Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

Экскурсия на Урал
Дн
Продолжение

Июнь 1910 г.

В. Муравьев

 

 

   Экскурсия началась 6-го июня в два часа дня с поездом № 17. Учавствовало в экскурсии 16 человек: два руководителя, Александр Ильич Кузьмин (инспектор) и Леонид Антонович Колаковский, и 14 человек реалистов: Васильев, Горев, Дмитриев, Егоров, Зосимовской, Залманзон, Иванов, Коновалов, Корабанов, Модестов, Муравьев, Никифоров, Покавкин, и Румянцев.

   Ученики в Твери довольно рано собрались на вокзале. Нас провожал директор. А. И. взял с собой в дорогу две огромных корзины с провизией и окорок, и три громадных, жестяных чайника. Один ученик, Коновалов, к нам присоединился в Клину. В Клину также взяли кипятку и пили чай; я здорово наелся.

   В Москву приехали в 8 часов вечера и пробыли в ней 2 часа. Я и еще один ученик, Иванов, остались сторожить вещи, а другие пошли гулять. Затем в десятом часу отправились на Рязанский вокзал, и туда к этому времени приехал наш бывший директор Николай Егорьевич Смирнов.

   Отправились из Москвы в 10 ч 10 м вечера тоже вполне благополучно, если не считать инциндента с двумя нахальными студентами, [ввалив]шимися в наше отделение. Как только тронулся поезд, стали закусывать и пить чай. Затем улеглись спать, но первую ночь не спалось только очень на короткое время.

   Когда уснули Л. А. и Ал. И., и потом не как помечен некоторые из учеников стали играть в карты, но так расшумелись, что услышал А. И. и накрыл их на месте. После этого они кончили играть, но и пустились в разговоры, но и также кончилось очень печально, т.к. разговор был слишком бесцеремонн громкий и не дал А. И. спать. Он очень рассердился, прибежал к ним в отделение, и задал им нагоняя, при чем сказал им, чтобы они сидели дома на чердаке.

   Рязань проехали ночью, так что я ничего не видел.

 

7 июня

   В Ряжск прибыли в 8 ч 35 м утра и пересели на поезд Сызрано-Вяземской. На Николаевской и до Рязани нам давали по целому вагону и никого кроме нас там не было. В Ряжске же с нами села какая-то барышня, чем воспользовались наши доморощенные донжуаны, как-то Васильев, Никифоров, Зосимовский, Иванов, с ней познакомились и стали ей петь серенады.

   С Рязани мы поехали черноземной полосой. Лесу встречается очень мало и очень редко. Очень много ветряных мельниц. На полях часто видны стада гусей.

   Первая большая станция после Ряжска - Моршанск. Вокзал, как и все вокзалы на этой дороге неважный, но буфет хороший. На этой станции мы обедали, при чем за тарелку щей с нас взяли по 30 к.

   Подъезжая к Моршанску видели очень много ветряных мельниц. Проехав станцию Моршанск можно было видеть и весь город - город на взгляд небольшой, но весь в зелени. Видно собор. За Моршанском местность все время степная черноземная. Кроме хлебных полей, да ветряных мельниц ничего не видно. Леса совсем нет, а если где и попадается, то небольшими дубовыми рощами.

   Видны крестьянские деревни и села. Все дома в них сделаны из глины, мазанки, крыты соломой. Леса мало, так что телеграфные столбы корявые, и чтобы они дольше не гнили, то их не врывают в землю, а к ним прикрепляют 2 отрезка рельсов и уже рельсы врыты в землю.

   В этой местности интересно одеты бабы в большие, длинные, белые накидки. Я их в Ряжске снял, но к сожалению, тряхнул, и плохо вышло.

   Узнали как зовут барышню и куда она едет. Зовут ее "Софья Алексеевна Варягина", а едет в Пензу. Большинство эксурсантов сидят у ней в отделении и с ней играют раз В. Рядом с этим отделением, где сидела барышня, сидел какой-то артист. Он очень хорошо пел, но его и наше пение возбудили недовольство какого-то купца, "зачем часто шляемся и покою не даем".

   В Пензу приехали в 11 ч 50 минут вечера и наши реалисты торжественно проводили эту барышню. Но я этого не видел и рассказываю со слов очевидцев. За ночь мы проехали Пензенскую губернию, часть Саратовской, и поехали по Симбирской.

 

8 июня. Рано утром.

   Вчерашние степи сменились теперь холмами. На холмах попадается лес. Почва все черноземная, попадаются все время ветряные мельницы. Места красивые, попадаются степные реки, много совершенно высохших.

   На всех станциях продают молоко, многие наши покупают его. Молоко очень дешево по 10 к. с большим, красивым кувшином. Продаются огромные пироги с рисом, пироги величиной с лопату.

   В Сызрань приехали в 10 часов утра. Тут с нами случилась небольшая неприятность. Вагон наш "заболел" и его отцепили, и нам пришлось переселяться; вещи же ни у кого не были собраны. Это переселение заняло всю часовую стоянку в Сызрани.

   Из Сызрани дорога идет берегом Волги, причем Волга у Сызрани очень широка и разветвляется на несколько рукавов, но у Сызранского моста все рукава соединяются в один. Из вагона виден был и сам город. Все деревни окружены садами. Здесь очень много добывают торфа.

   Через полчаса как мы отъехали от Сызрани, стал виден Сызранский мост Императора Александра II. Мост этот имеет длину 695 саженей и поезд по нему шел в 3/4 минуты. Мост имеет 14 быков (считая и 2 береговых) и 13 пролетов. Волга у моста очень широка, и, пожалуй, раза в четыре будет шире чем в Твери.

   Погода стояла собачья и мне не удалось снять мост. Этим мостом начинается Самарская губерния. У деревень видны большие кучи-кизяки.

   В Самаре предполагается обед. Начиная с Сызранского моста все время идут черноземные степи.

   Встречаются поля с подсолнухами. Попадаются поезда с переселенцами.

   В Самару приехали в 6 часов вечера; пока все обедали, оставили сторожить вещи ученика Васильева. Так как у нас в отделении было свободно, а ведь было страшно много народу, то понятно к нам много приходило народа, которого мы выставляли.

   Был, например, такой случай в этот день. Васильев сидит и ждет когда его сменят; вдруг вваливается баба с ведрами и огромными со многоми вещами, и бесцеремонно начинает устраиваться. Васильев просит ее удалиться, объясняя, что здесь едут 16 человек. Баба, сказав, что и она платила деньги, продолжает устраиваться. Тогда Васильев видя, что слова не действуют, взял ее вещи и вынес из отделения. Баба за это пообещала ударить его ведрами, соответственно обругала и ушла прочь.

   Пообедавши три наших ученика Коновалов, Горев и Корабанов уехали осматривать город, я же с Модестовым побродил у вокзала и вернулся в вагон.

   Когда я пришел в вагон, то увидел, что наши ученики с кем-то ругаются. Подхожу к своему месту и вижу там здоровенного мужичину; два других отделения полны народу.

   На наши объяснения, что это наши места, эти лица не обращали внимания. Наконец пришел Л. А. Он позвал кондуктора, тот их стал просить уйти вон, но никто не тронулся с места, а мужичина возразил, что он тоже платил деньги. Только какой-то господин пошел к начальнику станции, прицепили еще вагон, и все ушли от нас.

   Минут за 10 до отхода поезда вернулись 3 ученика из Самары и рассказали об этом городе следующее:

   "Напротив вокзала находится станция конно-железной дороги. Мы забрались в конку и поехали в город, причем один из туземцев пояснил нам, что конки здесь называются самарской инквизицией.

   Инквизиция идет от вокзала по улице Льва Толстого. Улица эта широкая и достаточно чиста. На этой улице есть народный дом имени А. С. Пушкина. Затем отправились на главную улицу города Дворянскую.

   Улица очень красивая, широкая, с асфальтовой мостовой, много красивых домов. На Алексеевской площади в небольшом сквере стоит памятник Александру II. На этой же площади находится здание окружного суда, очень красивое".

 

9 июня

   Проснулись уже в Уфимской губернии. Степи теперь перемешались с горами и холмами. Много татар и башкир, причем почти все башкиры в белых войлочных шляпах. На станциях продают кумыс и молоко. Почти все население татары.

 

Снято 9 июня. В Уфимской губернии татарское селение. Снято с полного хода поезда.

 

   Подъезжая к Уфе, был виден мост.

   В Уфу приехали в 12 часов утра. Наши реалисты купались в бесплатной купальне. Река Белая очень глубокая и быстрая, много барж. Дома лепятся по самым краям обрывов. С вокзала на верх города ведет лестница в 361 ступеньку, для езды же дорога поднимается винтом.

 

Вид с вокзала в Уфе.

 

Снято с реки Белой в Уфе.

 

Вид на вокзал и реку Белую в Уфе.

 

   В предместьях города улицы немощены, поросли травой, и на них гуляет много коз и свиней. Но главные улицы: Центральная и Успенская достаточно хороши и на них много магазинов, очень хороших, гораздо лучше Тверских. но зато извозчики никуда не годятся: пролетки

   Жара стояла страшная, [шла], чувствовалось, гроза. Поднятия по лестницам с горы на гору возбудили в нас волчий аппетит и страшную жажду. Нам рекомендовали для обеда женскую школу кулинарного искусства, но это кончилось неудачей, т. к. обедов на 16 человек они не могли дать, но зато мы выпили всю воду, что было в этой столовой, и пока инспектор говорил, немного отдохнули.

   Тогда мы направились в коммерческую столовую и там сытно пообедали. Только что мы [вперлись] в эту гостиницу, как разразилась страшная гроза и ливень, который превратясь в мелкий дождик и измочил наших реалистов. Но это бы ничего, но самое зло состояло в том, что черноземные дороги превратились в какую-то замазку, так что на сапоги путешествующих налипло по 3 пуда грязи.

   Я этого не испытал, так как поехал с Л. А. на извозчике на станцию. Извозчики в Уфе никуда не годятся. У их пролеток нет верхов, так что в дождь мочит страшно.

   Извозчики почти все башкиры или татары и поэтому выходят курьезные инцинденты. Сели я с Л. А. на тарантас извозчика, поехали; верха нет - мочит страшно. Тогда Л. А. сказал извозчику, чтобы он свез его по пути в магазин, где продаются зонтики - но наш возница вместо этого подъехал к аптекарскому магазину и сказал, "Высаживаться будешь?"

   Вокзал, как и все вокзалы Самаро-Златоустовской дороги очень плох, исключая залы Iго класса, во всех же остальных залах грязь невозможная.

   В Уфе на вокзале ожидая поезда, видели персов, а также переселенцев, мать и троих детей, почти голых; у них не было ни копейки, мы им немного собрали.

   Неподалеку от вокзала находится микроскопический здание домик "Столовая для переселенцев". Самих же переселенцев возят в вагонах IV класса, в невозможной тесноте и грязи.

   С Уфы нам дали отдельный вагон, и мы отлично устроились. Около Уфы видны очень красивые горы, но затем лиственность стала одноообразной.

   Сегодня именинник Васильев по прозвищу

   Этой ночью должны ехать Уральскими горами.

 

10 июня

   Разбудили в 3 часа утра и мы все время смотрели в окно. Виды прекрасные. Горы, горы и горы. Дорога часто идет между отвесными скалами.

   В это время Часов в 6 утра ехали параллельно с горной бурной рекой Юрезанью: с одного бока река, с другого - высочайшие горы, покрытые сплошным лесом.

   Видели в окна первый завод Усть-Двинский.

 

Снято 10 июня. Станция Шингак-Куль

 

   В Златоуст приехали в этот же день 10го июня, около 9 часов утра. Здесь на вокзале встретили уфимских гимназисток и уступили им свой вагон.

   Руководитель этой экскурсии указал нам ближайшую дорогу в город. Мы шли по маленькой лесной тропиночке высокой горы; до города шли мы версты 3-4. На тропинке встретился нам ручеек. Тропинка оканчивается на высокой горе, а в котловине между другими горами окаймленный рекой и лежит город Златоуст.

   Я с этой горы снял вид на Златоуст. На этой реке устроены плотины Златоустовского завода. Этот завод находится в центре города и мы его осматривали, арсенал, и музей при нем. В музее замечательные друзы горного хрусталя. В арсенале же замечательна Александровская колонна, вся сделанная из мелких частей оружия.

 

Снято Румянцевым. 10 июня. Недалеко от Златоуста. Видна Доменная печь.

 

Тоже самое, только снято мною.

 

Общий вид города Златоуста.

 

   Затем последовательное изготовление шашек (в 10 видах) из простого бруска стали. На заводе видели изготовление топоров, огромнейшие паровые молоты и гидравлический пресс. Видели как изготовляются шрапнель, бомбы, и другие артиллерийские снаряды.

   Я с завода на вокзал поехал на извозчике с А. И., а наши реалисты пошли не прежней дорогой, а по шоссе, не по лесу, а по полю. Длина шоссе это до вокзала 6 верст.

   Интересно в Златоусте одно место: т од В Златоусте шоссе идет в одном месте около высочайшей горы, и она внизу обнажилась и представляет собой голую гладкую скалу, на которую наклеивают афиши.

   Пришедши на станцию обедали и пили чай. На станции есть лавочка с Златоустовскими изделиями и уральскими камнями, но остерегайтесь их покупать: дерут невозможно. Несмотря на это реалисты в этой лавочке купили металлические тросточки. В то время, как мы пили чай, набежали тучи и разразились ливнем, как раз в то время, когда нам надо было садиться в вагон. Это было 6 часов вечера.

 

Памятник Александру II в Златоусте.

 

Вокзал в Златоусте. Снято 10 июня.

 

   Мест было очень мало. Все страшно устали, хотелось прилечь, но некуда было положить вещи. От Златоуста все время подымались вверх. Особенно интересны здесь петли; один и тот же лесок видишь раза 2-3. Горы покрыты лесом и состоят большей частью из массивных сланцев.

   Часа через пол после выезда из Златоуста достигли станции Уржумки и минут через пять видели Александровскую сопку, на которой устраивается беспроволочный телеграф в Петербург, и перевальный столб Азия-Европа. Он представляет из себя внизу сделанную из камня правильную четырехугольную призму, на которую нанесена такая же пирамида.

   Из окна страшно смотреть: дорога идет по самому верхнему краю горы, а подошвы и не видно. Этот столб представляет наивысшую точку Урала и поэтому дорога идет под уклон; поезд несется со страшной быстротой, не смотря на чрезвычайно крутые повороты.

   Вообще мы весь Урал проех Доро Такая дорог Железная дорога идет под уклон помежду гор до станции Миаска, а с Миаска опять начинается степь.

   Приехали в Челябинск в 8 часов утра вечера. Были в нем не больше 20 минут и перебрались на другой поезд в Екатеринбург. Все были очень усталые даже лень было чай пить, скорее хотелось лечь спать. Я лег спать не со Во время этой ночи мне надуло щеку и на следующее утро у меня сделался флюс.

 

11 июня. Екатеринбург.

   Приехали 5 час, 58 минут и остановились в мужской гимназии. Приехав на ст. Здание гимназии плохое, парты ничего не стоют, старые, и без откидных крышек. Мы поселились в актовом зале, ибо во всей остальной гимназии ремонт.

   В Екатеринбурге время на 2 ч [отходит] вперед Петербургского. Близ гимназии находится площадь, на которой стоит памятник Александру II, от городских рабочих и кафедральный собор. Директор был настолько любезен, принес коллекцию обработки горного льна или азбеста. Напротив гимназии музей "Уральского общества любителей естествознания", который мы по приезде в тот же день и осматривали.

 

Памятник и собор в Екатеринбурге. Снято 12 июня.

 

   [Экспонаты] там нам показывал председатель общества Клор. Замечательны в музее следущее:

   [1]. Скелет манонта нашли в 1897 г. 19 июня в деревне Нижн. Пуритовой. Змечателен этот скелет следующим: у него неправильно направлены бивни. Мамонт сломал один бивень, другой же стал изгибаться, чтобы быть настолько же длинным как первый. В этом скелете больше половины настоящих костей.

   2). Исполинский олень, найден в 1887 году близ деревни Галкино. Кости прекрасно сохранились. Между рог этого оленя 1 1/4 сажени. Скелет найден в торфе.

   [3]. Шар объемом 30 1/2 куб. футов (радиус ок. 2 1/8 ф) равен тому объему золота, который добыт с 1887 года. Если бы все это золото слить в шар, то получился бы шар 39 1/2 куб. ф., вышел бы 1265 фунтов и стоил бы 29 000 000 рублей.

   [4]. Казенные розги, црутены для горнозаводских рабочих.

   [5]. Орудия первобытных людей и идол 1 1/2 саж. высоты.

   [6]. Сосна, которая кругом обросла березу.

   [7]. В коллекции минералов есть самородок иридия: беленький кусочек, маленький кристаллик, найден в кварце.

   [8]. Кусочек самородной меди из мельчайших проволок.

   [9]. В громадном туфе лежит окаменелая лягушка.

   [10]. Циркон - желто-грязного цвета, строения неправильного.

   Я купил в этом музее коллекцию минералов за 2 рубля.

   В тот же день осматривали гранильную фабрику. В это время делали баллюстраду для храма Воскресения из камня орлеца.

   Из грубого орлеца приготовляют сначала ту или другую часть прямо откалыванием, потом больше правильно обжимают, отирают наждаком и для полировки трут эту часть свинцом. Один рабочий делает из колканской яшмы подставку для чернильницы Государю Императору. Он над этой подставкой для чернильницы сидит уже 9 месяцев, и сделал еще только половину; интересно то, что рисунок на этой подставке делается медными проволоками, а не стальными, как следовало бы ожидать. Родонит (орлец) для этой фабрики добывают в 24 верстах от Екатеринбурга в деревне Шабры.

   После осмотра этой фабрики обедали в "Дешевой столовой". Там подали несъедобный суп и котлеты из старой подошвы, и кроме того не дали вилок, так, что "котлеты" ели ложками и ножами.

 

12 июня. Второй день пребывания в Екатеринбурге.

   Осматривали Верх-Исетский завод наследников [графини] Стенблок.

   Завод находится в 1 1/2 верстах от Собора. На заводе почти исключительно выделывают кровельное железо. Чугун здесь добывается почти только из бурого железняка. Перед тем как всыпать этот железняк в кучи его доменную печь его обжигают в кучах для увеличения содержания железа.

 

Экскурсанты. Снято 12 июня на Верх-Исетском заводе в Екатеринбурге.

 

   Доменная печь на этом заводе только одна. Как раз нашим приходом выпустили последнюю порцию чугуна для ремонта. Чтобы зря не пропадало тепло, в печь насыпали известняки, чтобы добыть негашеную известь.

   Видели мартеновские печи для переделки чугуна в сталь.

   На этом заводе мне чуть не спалили ноги. Это было в корпусе, где прокатывают железо и со стороны печи бросили к этим машинам брусок раскаленного железа прямо мне и Модестову под ноги, но я и он благополучно перескочили.

 

Снято 12 июня. Экскурсанты в Екатеринбурге.

1. Л. А. Колаковский

2. Покавкин

3. Коновалов

4. Румянцев

 

Экскурсанты. Снято 12 июня в ресторане Екатеринбургского гор. сада уч[еником] Коновалов[ым]

1. Иванов

2. Горев

3. Дмитриев

4. Корабанов

5. Модестов

6. Зосимовской

7. Егоров

8. Муравьев

9. Покавкин

10. Васильев

11. Никифоров

12. А. И. Кузьмин

13. Залманзон

14 и 15. официанты.

 

   Сегодня хорошо пообедали в ресторане городского сада.

 

13 июня. Воскресенье.

   Ходили к обедне.

   Собор двухэтажный; народа очень мало, и что осо священник и дьякон необыкновенно отчетливо читают службу.

   Опять осматривали музей. В нем находятся селедующие коллекции: минеральная, всех пернатых и четвероногих обитателей Урала, коллекция уральских рыб, коллекция яиц и гнезд, коллекция раковин.

   Обедали там же. Вечером пели и А. И. заразился при[мером] и спел очень хорошо Уральскую песню: "За Уралом, братцы, за рекой".

 

14 июня. Воскресенье.

   Встали часов [в] 6 и на трех тройках уехали верст за 7 осматривать Березовскую дачу, где добывают золото. Прежде всего осмотрели "Бегуны", где из сырой руды добывают золото. Золото на "Бегунах" добывают из серного колчедана, который отчасти под влиянием кислорода, воздуха и воды превратился в бурый железняк.

 

Екатеринбург. Березовская дача "Бегуны". Снято 14 июня.

 

   Золото в этой руде находится в виде мельчайших крупинок. Такая руда добывается "старателями" и заводом она добывается в шахте Ключевской.

   Она недавно построена, всего год, в ней работают 18 человек, и глубина ея 21 сажень. Спускаться в шахту по лестнице, которая освещена электричеством. Руда подымается в корзинах по такой схеме:

 

Рис. Подъем руды из шахты: шахта, корзина, корзина, прицепка для лошад. земли поверхность.

 

Екатеринбург. Ключевская шахта. Снято 14 июня.

 

Екатеринбург. Ключевская шахта. Снято 14 июня.

 

   Так как золото находится в этой руде в виде мельчайших крупинок, то руду надо почти идеально растолочь, чтобы извлечь золото.

   Это производится в так называемых "бегунах". Руду в эти бегуны доставляют следующим образом. Руду наваливают в вагонеты, их поднимают вверх подъемной машиной. Наверху устроены две линии, между которыми устроены каналы и по ним-то и проваливается руда в "бегуны". Проваливаясь в "бегуны" руда немного измельчается, и в "бегунах" идеально исталчивается.

   "Бегуны" устроены так. В чугунном чану вращается от мотора ось, по которой 2 круга в свою очередь вращаются на оси. В этот чан вступает вышеуказанным способом руда, и вода, и туда наливают немного ртути. Руда этими колесами измельчается; вода взмучивает руду и проходит из чана по схеме:

 

Рис. Бегуны [мокрого помола] для измельчения руды (если глядеть сверху). Чан

 

   Листы А и А выложены амальгамированной медью. Золото, находясь во взвешенном состоянии, дает со ртутью соединенн амальгаму. Когда амальгамы накопилось много, ее снимают резиною, выпаривают, ртуть испаряется, и золото остается в мелко истолченном виде, которое промывает [вновь] для удаления ртути.

   На этих бегунах из 100 пудов руды добывают 8-9-10 золотников золота. На Березовской даче идет в день 2200 пудов руды, следовательно в день добывают 21 фунт золота.

   Остатки из этих "бегунов" по желобу K-L отводят на плоское место, откуда его собирают и берут немного старатели, и много на циановую фабрику, которую мы и пошли осматривать.

   На этой фабрике золото отделяется химическим путем. В особые большие чаны насыпают на фильтр золото (отброс "бегунов") и поливают 0,12% раствора цианистого калия и NaOH чтобы уничтожить кислоты. Золота в чан насыпается 3000 пудов сырья. Эта обработка длится 6 дней, и затем выливают растворяется кроме золота Cu, Ag и т. д.

   Из бочек этот раствор идет в распределительный чан. Здесь раствор [KCN] укрепляется. Раньше этого сделать нельзя было, ибо перешло бы в раствор очень много меди. Из распределителя укрепленный раствор золота идет в экстракторы, то-есть ящики разделенные на части, куда насыпаны стружки цинка. Золото замещается цинком и осаждается в мелко издробленном черном виде.

   С цинка золото отмучивается. Крупные куски цинка опять идут в экстракторы, и мелкие сплавляются.

   Далее золото прокаливают для уничтожения цианистого калия. Потом золото опять взмучивают и проводят через фильтры, где золото осаждается. Далее осадок помещается в чан и наливают серной кислоты 20%, чтобы растворить Zn и Cu.

   Остатки хорошо промывают, уничтожают сернокислые соединения, ибо они портят тигли.

   После промывки Au высушивают в железных коробах. Золото помещают в графитовые тигли и помещают в печь до слабого оплавления, после вытаскивают и подсыпают соды и буры, ставят в печь и до тех пор пока смесь перестает вспучиваться.

   Выливают сплав в изложницы и здесь содержится только 1/5 золота.

   Раствор экстракторов не выкидывают, а вливают снова в чаны.

 

Екатеринбург. Работы старателей. Снято 14 июня.

1. Л. А. Колаковский

2. Старатель

3. А. И. Кузьмин

4. Покавкин,

5/6. Старатели

7. Иванов

8. Румянцев

9. Васильев

10. Дмитриев

 

То же что и предыдущая карточка.

 

Внутри шахты Ключевской. 14 июня.

 

   Видели также старателей на работе, видели их шахты, чтобы освежать воздух у них устроено по схеме:

 

Рис. Шахтный освежитель воздуха

 

   Часть ab устанавливают по ветру и у них в свежий воздух вдувается в шахту.

   Вернулись в гимназию в 3 часа дня страшно усталые. Отправились в гостиницу, где сытно пообедали.

 

Вид из заднего окна Екатеринбургской гимназии. Снято 14 июня.

 

   В нашу комнату вперлись уфимские гимназистки Готови к несчастию

 

15 июня. Ничего не осматривали.

   В отдельности бродили по городу. Собираемся на завт к отъезду.

 

Общий вид шахты Ключевской и горы "Высокая". 15 июня.

 

   В Екатеринбурге почти все реалисты накупили у [Липина]? горо[к]? и камней.

 

15 июня

   Выехали в 6 ч. 38 м. утра из Екатеринбурга. Купил у какой-то тетки в вагон гамак.

   В Тагил приехали в 10 ч 38 минут утра. Пока Вокзал прескверный, грязный. Пока сдали на хранение вещи, пока А. И. толковал с начальником станции насчет поезда, было уже около 12 часов.

   Вышли и от Отправились на завод Демидова. Осмотрели памятник Демидову. Потом пошли осматривать медный, т. называемый Выйский завод Демидова, где медь добывается следующим образом.

   Сорта руды следующие: вкрапленный медный колчедан в рудных железняках; медная зелень; и окисления медной руды. Во всех этих рудах меди содержится 1 1/2%-3%. Для увеличения процентного содержания меди обжигают руду или в кучах которые пересыпают в ряд, или на сковородах от этих куч валит белый газ сернистый ангидрид.

 

Общий вид железно-литейного завода Демидова в Нижнем Тагиле. Снято 15 июня.

 

   Тогда процентное содержания Cu увеличивается до 20. Далее такую обожженную руду, обжигают еще раз в маленьких доменных печах, где сгорает часть серы. Здесь руда сплавляется на шлак и штейн. Шлак более легкий спускается остается на верху печи, а штейн с 30% содержанием меди спускается на дно печи, откуда и опускается. Тут такая реакция:

 

 

   Шлаки от первого обжига выкидываются. Потом этот штейн обжигают во второй раз, и получают черную медь. В этот обжиг сгорает сера и многие другие примеси. Черная медь содержит 75% меди.

   Из этих печей 2го обжига медь выпускается в тележки, которые рабочий отводит к чану с водой и выкидывает туда. Все то место, где находятся эти печи, покрыто сернистым газом.

   Черная медь идет в Мартеновские печи на красную или чистую медь. В эту Мартеновскую печь особыми воздуходувными машинами вдувается воздух. Здесь окончательно сгорает сера и сгорает железо, ибо оно имеет большее к О сродство чем медь.

   Из Мартеновских печей медь достается ковшами.

   Воздуходувные машины устроены так:

 

Рис. Воздуходувные машины

 

   В ящике двигаются два винта, крылья у которых остаются всегда параллельными или составляют продолжение. Давление в этих машинах не велико (2 Атм), но они гонят много (по объему) воздуха.

   Осмотрев этот завод пошли на медный рудник.

   Этот путь был равен верстам 7. Шахта там глубиной 128 сажень. Руда медны Вагонеты спускаются туда 1 м 27 секунд. Паром спускаются и подымаются вагонеты.

   С медного рудника пошли на железные копи. Шахт там никаких нет, а берут бурый железняк прямо с поверхности земли. Здесь тоже работают "старатели", но они добывают тут уже не золото, а руду железную, отвозя ее на завод к Демидову.

   После этого осмотра отправились на вокзал страшно усталые и голодные. Довольно хорошо пообедали.

   Уехать предполагалось [в] 2 часа ночи, а еще остался неосмотренным железный завод Демидова.

   Немного отдохнули и Тогда только я, Л. А. и А. И. поехали осматривать этот завод.

   Пришли туда часов около 9 вечера. Было совсем темно. Пошли в сторожку, нам дали в проводники мальчика, которого должность состояла в том, чтобы разносить обеды рабочим.

   Осматривали разные корпуса, и особенно замечателен корпус где делают кровельное железо. До красна накаливают брусок железа, и потом его прокатывают между двумя валами, причем рабочие как-будто играют раскаленными кусками железа.

   Потом пошл Освещаются ночью все корпуса вольтовыми дугами, без всякого покрышки колпака.

   После этого часов около двенадцати наш проводник повел в корпус, где находятся доменные печи. А. И. спросил у проводника сколько же там находится печей, и он заявил: "Три аппарата".

   Через же Мы входим в корпус и видим, что около одной печи валит пар, спросили, что это значит, и оказалось, что это уже остывший, недавно выпущенный чугун поливают водой.

   Мы спро А. И. узнал, что в 12 часов из одной печи будут выпускать чугун. Мы подожда дождались 12 часов начался выпуск чугуна. Один из рабочих с железным шестом становится на железный, толстый лист через канаву, по которой потечет чугун.

   Рабочий раскалывает глину, которой было заложено отверстие, и чугун красно-огненным потоком, течет в особенные продолговатые формы. Как только начинает течь шлак, то ту канавку, по которой тек чугун, зарывают, и отводят шлак в сторону.

   Как то Посмотрев на выпуск чугуна, мы вышли из завода, сели на извозчика и приехали благополучно на станцию. Там по всем диванам, кто сидя, кто лежа, спали наши реалисты.

   Я выпил стакан чая, и так как лечь было негде, уснул сидя на стуле и положив голову на стол.

   Около часа меня разбудили, пришел поезд, нам кондуктор указал вагон, но мест не было. Кое-как разместились. Сначала я спал сидя, а потом ушел в другой вагон, где было свободней. В эту ночь проехали мимо горы Благодати.

 

16 июня

   Приехали в 4 часа дня в Пермь, пообедали и пошли на пристань. Мы должны были уехать на следующий день вечером, поэтому ночевали в двух каютах на пристани.

 

Станция Всесвятская (наш поезд). Снято 16 июня.

 

Паровоз, снято на той же станции.

 

   Так как в этих маленьких комнатках было мало скамеек, тащили жребий, кому спать на полу, кому на скамейке. Я вытащил крестик, и поэтому то есть мне пришлось спать на скамейке.

 

17 июня

   Бродили без определенной цели по городу. В нем довольно порядочный городской сад. Город мне очень понравился; магазины большие, роскошные. Ни трамвая, ни конки нет.

   Обедали на пароходе.

   В 7 часов отправились из Перми на пароходе "Москва" [Кашиной]?

 

Снял в Перми пароход "Григорий". 17 июня.

 

   Нам отвели две каюты, каждая по 10 человек, так, что было очень просторно. Но скоро сказались и недостатки каюты. Пошел дождь и крыша начала течь, так что на трех лавках нельзя совсем было спать.

   Позвали матроса, чтобы он помог горю, но он спокойно заметил, что это ничего, и что "само замокнет".

 

На пароходе "Москва". Типы казанских татар. Проездом по Каме.

 

   На пароходе едет много татар.

 

18 июня

   Мы хотя и пассажиры 3го класса, но нас пускают на верхнюю палубу. Обедаем наверху в общей каюте зале IIго класса. Супы готовят на пароходе прескверные.

   Берега Камы красивые, особенно красив правый высокий берег. Один ученик Коновалов познакомился Навстречу попадается много пароходов.

 

Пароход "Россия". 18 июня.

 

Колеса парохода "Россия".

 

   От Коновалова узнал одно предание, которое рассказал ему студент. Это предание о городе Оханск. Будто бы дьявол показывает Господу Иисусу Христу всю вселенную, то он прикрыл Оханск кончиком своего хвоста, чтобы Господь не видал такой мерзости.

   Татары на пристани Сарапул подрались с матросами и изобразили нечто в роде Куликовской битвы, причем Мамай был несколько побит крюками, но это нисколько его не огорчило и вечером он со своими соплеменниками танцевал лезгинку, предварительно натянувшись водки.

   В Сарапуле чистили мясной ларь и к нам в каюту натекло очень много воды.

 

19 июня

   Проснулись С нашей каютой ничего не случилось. Около Сарапуля Берега покрыты дубовыми, липовыми, кленовыми лесами.

 

Елабуга. 20 июня. Снято с Камы.

 

   В Чистополе пароход стоял 2 часа и мы гуляли по отличной липовой роще.

 

20 июня

   В 5 часов приехали в Казань. Попив чая отправились осматривать город.

   Набережная Казани очень некрасивая, но на ней много пароходных пристаней и тысячи грузчиков. От самой пристани ходит трамвай в город.

   Город отстоит от пристани на расстоянии 7 верст. Дорога вплоть до города очень неинтересна, почти у самого города находится памятник русским воинам, погибшим во время взятия Казани Иоанном Грозным.

   В городе первым долгом осматривали собор, но были в нем очень недолго. Певчие там поют плохо да и собор далеко не.

   После этого отправились на Сумбекину башню 35 саж. высоты. Мы забрались на самый верх, причем надо заметить, что подъем на нее дьявольский.

 

Сумбекина башня. Казань. 20 июня.

 

Сумбекина башня. Казань. 20 июня.

 

   После этого осматривали памятник Александру II, Лобачевскому и Державину. Затем поехали на яликах в Ботанический сад. Сад очень хороший. В нем много тропических растений.

   Потом осматривали музей. После этого вернулись на пароход и часов в 7 уехали из Казани.

 

21 июня

   Плывем все время по Волге вверх по течению к Нижнему. В Нижнем будем завтра часов около восьми утра. Берега сначала были красивые, но теперь очень неинтересны, низкие и песчаные. Встречается много пароходов, пассажирских и буксирных.

 

Проездом по Каме. Экскурсанты. Снято Коноваловым

 

С парохода "Москва". Вид на Каму недалеко от устья. Снято Коноваловым

 

22 июня

   Утром приехали в Нижний Новгород. Наняли ломовика и перевезли вещи на вокзал.

   Осматривали город. Были в соборе, видели могилу Минина.

   Были в Думе и осматривали картину Маковского "Возвращение Минина".

   Подымались на элеватор. Осматривали музей и памятник Александру II. В 7 ч. 30 минут выехали из Нижнего.

 

Памятник Александру II В Нижнем Новгороде.

 

Памятник Александру II В Нижнем Новгороде.

 

23 июня

   Утром приехали в Москву. Осматривали Третьяковскую галерею, были в Кремле и в 5 часов уехали в Тверь.

 

Все фотографии, помещенные здесь, сняты во время экскурсии 1910-го [года] на Урал.

 

 

Автор дневника - Виктор Николаевич МУРАВЬЕВ, Июнь 1910 г.

Автор электронной версии - Игорь ХОЛОДОВ, 6-го декабря 2008 года.

 

Мы в соцсетях!