Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

 

В гостях у Виталия Черепанова

   Дом Виталия Николаевича Черепанова в поселке Висим, что в пригороде Нижнего Тагила, известен всем местным жителям. Еще бы — ведь это настоящий музей, заполненный скульптурами, картинами и прочими шедеврами, сделанными руками хозяина. А с недавних пор резной теремок уральца прославился и среди иностранцев. Чуть ли не каждую неделю сюда наведываются желающие познакомиться с русским деревенским бытом зарубежные делегации: чехи, немцы, американцы, австрийцы, швейцарцы, испанцы. Виталий Николаевич с супругой Ниной Михайловной предлагают иноземным посетителям диковинные угощения — соленую капусту, пироги с грибами, а потом устраивают экскурсию по своим владениям.

 

   

Игрушек не было, пришлось сделать их самому

   У дома Черепановых гостей встречают ворона и лисица из знаменитой басни Крылова, сидящая на ветвях пушкинская русалка, Иван-царевич из сказки о молодильных яблоках. Все скульптуры — деревянные, но сделаны так искусно, что кажутся живыми. И это несмотря на то, что Виталий Николаевич — самоучка.

   – Я сам вятский, рос в деревне, времена были тяжелые, послевоенные, — вспоминает он. — Игрушек не было. Вот и приходилось делать их самому. Начинал с машин — их у меня был целый гараж. Колеса вырезал из каблуков от кирзовых сапог.

 

 

   Рисовать Черепанов тоже начал в детстве, просто так, ни с того ни с сего. Одной из первых картин стал портрет Сталина, за который ему попало от матери, мол, нарисовал неправильно, не по тогдашним канонам. После этого рисование забросил, но, к счастью, ненадолго. В 5 классе начал на уроках хулиганить: изобразит по-быстрому что-нибудь смешное в тетрадке — и классу через плечо показывает. Весь класс, естественно, хохочет. Так продолжалось несколько лет, пока учительница не подкараулила юмориста и не забрала его художества.

   – Сколько потом ни просил у нее эту тетрадь вернуть, так и не вернула, сказала, что оставила себе на память, — говорит Виталий Николаевич. — А я так хорошо, как в ту пору, кажется, никогда больше не рисовал, как ни старался.

   Взрослые пророчили Черепанову художественную карьеру, но… В деревне в это время стали появляться тракторы, комбайны и прочая техника. И как увидел ее юный художник, забыл про все, в том числе и про рисование. Стал работать на тракторе помощником тракториста, потом выучился на шофера. После армии приехал в Тагил, устроился в конвертерный цех Нижнетагильского металлургического комбината. Творчеством заниматься было некогда, но страсть к технике никуда не делась. Тем более, удалось пробрести собственную машину — «Запорожец».

   

Рождение «Легенды»

   Но Черепанов не был бы Черепановым, если бы не сотворил из самого обычного автомобиля что-нибудь этакое. Ежедневно после работы они вместе с подрастающим сыном шли в гараж и превращали «Запорожец»… в «Легенду». На ней Виталий Николаевич катался по Тагилу целых 17 лет. Иномарок в ту пору не было, поэтому машина-самоделка вызывала у всех, а особенно у представителей тогдашней ГАИ, недюжинный интерес.

   – Эх, золотой был век, — с ностальгией вспоминает Виталий Николаевич. — Гаишники, останавливая меня, документов никогда не спрашивали. Зато всегда интересовались, что за машина, как я ее сделал. Очень дружелюбно относились.

   Из неказистого «Запорожца» мастер-самоучка сделал полуспортивную машину вполне современного дизайна. Неудивительно, что покрашенная яркой краской, она привлекала всеобщее внимание. Сейчас «Легенда» уже не на ходу и стоит в огороде в качестве еще одного экспоната. Однако у Виталия Николаевича нет-нет да и мелькает мысль возродить ее к жизни, превратив… в кабриолет. Благо машина до сих пор крепкая, и «реанимировать» ее вполне реально.

   

Инструменты — не главное

   Пока в обед коллеги по цеху играли в козла, Черепанов мастерил деревянные скульптуры. Чертежей заранее никаких не рисовал, размеры не высчитывал. Просто в голове держал окончательный результат, к которому и стремился. Правда, при любой возможности не вылезал из музеев, любовался на тамошние экспонаты, пытаясь разгадать геометрию и пропорции человеческого тела.

   – А так прошу в цехе кого-нибудь с лопатой встать и рукава закатать — смотрю на руку и потом из дерева так же делаю, — улыбается мастер. — Или на пляже девчонки загорают — ну, я тоже примечаю, что чему соответствует.

 

 

   Именно так Виталий Николаевич сделал из березы фигуру спартанки. А вот супругу Нину Михайловну выстрогал по фотографии. Когда вышел на пенсию, свободного времени стало больше. Появилось и место для творчества — Черепановы как раз приобрели домик в Висиме, было к чему приложить руки. Деревянные ворота с рыцарями в доспехах, резные стены и мебель, кое-что из посуды и даже конура для пса, Дика, представляют из себя не что иное, как произведения искусства.

   Мастер признается, что вдохновение сопровождает его каждый день, да и по ночам порой не отступает. Он все думает, что бы еще этакое сделать и главное — когда. Одну вещь не успевает закончить, а уже новые идеи появляются. Ежедневно что-нибудь да мастерит и ни разу не было такого, чтобы любимое дело вдруг надоело. Да и природа уральская творчеству способствует.

   – В городе-то что вы видите? Я жил там, мы в подъезде друг друга не знали. Здесь же все открыто, все на виду, — говорит Виталий Николаевич. — А красота какая, особенно осенью! Сейчас природа играет, каждый листик, каждая травинка по-своему красивы. А тишина… Ночью аж в ушах звенит.

 

 

   Неудивительно, что даже крышу своего дома художник разрисовал осенним желто-оранжевым пейзажем. А на крыше другого строения, летней беседки, он поместил гнездо с деревянным аистом. Рядом с баней примостилась любующаяся на себя в зеркало Баба-Яга. Ее как-то Черепанов отправил машиной на выставку, усадив рядом с водителем. То-то удивлялись встречные автолюбители и стоящие на посту представители ГИБДД!

   В доме у висимчанина много работ из металла: ружья, меч, цветы. Пробовал как-то поработать и с мрамором, но, говорит, то ли инструменты не те подобрал, то ли терпения не хватило — не получилось, в общем. Удивительно, но какой-то высокотехнологичной мастерской и особых приспособлений у Черепанова нет: обходится верстаком, зубилом, болгаркой. По-видимому, главное в этом деле все-таки не инструменты.

   Работы свои Виталий Николаевич дарит, участвует с ними в выставках, но не продает. «Если все распродам, на что люди смотреть, чем любоваться будут?» — говорит он. Ему много раз предлагали устроить в своем доме платный музей, но мастер категорически против. Объясняет: тогда им с женой вообще никакого покоя не будет. А чтоб не донимали его «денежными» просьбами и разговорами о выгоде, написал на лежащем у дома камне: «Божий дар деньгами не измерить».

 

Автор текста и фотографий - Мария КУЗНЕЦОВА

Источник: «Русская Планета»

 

   Ссылки по теме:

   Статьи рубрики «Уральский характер»

 

Мы в соцсетях!