Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

Один день из жизни монастыря

 

   Это самый древний на Среднем Урале монастырь. Сейчас его населяют три десятка монахов, столько же трудников и двадцать учащихся духовного училища. С 30 на 31 декабря в день прославления святого праведника Симеона Верхотурского здесь собирается до полутора тысяч паломников.

 

   Досье «ОГ»

   Свято-Николаевский мужской монастырь расположен на холме в устье рек Свияги и Калачика, впадающих в Туру. Основал обитель инок Иона в 1604 году, испросив на это позволение у царя Бориса Годунова.

   Своим расцветом обитель обязана праведному Симеону, мощи которого в 1704 году перенесли из села Меркушино в монастырскую церковь. С января 1894 года монастырь из штатного (с ограниченным числом насельников) преобразовался в общежительный. Храмы стали активно благоустраиваться, а духовная жизнь налаживаться с приходом в Верхотурье трёх валаамских монахов Иова, Арефы и Илии.

   В 1905 году заложен каменный Крестовоздвиженский собор, а в празднование300-летия царствования дома Романовых — торжественно освящён. Утверждают, что этот храм, вмещающий несколько тысяч человек, входит в тройку самых крупных в России.

   В июле 1914 года паломничество по святым местам Верхотурья совершила княгиня Елизавета Фёдоровна. Незадолго до своей гибели здесь побывал Григорий Распутин. С 1925 по 1990 год монастырь был закрыт. Пока там располагалась детская исправительная колония, храмы изрядно разрушились.

   Первым насельником, а затем наместником возрождаемой обители стал отец Тихон. Интервью с ним занимает шестую страницу первого номера «ОГ» от 8 марта 1990 года.

 

   Бог с тобой

   Понедельник, 6.30, звонит большой колокол. Не на пожар. Интервалы между ударами длятся до нескольких секунд. Народ подтягивается в храм. Звонарю на колокольне нежарко. Температура за бортом — минус 37.

   В 7.00 утренний молебен в Крестовоздвиженском соборе. Семинаристы уже тут. Одеты в чёрную ученическую форму. Накануне, в воскресенье, хор училища помогал братскому хору, и молитвы звучали очень убедительно. Сложилось ощущение, что Бог и впрямь где-то рядом.

   По окончании молебна чёрная речка юнцов стремительно течёт к мощам Симеона Верхотурского. Парни прикладываются к святыне и по благословению иеромонаха спешат на учёбу. Большая часть насельников отправляется на послушания. А служба продолжается в Преображенском храме по соседству. Ризничий иеромонах Филарет советует «постоять» на ней, а уж потом продолжить изучение распорядка монастыря. Стою. Утром с 8.00. Днём с 14.00. Вечером с 17.00. На третьем стоянии дошло, что молебны, акафисты, всенощное бдение и вседневная служба в храмах и есть — суть монастырской жизни. Всё прочее — суета. А суетиться, громко говорить, смеяться и проявлять агрессию здесь не принято.

 

   Сначала долг, потом — подвиг

   Как выяснилось из беседы с наместником монастыря игумном Филиппом, стать монахом непросто. Сначала хорошо бы отдать гражданский, воинский долг, а уж потом посягать на монашеский подвиг. Сам наместник, к примеру, окончив английскую школу на Уралмаше, поступил в престижный вуз, после первого курса ушёл в армию. Вернулся. Тайно крестился. Светская учёба показалась скучной, и началась учёба духовная.

   По уставу монастыря, «никакое звание и никакой прежний образ жизни не препятствуют христианину оставить мир и вступить в монашество» (43 правило VI Вселенского собора). Но, с другой стороны запрещается принимать в братство несовершеннолетних мальчишек и женатых (неразведенных) мужчин. Если же пожелают вступить в монастырь оба супруга, то примут, лишь тех, кто не имеет на попечении малолетних детей. Если препятствий не окажется, оба супруга должны быть пострижены в один день, хоть и в разных обителях — мужской и женской. От приходящих в монастырь денежных вкладов не требуется. Добровольное пожертвование на обитель примут, если жертвователь даст расписку, что за свой вклад он не будет искать преимуществ или хвалиться жертвой.

   Поступающий предъявляет паспорт, свидетельство о семейном положении, военный билет (или свидетельство об освобождении от воинской службы), а также представляет автобиографию и прошение о принятии в обитель на имя наместника. Испытательный срок — три года.

   «Да если человек, хотя бы год продержится, я считаю это уже серьёзной заявкой, но 99 процентов новопоступивших не выдерживает и этого срока», — делится наблюдениями отец Филипп.

 

   Лучше синица в кулаке, чем на клиросе

   Верхотурский мужской монастырь вполне доброжелателен к паломникам и туристам. Однако первое знакомство с его иноками запомнилось таким эпизодом. «Кто привёл собаку?! Уходи и её уводи!», — погнали меня с монастырского двора люди в чёрном. Никто не заметил, как бродячий щенок проскользнул в распахнутые ворота. Но раз застукали нас вместе, повинуюсь — увожу. По ветхозаветному канону собакам на территорию обители вход запрещён. Птицам тоже не место в храме. Но морозы гонят их в тепло. «Вчера к нам синица залетела во время службы, и давай суетиться. А если бы клюнула кого на клиросе?» — переживают очевидцы.

   Да разве только братья меньшие жмутся в морозы к монастырскому теплу? Стаю перелётных птиц напоминают игумну Филиппу и большинство так называемых трудников. В отличие от послушников, готовящихся к постригу, трудники не определились со своим будущим. Как правило, это бегущие от мира сего люди с несчастной судьбой. Ещё их называют кочевниками, или «шаталовой пустынью», — им известны адреса всех монастырей России. К зиме трудники оседают в одном из них. Монахи дают им кров, питание, посильную работу. В ответ требуется всего лишь «не драться и не материться». Прожив в обители несколько месяцев, падшие ангелы встают на крыло и улетают, кто на Валаам, кто далее.

   Никто их за руку в монастырь не приводит, никто насильно не удерживает. Злостных же нарушителей дисциплины после внушений и предупреждений увольняют из монастыря «как негодных к монашеской жизни и вносящих соблазн в среду остальных братий».

 

   «Аминь», значит: «Входи!»

   Истинный монах, считает отец Филипп, не ищет для себя лучшего монастыря и лёгкой жизни, а приходит в обитель прожить отпущенный ему век среди родных по духу людей и отойти к Всевышнему. Кстати, в православном музее монастыря (где непременно стоит побывать) так часто вместо слова «умер» говорят «отошёл», что поневоле уверуешь в жизнь вечную.

 

 

   Объединяют братьев общие труды, молитва и трапеза. Главные обеты инока: нестяжание (полное отречение от мира, в том числе и от имущества), девство (безбрачие) и послушание. Послушания же разнообразны: от обслуживания храмов до плотничания, шитья риз и похода по старушкам, которые уже не в силах сами посещать службу. Сюда же входит шефство над детским домом, местной исправительной колонией и помощь в противопожарной борьбе сотрудникам МЧС (в обители висит стенд с призывом пополнить ряды народной дружины пожарных).

   В кельи друг к другу иноки могут заходить лишь днём, с молитвой и только после того, как услышат в ответ: «Аминь». Уважительной причиной внеурочного посещения считается уход за больным братом. Отлучки из обители, встречи с родственниками и прочие отклонения от маршрута храм-послушание-келья возможны по благословению наместника. С последующим отчётом: где был и что делал?

   Праздно шататься по территории монастыря устав не велит. После вечерней трапезы и молитвы иноки расходятся по кельям, где отдыхают, читают библию и душеспасительную литературу. Телевизоры монахам не нужны, мобильными телефонами пользуются в крайней необходимости. В Интернет выходят редко, но собственный сайт у обители есть.

 

   Симеон всегда прав

   У нас не было цели рассказать здесь о Верхотурье и удивительных свойствах нетленных мощей Симеона Верхотурского. Их исцеляющую мощь можно прочувствовать, лишь побывав в гостях Свято-Николаевского мужского общежительного монастыря. Мы там были. Чего и вам желаем.

 

Автор текста и фотографий: Татьяна КОВАЛЁВА

Источник: «Областная газета»

 

Мы в соцсетях!