтов - последняя глобальная экологическая катастрофа, произошедшая на нашей планете в силу естественных причин. Изучая останки мамонтов и их спутников, есть надежда понять, выявить симптомы, предвещающие возможное начало такого события и прогнозировать его в будущем.

   «Понять, что случилось с динозаврами, человечеству вряд ли посчастливится, а вот с мамонтами история немного другая, ключ к разгадке можно попробовать найти. Крайний север России - единственное место на Земле, где время от времени находят замороженные останки мамонтов и других животных мамонтовой фауны. 99% всех ценных для науки находок сделано здесь. Это объясняется тем, что у нас есть огромная площадь, занимаемая «вечной» мерзлотой, от Ледовитого океана до почти середины Сибири. «Вечная» мерзлота сформировалась более миллиона лет назад, и это уникальное явление подарит нам еще много находок. На сегодняшний день их известно несколько десятков. Большинство из них — фрагменты шкур или частей тел животных, единичны — относительно полные их туши. Сохранение последних на протяжении тысяч лет возможно только в результате поистине уникального стечения обстоятельств. Скажем, после гибели животного его труп был очень быстро захоронен в мерзлоте, ведь лишь тогда он не успевает разложиться или его не съедают хищники. На протяжении тысяч последующих лет эти останки оставались в замороженном состоянии, а сегодня, оказавшись на поверхности, они должны быть найдены и оперативно переданы ученым».

 

 

   Интересно, что первым в мировой научной литературе написал о мамонтах Василий Татищев, сподвижник Петра I. В 1721 году, посещая Тобольск, он познакомился с костными останками древнего животного и написал статью «Письмо о мамонтовых костях», которую опубликовали в Швеции в 1725 году, а позднее в России под названием «Сказание о звере мамонте».

   «До настоящего времени были известны три относительно полных трупа мамонтов, и все с собственными именами. Самый первый, и долго остававшийся единственным, был Березовский, найденный в 1900 году на реке Березовке, притоке реки Колымы. Экспедиция, оперативно организованная Императорской Академией наук, доставила его в Зоологический музей (Санкт-Петербург) в 1902 году. Второго мамонтенка, Диму, обнаружил в 1977 году на золотом прииске в верховьях реки Колымы бульдозерист. Третьего малыша, Машу, обнаружили в 1988 году на полуострове Ямал. Все находки были повреждены: спину и голову Березовского погрызли волки и песцы; правый бок Димы разрушила лопата бульдозера; Машу сильно повредили животные. Но самая известная и наиболее ценная для науки находка была найдена чуть позднее. Удивительно сохранившийся мамонтенок Люба! 15 мая 2007 года на берегу ямальской реки Юрибей оленевод Юрий Худи обнаружил мамонтенка. Юрий тем же вечером добрался до районного центра, Яр Сале, и сообщил о находке ученым. Предприниматель В.Н. Ленских помог сохранить и транспортировать Любу до Салехарда. Там его привезли в Ямало-Ненецкий окружной музейно-выставочный комплекс имени И.С. Шемановского и поместили в морозильную камеру с температурой -7°C. К счастью, теперь есть технологии, которые позволяют сохранять такие ценные находки десятилетиями».

   У многих народов на Севере, на Урале, никак не связанных друг с другом, существуют удивительно похожие легенды о подземном звере мамонте. Мамонт погибает, случайно увидев белый свет, когда его нора выходит неожиданно в крутой обрыв речного берега, или когда река затопляет подземные ходы, по которым бродят мамонты. Эти легенды говорят, что трупы этих животных часто встречались и встречаются местному населению.

 

 

   «В 19-20 веках не было системы поощрения местного населения, сообщающего об интересных находках. После 2007 года случился прорыв: за найденный труп мамонтенка Любы оленеводу выплатили денежное вознаграждение и подарили снегоход. А еще наступила некоторая юридическая определенность: наконец решили, кому принадлежат найденные останки – сегодня они принадлежат тому, кто их нашел. Значит, их можно продавать и покупать. У государства покупать не очень получается, но частные предприниматели-благотворители выкупают находки и передают их в музеи. И благодаря этим новшествам находки стали регулярными: за пару лет нашли и сделали достоянием науки 4 трупа бизона; раньше была известна одна находка лошади, сейчас – целых три; найдено еще три мамонтенка и мамонт-подросток; не было находок носорога, а сейчас полный труп носорога и еще часть одного. Изучение данного материала – реальная возможность научного прорыва!»

 

Автор текста - Марина ЧЕБОТАЕВА

Автор фотографий - Юрий ЧЕБОТАЕВ

 

   Ссылки по теме:

   «Уральский характер»: Владимир Юрин - археолог, спелеолог, краевед

   Пещерный медведь

   Музей Природы в Екатеринбурге

   Музей пермских древностей

   Более сотни археологических памятников городского округа Верхняя Пышма

   Статьи рубрики «Уральский характер»

 

Мы в соцсетях!