Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

Конкурс «Спасибо деду за победу!»
Василий Никанорович Болтенков

   В ноябре 1939 года, через год после 5-летнего лесоповала в Архангельской области, последовавшего за раскулачиванием в 1933 году, бывший член колхоза им. Молотова Болтенков Никанор Алексеевич, его жена и дети: Василий, Лидия и Анатолий приехали в Свердловск из дер. Вышний Щигор Курской области, где Болтенковы проживали с 1769 года. Именно на Урал они приехали, потому что ранее, в 1930 году после изъятия 25-тысячниками урожая зерна, отказавшись от вступления в колхоз и бросив всё нажитое, бежал брат Никанора Алексеевича - Григорий Алексеевич Болтенков. Проживал Григорий в поселке Малый Исток.

   Рядовой 465-го стрелкового полка, сформированного в дер. Грязнуха Сухоложского района, Болтенков Григорий Алексеевич (1904 г.р.) погиб у деревни Шубин Став, что под Киевом, в январе 1944 года во время боев, которые вел их полк, находясь в окружении. Его имя высечено на памятнике погибшим воинам в М. Истоке.

   Однако я попытаюсь рассказать о своем отце, - Василии Никаноровиче Болтенкове (1922 г.р.).

   Первые 4 класса школы, до 1934-го года, он учился в родной деревне. Следующие три класса - в деревне Удерево, что в 5-ти километрах. Ежедневно в зимний мороз и в осеннее - весеннюю распутицу в лаптях, полуголодный (его отец, напомню, валил лес под Архангельском) за знаниями он проходил по 10 км. Учился только на отлично. Следующий, 8-й класс Василий посещал в селе Толстый Колодец, что в 12 км от родной деревни – Вышний Щигор. Жил у дальних родственников, приходя домой раз в неделю.

   По прибытии на новое место жительства 17-летний Василий устроился на работу учеником автослесаря на Свердловский Машинно-Дорожный завод НКВД, где и проработал с 11.1939 года по 09.1940 год, пропустив, таким образом, год учебы в школе, но научившись водить и ремонтировать автомобиль. Василий Никанорович Болтенков

Фотография 1940 года. Автослесарь

   В сентябре 1940 года поступил в 9-й класс Мало-Истокской школы, где и проучился до марта 1941 года. С марта 1941 года в биографии Василия Никаноровича и начинается то, за что «Спасибо деду за Победу»!

   В марте 1941 года Арамильский райвоенкомат предложил Василию Болтенкову начать учебу в
72-й авиаэскадрильи Гражданского Воздушного Флота, базировавшейся в городе Красноуфимске Свердловской области.

   Завершились экзамены, пройдена мандатная комиссия, и к началу лета курсанты начали полеты с инструктором на самолете У-2. К концу лета пришло время самостоятельных полётов. Учили тогда, по понятным причинам, очень быстро.

   В августе 1941 года курсанты первого выпуска 72-й авиаэскадрильи ГВФ были направлены в военные летные школы для обучения на летчиков истребительной и бомбардировочной авиации. В Гражданскую авиацию никого не направляли. Василия Болтенкова направили в Качинскую летную школу, готовившую летчиков–истребителей. Василий Никанорович Болтенков

Фотография 1941 года. Курсант 72-й авиаэскадрильи г. Красноуфимск

   Приказом № 340 от 19 августа 1941 года по Качинской Краснознаменной военной авиационной школе им. А.Ф. Мясникова Болтенков Василий Никанорович был зачислен в списки переменного состава школы учлетов, прибывших из учебных эскадрилий Гражданского Воздушного Флота для прохождения дальнейшего летного обучения – кандидатами в курсанты 3-ей эскадрильи и на все виды довольствия. Качинская школа была организована в 1910 году при активном участии Великого князя Александра Михайловича, внука Николая I и двоюродного брата Николая II.

   Изначально летная школа располагалась в долине реки Кача, что недалеко от Севастополя. С 3 по 14 июля 1941 года Качинская школа была перебазирована в г. Красный Кут Саратовской области. Василий Болтенков был одним из: 49 кандидатов в курсанты прибывших из 72-ой учебной эскадрильи ГВФ г. Красноуфимска, 60 кандидатов прибывших из 73-ей учебной эскадрильи г. Кургана среди которых был Шевцов Всеволод Васильевич и 19 кандидатов из 7-ой учебной эскадрильи г. Пенза. Василий Никанорович Болтенков

Фотография 10 марта 1942 года. г. Красный Кут

   В Качинской авиационной школе, кстати сказать, проходил обучение младший сын Сталина – Василий. Обучали курсантов на самолет И-16.

   Однако, обучение в Качинской летной школе для Василия Болтенкова и Всеволода Шевцова, как и еще 306 их коллег, закончилось довольно быстро, так и не дойдя до начала полетов на И-16. Василий Никанорович Болтенков

Фотография 20 января 1942 года. Курсанты Качинской военной авиационной школы.

   Через восемь месяцев после издания Приказа о зачислении, был издан Приказ по Качинской военной авиационной школе им. А.Ф. Мясникова № 151 от 5 мая 1942 года, гласивший: исключить из списков переменного состава школы курсантов запасного батальона и слушателей, начсостав 3-АЭ, убывших для прохождения дальнейшей службы в распоряжение командира 27-го Запасного артиллерийского полка г. Пугачев.

   Город Пугачев находится в 300 километрах от Красного Кута, в той же Саратовской области.

   Возможно, кому-то в связи с таким решением отцов-командиров припомнится диалог Лопахина со Звягинцевым из романа Шолохова: «Они сражались за Родину» или тот же диалог в блестящем исполнении А. Буркова и В. Шукшина в одноименном фильме:

   «А находишься ты не на своем месте, Петя, потому, что некоторые военные начальники по характеру вроде тебя: со сквозняком в голове. К примеру, почему меня сунули в пехоту, если я комбайнер по специальности и невыносимо люблю и уважаю всякие моторы? Вся статья мне бы в танкистах быть, а я в пехоте землю, как крот, ковыряю. Или же взять тебя: тебе бы только на барабане бить, людей музыкой веселить, а ты, изволь радоваться, бронебойщик, да еще первым номером заправляешь. А то и еще лучше истории бывают. Наша часть, в какую я сначала попал, формировалась на Волге в одном городке, там же стоял казачий кавалерийский запасный полк. И вот прибыло пополнение с Дона и из Ставропольской бывшей губернии. Казаков и ставропольцев определили к нам в пехоту: в саперы пошли казаки, в телефонисты, черт те куда только их не совали, а ремесленники из Ростова прибыли мобилизованные - их воткнули в кавалерию, штаны на них надели казачьи с красными лампасами, синие мундиры и так далее. И вот казаки топорами тюкают, мосты учатся ладить да вздыхают, на лошадей глядя, а ростовские - все они мастеровые люди до войны были: то столяры, то маляры, то разные и подобные тому переплетчики - возле лошадей вертятся, боятся к ним приступать, потому что лошадей в мирное время они, может, только во сне и видели. А лошадей в полк прислали с Сальских калмыцких степей - трехлеток, неуков, совсем, то есть, необъезженных. Понимаешь, что там было? И смех и слезы! Бедные столяры-маляры начнут седлать иную необъезженную лошадь, соберутся вокруг нее несколько человек, а она, проклятая, визжит, бьет передом и задом, кусается, а то упадет наземь и катается по ней, как некоторые непутевые женщины, которые в обмороки падают... Это что, порядок? Один раз я возле железнодорожного склада на посту стоял и видел, как маршевый эскадрон на фронт отправляли. Командир эскадрона командует седловку, а из полтораста бойцов человек сорок вот таких ростовских маляров да столяров по-настоящему седла накинуть лошади на спину не умеют, ей-богу, не брешу! Эскадронный схватился за голову руками и ругается так, что муха не пролетит, а чем эти столяры-маляры виноватые? Вот, братец ты мой, какие дела бывают! А все это потому, что иногда командиры такие попадаются, вроде тебя, с ветродуем в голове».

   Однако уверяю Вас, это был не тот случай.

   Решение о расформировании ранее созданных учебных авиаэскадрилий было исключительно вынужденным и объяснялось, не столько тем, что не хватало самолетов для готовившихся летчиков, сколько крайне возросшей потребностью в артиллеристах. Важнейшей причиной срочного превращения полу-летчиков в артиллеристы, и артиллеристы именно противотанковые, стало вот что: до начала войны не предполагалось, что противник будет использовать тактику танковых прорывов обороны с углублением за линию обороны на многие десятки, а то и сотни километров. Танковые прорывы обороны Красной Армии с последующим вводом в прорыв прочих войск Германии, фиксирующих и расширяющих прорыв оборонительной линии и обеспечивающих окружение оборонявшихся частей Красной Армии, оказывавшихся в тылу, – новая, но примененная войсками Германии с первых дней войны стратегия ведения наступательных боев.

   В первый год войны в пехотных полках Красной Армии были одна-две батареи орудий (по 3-4 орудия в батарее), применявшихся, в основном, для борьбы с огневыми точками противника и для нанесения ударов по наступающей пехоте, что вполне соответствовало практике ведения боев в Первую Мировую войну. Разумеется, они не могли удержать танковый кулак немцев в 50-60 танков на километр линии прорыва обороны. Не ожидали, но тактика противника оказалась именно таковой.

   За то, что не ожидали, и заплатили страшную цену потерь первого года войны. Командованию Красной Армии было необходимо срочно реформировать структуру артиллерийских частей с целью противодействия танковым прорывам противника, а также начать массированно выпускать соответствующие орудия. Реформирование произошло весной 1942 года.

   В апреле 1942 года в качестве типовой формы организации противотанковой артиллерии Красной Армии был выбран противотанковый артиллерийский полк 5-батарейного состава. В каждой батарее по четыре противотанковых 76,2-мм пушки ЗИС-3.1 июля 1942 года приказом Народного Комиссара Обороны СССР N 0528 все противотанковые артиллерийские полки были переименованы в истребительно-противотанковые артиллерийские полки. Этот приказ за подписью И. В. Сталина предусматривал ряд мер по закреплению за частями и подразделениями истребительно-противотанковой артиллерии начальствующего и рядового состава, имевшего боевой опыт борьбы с танками. Устанавливался полуторный оклад денежного содержания для начальствующего состава и двойной - для младшего начальствующего и рядового состава. Весь начальствующий состав до командира дивизиона включительно брался на особый учет и должен был использоваться только в частях истребительно-противотанковой артиллерии. Весь личный состав частей истребительно-противотанковой артиллерии после излечения в госпиталях должен был возвращаться только в свои части. Устанавливались денежные премии за подбитые танки противника.

   Трансформация полу-летчиков в артиллеристы происходила с марта года по май 1942 года. Обучение проходило на базе гаубиц образца 1905 года. Сформированный в г. Пугачеве 1176-й истребительно-противотанковый полк Резерва Главного Командования был доукомплектован в подмосковном г. Коломне, там же получил противотанковые орудия типа ЗИС-3. Не дожидаясь поступления тягачей, полк выдвинулся под Воронеж. Этот полк, как следует из Исторического формуляра полка, не просто полк Резерва Главного Командования. Это полк подвижного Резерва ГК. Стало быть, это не тот Резерв ГК, что находится, если и не в тылу, то и не на передовой линии противоборствующих армий, оттачивая теорию стрельбы и матерея в политподготовке. Это постоянно маневрирующий полк Резерва ГК в Действующей Армии, имеющий местоположение в зависимости от того, где военные начальники Армии, входящей в тот или иной Фронт, ожидают появление танкового прорыва. Если же танковый прорыв начинается, то в основном на этих противотанковых артиллеристов и была надежда в удержании противотанковой обороны и, как следствие, в недопущении прорыва обороны Красной Армии. Позже, когда Красная Армия от обороны перешла к наступлению, тактика применения противотанковых полков была изменена.

   Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами.

   Усовершенствования системы противотанковой обороны Красной армии предусматривали также изменения в расположении орудий во время боя.

   Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий.

   С 12 июля 1942 года исчисляется стаж Василия Болтенкова как участника боевых действий.

   В Приказе о награждении №099/Н по 6 Действующей Армии Воронежского фронта от 4 ноября 1942 года сказано:

   «31 июля 1942 года т. Болтенков, будучи тогда командиром отделения тяги, в момент боя вывел из-под огня 5 боевых автомашин, чем сберег автотранспорт от верной потери». Надо полагать, что в этом бою пригодились навыки вождения автотранспорта, полученные Василием в период его довоенного обучения на автослесаря. В упомянутом выше Приказе о награждении, в том числе и командира орудия старшего сержанта Болтенкова В.Н медалью «За Отвагу» записано:

   «...проявил мужество и отвагу по разгрому немецко-фашистских захватчиков. 16 сентября 1942 г. 1-я батарея, поддерживая 636 Стрелковый Полк своим огнем, подавила огневые точки противника, которые мешали продвижению вперед подразделениям 636 СП. Старший сержант Болтенков В.Н. первым открыл меткий огонь по фашистам, в результате его орудие уничтожило 200 солдат и офицеров, 6 повозок с грузом, 12 лошадей и одну крупнокалиберную минометную батарею. За проявленное мужество, решительность и смелость достоин правительственной награды».

   Медаль «За Отвагу» была учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17.10.1938 года. В Положении о медали записано: медаль „За Отвагу“ учреждена для награждения за личное мужество и отвагу, проявленные при защите социалистического Отечества и исполнении воинского долга. Медаль «За Отвагу» — высшая медаль СССР.

   Медаль «За Отвагу» с момента своего появления стала особо ценимой среди фронтовиков, поскольку ею награждали исключительно за личную храбрость, проявленную в бою. Это главное отличие медали «За Отвагу» от некоторых других медалей, которые нередко вручались «за участие». Было тогда Василию Болтенкову 20 лет. И был он на фронте далеко не самый младший.

   Примечательно, что только медаль «За Отвагу» и медаль «Ушакова», учрежденная в 1944 году для моряков, практически без изменений были внесены в наградную систему России после распада СССР.

   Отметим, что тем же Приказом медалью «За Боевые Заслуги» награжден и сержант Шевцов Всеволод Васильевич – наводчик орудия 1176 Истребительно Противотанкового Артиллерийского полка. Пока он известен нам только потому, что он одновременно с Василием Болтенковым был зачислен в Качинскую летную школу и одновременно с ним отчислен с направлением на переподготовку в г. Пугачев.

   Медаль «За Боевые заслуги» была учреждена Указом Президиума ВС СССР от 17.10.1938 вручалась лицам, отличившимся в составе воинских подразделений за:

   - умелые, инициативные и смелые действия в бою, способствовавшие успешному выполнению боевых задач воинской частью, подразделением;

   - образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками.

   Разумеется, я воздержался бы от нижеизложенного цитирования записей в Историческом формуляре полка, если бы не печально известные всем нам наименования населенных пунктов Донбасса:

   «С 13 ноября 1942 года 1176 ИПТАП (истребительно-противотанковый артиллерийский полк) в составе 6 Армии выбыл из состава Воронежского фронта и вошел в состав Юго-Западного фронта. Боевые действия в среднем течении р. Дон начались с преодоления укреплений итало-немецких войск. В январе 1943 года 1176 ИПТАП был включен в состав 3-го танкового корпуса, перед которым была поставлена задача войти в прорыв и выйти на рубежи в направлении Донбасса. По распоряжению командующего артиллерией Юго-Западного фронта от 19.02.1943г была создана отдельная боевая группа из подразделений 51 и 103 танковых бригад и двух батарей 1176 ИПТАП РГК, которой была поставлена задача совершить марш: Краматорск, Сергеевка, Варваровка, Н-Александровка и выйти в Доброполье».

   (Отметим, что с переходом от обороны к наступлению изменились и задачи, которые ставились перед ИПТАП. Во многом тактика ведения наступательных боев Красной Армии была аналогична тактике немецких войск в первые годы войны).

   «Наступление велось в тяжелейших условиях из-за глубокого от 0,5 до 1.0 метра снегу. Тягачи «Виллис» и «Студебеккер» увязали в снегу и продвигались, подталкиваемые личным составом полка. Ожесточенные бои в районе Краматорска, Славянска, Константиновки, Дружковки привели к значительным потерям. В бою 10 февраля 1943года в районе Краматорска с наступающими со стороны Славянска частями немецких войск, стрельба по танкам противника велась прямой наводкой с расстояния не более 500 метров. Полк потерял 5 орудий (четвертую часть) и значительное количество военнослужащих. Весь период обороны Краматорска характерен жесточайшими бомбардировками авиацией врага».

   В средине февраля командир полка 1176 ИПТАП издает Приказ № 7 об исключении из состава полка 22 убитых и 30 раненых, а также о назначении командирами огневых взводов, командиров батарей, командиров взводов управления полка. Командиром огневого взвода 1-ой батареи назначается старший сержант Болтенков В.Н... Приказом войскам Юго-Западного фронта № 0171 от 20 февраля 1943 года о присвоении очередных воинских званий командиру огневого взвода 1176 ИПТАП Болтенкову Василию Никаноровичу присвоено звание младший лейтенант. Поясню: батарея, - это 4 орудия. У каждого орудия, разумеется, есть свой расчет: командир орудия, наводчик, заряжающий, подносчик снарядов. Огневой взвод, - это военнослужащие составляющие расчеты 4–х орудий входящих в батарею: 16 человек + командир огневого взвода = 17 человек.

   «В августе 1943 года 1176 ИПТАП полк РГК Приказом Народного Комиссара обороны № 261 переименован в 266 Гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский полк за непрерывные бои с немецкими захватчиками, проявленные образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности, нанесенные противнику большие потери, уничтожение живой силы и техники противника. «10 августа 1943 года, 266 Гв. ИПТАП в составе 6 армии был переброшен на правобережный плацдарм Северного Донца в районе села Долгонькая. 16 августа начались ожесточенные бои с участием большого количества пехотных, бронетанковых и авиационных сил с обеих сторон».

   В Историческом формуляре полка записано: «В 9-00 16.08 1943 г. После залпа «Катюш» наши части начали артподготовку. В назначенное время 6 батарей полка, поддерживая 78 Гв. СП, открыли огонь по точно разведанным целям. (Шестые батареи появились в особо отличившихся ИПТАП по специальному приказу. Изначально, напомню, ИПТАП формировались из 5 батарей по 4 орудия в батарее. Таким образом, в полку стало 24 орудия). Противник, стремясь вернуть утерянные рубежи, вводил все новые резервы. Особенно упорные бои развернулись за с. Долгонькая. В течение 10 дней, с 16 по 25 августа шли ожесточенные бои с переменным успехом. Село Долгонькое превратилось в арену боев неоднократно переходящих в рукопашную схватку и переходило из рук в руки до десятка раз.

   Артиллерия прямой наводкой сражалась в боевых порядках пехоты, обеспечивая ее продвижение. Личный состав 266 Гв. ИПТАП проявил в эти дни исключительную самоотверженность и стойкость. Находясь в боевых порядках пехоты, орудийные расчеты, несмотря на ураганный огонь артиллерии противника, бомбежку одновременно 50-60 самолетов врага, стойко дрался у своих орудий до последнего человека. В ночь с 7 на 8 сентября 1943 года обескровленный и обессиленный непрерывными боями, противник под давлением наших частей начал отходить в западном направлении, оставляя за собой «зону пустыни», грабя села и угоняя за Днепр все население».

   В Приказе частям 47 Гв. Стрелковой дивизии от 05 октября 1943 года №0 39/н указано: «От имени Президиума Верховного совета ССР за образцовое исполнение боевых задач командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество – награждаю: Орденом «Красной звезды» командира огневого взвода 266 Гв. Истребительно-противотанкового артиллерийского полка 6-й армии младшего лейтенанта Болтенкова В.Н.

   В наградном листе указано: «Участвуя бессменно в боях на фронтах Отечественной войны с июля 1942 года Гв. Младший лейтенант Болтенков В.Н. проявил себя хладнокровным и инициативным командиром. На личном счету Болтенкова числится 4 подбитых танка, 8 автомашин, 1 самоходная пушка, более 10 солдат и офицеров противника. В боях на Изюмском плацдарме с 16 по 23 августа 1943года т. Болтенков В.Н., стреляя своим взводом прямой наводкой, оказал большую помощь пехотным подразделениям 47 Гв. СД по взлому обороны противника в районе Долгонькое-Пасека-Сухая Каменка. Только благодаря меткому уничтожающему огню расчетов под командованием Болтенкова В.Н. в районе Долгонькое 20.08.1943 г. уничтожено до 10 огневых точек, 50 солдат, подбита самоходная пушка, 2 автомашины, благодаря чему наступление пехоты на данном участке проведено было успешно. В дальнейших боях по преследованию отходящего противника, т. Болтенков В.Н. неоднократно по первому требованию командира 142 СП открывал огонь по скоплению пехоты и танков противника и своим метким артиллерийским огнем уничтожил 2 миномета, 3 противотанковых орудия, 20 солдат и офицеров, подавил огонь 2-х артиллерийских батарей».

   Напомню, награждение орденом «Красной звезды» производилось:

   - За личное мужество и отвагу в боях, отличную организацию и умелое руководство боевыми действиями, способствовавшими успеху наших войск;

   - За успешные боевые действия воинских частей и соединений, в результате которых противнику был нанесен значительный урон;

   - За мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского или служебного долга, в условиях, сопряженных с риском для жизни;

   Скажем также, что Орден «Красной звезды», - единственный орден, перешедший из наградной системы СССР в наградную систему РФ.

   Когда в кино про войну Вы увидите, как военный патруль внимательно проверяет документы у военнослужащего, пытаясь по одним им понятным признакам удостовериться в их подлинности, то знайте, разглядывают они именно такое удостоверение:

   «В сентябре 1943 года 266 ИПТАП продвигаясь с боями, достиг берегов Днепра в районе Сухая Калина. Предстояла задача по форсированию р. Днепр и преодолению «неприступного днепровского вала», сформированного противником на правом, высоком берегу Днепра. Постоянное преследование отступающего противника приводило к тому, что противник в некоторых случаях был вынужден бросать исправную технику и боеприпасы. В сентябре 1943 года в составе полка по Приказанию Командующего артиллерией 6-й армии начал формироваться противотанковый дивизион на трофейных пушках. Было сформировано: 2 батареи 3-х орудийного состава из 88 мм пушек и 1-а батарея 75 мм пушек 4-х орудийного состава. Огневую поддержку 25 Гв. СД, в ночь с 25 на 26 сентября переправившейся на правый берег Днепра, 266-йГв. ИПТАП начал уже 34 орудиями, 10 из которых были трофейными. К 1 октября 1943 года полк был переброшен на правый берег Днепра и вел бои по удержанию заднепровского тет-де-пона, представлявшего собой участок земли площадью 8 кв. км. Этот участок земли, за который велись ожесточенные бои, впоследствии получил название «Малой земли». Позиции Советских войск были хорошо пристреляны противником, который вел непрерывный обстрел. Для сохранения техники и собственных жизней орудийные расчеты были вынуждены закатывать орудия в выкопанные ими ямы, снаряды хранить в погребках, самим прятаться в 2-х метровых щелях с метровыми подкопами в сторону, что позволяло уменьшить потери в людях и технике».

   За давностью лет в нашей семье стала полу-легендой информация о том, что от рядом разорвавшегося снаряда мой отец был засыпан толстым слоем земли, из-под которого, находясь в сознании, он не мог выбраться самостоятельно, и что его откопал товарищ, после войны проживавший в Курганской области.

   В сохранившейся записной книжке Василия Болтенкова за 1945 год, в основном содержащей тексты песен (а в те времена люди пели много, охотно и умело) в самом конце ее, на обрывке листа, сохранилась запись адреса и фамилия: Курганская область, Мостовской р-он, с. Мостовое, Шевцову В.В.

   Внимательно просмотрев упомянутые мной ранее документы по Качинской летной школе и Исторический формуляр 266 Гвардейского Истребительно-Противотанкового полка, где неоднократно упоминается фамилия Шевцова В.В., я лихорадочно взялся искать. Кого искать? Кого-то из Шевцовых: самого ли Шевцова В.В или его потомков.

   Для меня очевидно, что фактом продолжившейся жизни моего отца, возникновению моей жизни, жизни моего брата, жизни наших с ним детей и его внуков мы обязаны этому человеку. Откопав тогда 21-летнего Василия Болтенкова, он спас его от мучительной смерти и, по сути, подарил жизнь всем нам.

   Бог мне помог, - через полтора часа я разговаривал по телефону с сыном Всеволода Васильевича -Владимиром Всеволодовичем Шевцовым, проживающим в г. Кургане. Через день он прислал мне фотографию моего отца в форме офицера Войска Польского. О существовании такой фотографии мы не знали. Владимир Шевцов, в свою очередь, понятия не имел о том, кто изображен на фотографии. Не знал он и о том, какую роль сыграл его отец в жизни нашей семьи.

   На обороте фотографии написано: «Воле от Васи: Вспомни, друг, момент под Каменной балкой, когда были втроем в одной могиле!!! (Воля – домашнее имя Всеволода.) Ниже, другими чернилами и другим почерком: «153 снаряда по батарее». Эта надпись сделана рукой Всеволода Васильевича Шевцова и может означать только то, как нам представляется, что во время обстрела их батареи, возможно, ответного обстрела, немцы не пожалели для них 153 снаряда. Видимо, как бы сейчас сказали, - «достали» они немцев.

   Всеволод Васильевич, по свидетельству его сына Владимира, и мой отец - Василий Никанорович, крайне неохотно говорили о войне. Ответы на задаваемые вопросы всегда были краткими, не предполагавшими развития беседы. Даже за семейным столом в День празднования Победы разговор о войне быстро угасал, не поддерживаемый главным героем застолья. Разумеется, не я первый отмечаю эту черту характерную для реально воевавших ветеранов ВОВ. Как-то я спросил отца-артиллериста: «Скажи, а случалось ли тебе лично убивать противника, не выстрелом из орудия, а из личного оружия: винтовки, пистолета, автомата»? «Да, случалось и неоднократно», - ответил отец помолчав. «И что ты почувствовал»? - спросил я. После продолжительной паузы, не глядя на меня, он сказал: «Когда немцы отступили, я пошел на бывшую нейтральную полосу посмотреть на убитого. Страшно. Стошнило. Три дня не мог есть». «Но ведь он враг, если бы не ты, то он тебя»,- наседал я, надеясь на продолжение, было начавшегося диалога. «Да, это так, но он такой же, как и я, - человек» - в полголоса ответил отец, повернулся и ушел, положив конец, таким образом, и этой моей попытке что-то узнать и попытаться понять.

   «А что вспоминать»,- ответил отец на очередную, в другое время предпринятую, мою попытку завязать разговор на тему войны. «Грязь, вши, трупы, в том числе и вчерашних товарищей, мысли о том, что и ты мог быть на их месте и можешь сегодня или завтра оказаться на их месте, неделями без теплого ночлега, бесконечное копание земли, ладно, если лето, но летом, если не наступление или отступление, - приторно-сладкая вонь от разлагающихся трупов, как наших, так и их, а зимой... Сначала роешь погреб для боеприпасов и закат для укрытия орудия, потом - щели для себя около орудия, а уже потом, если силы останутся, - блиндажик, чтобы согреться и вздремнуть. Хорошо, если на фронте затишье, а если активные действия, то только отроешь все это, назавтра смена позиций и - всё сначала. Мы – то еще ладно, у нас тягачи, мы могли с собой что-то прихватить из того, что сгодится в полевой жизни, да и передвигались не пешком, а пехота, что месяцами не вылезала из окопов... Им-то каково»?

   Упомяну о том, о чем и без меня все знают: напряжение нервов было таково, что в этих условиях люди практически не болели простудными заболеваниями. Слышал, что и хронические заболевания отступали на время. Но сколько же фронтовиков умерло в первые годы после войны, когда напряжение нервных сил отступило...

   Каждый ли, не кривя душой, имел моральное право сказать самому себе, что он достойно смог переступить через страх смерти или плена, что голодным честно поделился последним куском с товарищем, сохранив самоуважение, что ни разу не струсил, не спрятался за спины товарищей? А с этим надо было жить в послевоенные годы. Публично вспоминать о войне, означало для большинства совестливых людей, в том числе, и моральную потребность спрашивать с самого себя. Не претендуя на истину, выскажу лишь собственное наблюдение: я никогда не видел, чтобы у собравшихся по случаю, например, кого-то торжества с участием ветеранов ВОВ сложился обстоятельный разговор о войне. Тема, если и поднималась, то не самими участниками. А без их поддержки разговор на тему войны быстро сходил на нет. Даже во время застолья. Еще раз повторю: не утверждаю, что я прав.

   Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 июня 1943 года были установлены новые правила ношения орденов и медалей. К существовавшим до ВОВ двум военным медалям «За Отвагу» и «За Боевые заслуги» (с прямоугольными колодками) и двум военным орденам: «Красного Знамени» и «Красной Звезды» уже в 1942 году в развитие наградной системы были добавлены «Орден Суворова» трех степеней, «Орден Отечественной Войны» двух степеней, «Орден Александра Невского», «Орден Кутузова» сначала двух, а несколько позже трех степеней. Позже появились медали «Партизану Отечественной Войны» двух степеней, медали за Оборону: Ленинграда, Москвы, Одессы, Севастополя, Сталинграда, Киева, Кавказа, Заполярья. А также медали «За взятие» Будапешта, Кенигсберга, Вены, Берлина, и медали «За Освобождение» Белграда, Варшавы, Праги. Указом Президиума ВС ко всем медалям вводились пятиконечные колодки, а ордена разделялись две группы: на те, что имели пятиконечную колодку: военные ордена «Красного Знамени» и «Славы» и на те, что не имели ее. Все медали носились на левой стороне груди награжденного, равно, как и ордена с пятиконечной колодкой.

   На правой стороне груди носились ордена без колодок (на винту) и Знаки: «Гвардия» и «Отличный ...» артиллерист, повар, танкист, связист, разведчик, шофер... Тогда же у каждой награды появились собственные муаровые ленты, а для повседневного ношения были введены наградные колодки с лентами, по которым можно было определить награду.

   Орден «Отечественной войны» на прямоугольной колодке после означенного выше Указа не имел колодки, а вот орден «Красного Знамени», наоборот, обрел колодку. Но, если военнослужащий был награжден орденом «Красного Знамени» без колодки, он все равно должен был носить его с левой стороны, а награжденный орденом «Отечественной войны» с прямоугольной колодкой, должен был носить его с правой стороны. Что мы и видим на фото Шевцова В.В. Шевцова В.В.

   Эта фотография Всеволода Васильевича Шевцова была сделана в 1945 году. На ней он - курсант Горьковского танкового училища. Бывший наводчик и командир орудия, награжденный: медалью «За отвагу», медалью «За боевые заслуги», Орденом «Отечественной войны», в ноябре 1944 года был направлен учиться на танкиста (?!) В офицерском звании прослужил до 1947 года, после чего, с учетом его пожелания, был демобилизован. Вернулся к мирной жизни и труду в г. Кургане. Работал часовым мастером. Имел троих детей: двух дочерей и сына.

   Не удивительна ли эта метаморфоза? Что общего у энергичного наводчика орудия, решительного и, судя по наградам, бесстрашного командира орудия, а позже и командира танка Т-34, с уравновешенным, сосредоточенным и точным в движениях часовым мастером? Но, думаю, что метаморфоза состоит как раз в обратном: обстоятельства заставили Всеволода Васильевича, как и подавляющее большинство участников ВОВ, временно обрести качества, совершенно им не свойственные в нормальной, мирной жизни. Мой отец после войны работал нормировщиком, начальником цеха, инженером планового отдела и порядка 25-ти лет - начальником планового отдела завода железо-бетонных изделий. За всю нашу с ним совместную жизнь я ни разу не видел его раздражённым. Всегда сосредоточен, спокоен, логичен, уважителен к окружающим. Став взрослым, я не мог не отметить его уступчивость, сдержанность в оценках и взвешенность в слова. Неконфликтность его, меня просто поражала. Эти его качества до сих пор являются для меня недосягаемым идеалом.

   В ноябре 1943 года 266 ИПТАП принял активное участие в окружении Никопольской группировки противника. За отличное выполнение задания по разгрому Никопольской группировки врага в феврале 1944 года, полку присвоено наименование «Нижнеднепровский». Вторая половина февраля 1944 года прошла в постоянном маневрировании на участках обороны 8 Гв. Армии на которых полк использовался в качестве резерва Командующего артиллерией Армии для создания узлов противотанковой обороны. 21 марта 1944 года 266 ИПТАП и командир его 1-го огневого взвода Гвардии младший лейтенант Болтенков В.Н., награжденный в его составе медалью «За отвагу» и орденом «Красной звезды», вышли на восточный берег Южного Буга.

   Впереди полк ожидали форсирование Вислы и Одера, бои в Польше и Германии, но уже без участия Болтенкова В.Н. 28 марта 1944 года направленного на учебу в 32 учебный полк резерва офицерского состава в г. Кировабад, что в Азербайджане.

   С апреля 1944 года Василий Никанорович не участвует в боевых действиях, являясь слушателем 32-го учебного полка резерва офицерского состава. Учебный полк просуществовал недолго: с 12.06.1943 года по 04.11.1944 года. Василий Никанорович Болтенков

Фотографии снята в 1944 году в г. Тихорецке,
когда Василий Болтенков ехал с фронта в г. Кировабад

   Зачем же формировался учебный полк офицерского состава, почему боевого командира огневого взвода в марте 1944 года отправляют на 6-месячную учебу на командира же огневого взвода, как указано в военном билете Василия Никаноровича в графе «военное образование»? Приказ об использовании артиллеристов истребительно-противотанковых полков только в этих полках никто не отменял!

   Ответ на этот вопрос кроется в решениях, принятых на Тегеранской конференции глав государств: СССР, США, Англии. Первая встреча руководителей трех ведущих держав антигитлеровской коалиции: СССР (И.В. Сталин), США (Ф. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль) прошла с 28 ноября по 1 декабря 1943 г. - в Тегеране. Условия заключенных соглашений во многом обуславливались крупными военными успехами СССР летом-осенью 1943 г.

   Союзники договорились о совместных действиях в войне против Германии и об открытии в Сев. Франции второго фронта не позднее мая 1944 г. По вопросу о послевоенном территориальном устройстве Европы союзники приняли решения: передать СССР часть Вост. Пруссии (ныне — Калининградская область РФ); признать вхождение прибалтийских государств в состав СССР; восстановить независимость Польши в границах 1918 г.; провозгласить независимость Австрии и Венгрии.

   Вопрос о будущем устройстве Германии был отложен.

   СССР обещал объявить войну Японии не позднее трех месяцев после окончания военных действий в Европе.

   В специально принятой Декларации выражалась уверенность в будущем послевоенном сотрудничестве трех держав и подчеркивалась необходимость создания Организации Объединенных Наций для обеспечения мира и безопасности народов.

   К весне 1944 года грядущая победа СССР в войне стала очевидной. Политическое руководство страны было озабочено послевоенным устройством Мира и, прежде всего, территориальным и политическим устройством Европы. Для формирования кадрового офицерского состава Армии, в том числе и будущей социалистической Польши, и создавался 32-й учебный полк офицерского состава. Из копии итогового листа учебного журнала мы узнаем, что учился Болтенков В.Н. в составе 171-го учебного взвода, состоявшего из 25 слушателей.

   Изучались 12 предметов, среди них: тактика, артиллерия, топография, материальная часть, огневая подготовка, связь и еще несколько предметов, сокращенное название которых нам не вполне ясно. По итогам обучения Болтенков В.Н. был единственным из 25 слушателей, имевшим средний итоговый балл = 5,0.

   Требования преподавательского состава к знаниям слушателей, надо полагать, были суровыми, если по некоторым предметам отдельные слушатели, они же боевые офицеры, имели не только отметку 3 балла, но и 2 балла. Приказом Командующего артиллерией КА № 0726 от 20 августа 1944 года слушателям, успешно окончившим курсы 32-го учебного офицерского артиллерийского полка, было присвоено очередное звание. Этим же приказом из 647 офицеров, 114 офицеров, особо успешно окончивших курсы 32 учебного полка, были направлены для продолжения службы... в Войско Польское. В том числе и теперь уже лейтенант Болтенков В.Н. Среди офицеров – выпускников, направленных в Войско Польское этим же Приказом значится и лейтенант Зайковский Иван Константинович 1917 г.р, проживавший в городе Юрьев – Польский Ивановской области. В Красной Армии - с 1940 года. Награжден орденом «Красной Звезды». Примечательно, что, будучи в 1941 году зенитчиком, награду он получил за результативные и смелые действия 23 июня 1941 года. На второй день войны! Василий Никанорович Болтенков

   С этим человеком, судя по надписи на фотографии, Василия Никаноровича связывало многое.

   Фото было адресовано Василием Болтенковым своим родителям, на обороте ее написано: «любимой мамаше, сестрице Лидочке и дорогому братишке Толе от сына и брата Василия.

   «С этим, который стоит со мной рядом мы прятались в одной щели от немецкого снаряда, спали в обнимку на нарах в блиндаже и теперь, когда судьба нас сохранила, мы тоже вместе! И, если судьба нас разлучит, то забыть друг друга, - мы не забудем никогда!!!» Василий Никанорович Болтенков

   Далее следует, как Вы видите, дата - 25.06.45 года и густо зачеркнутое наименование места нахождения фотографировавшихся. Это следы военной цензуры, в чьих руках побывало письмо и фотография. Самым знаменитым, на мой взгляд, военным цензором был лишившийся по ранению правого глаза Виктор Астафьев, впоследствии знаменитый и ныне изучаемый в школе писатель. А написано на интересующей нас фотографии было“г. Кронтошин”, он же был указан на другой фотографии Василия Болтенкова в форме Войска Польского. Но там цензоры малость сплоховали, недоглядели, так сказать...

   На втором экземпляре такой же фотографии написано: «г. Кронтошин (Польша). Один из моих лучших товарищей. Взглянешь на него и вспомнишь тяжелые дни под Штеттином, бои под Бреслау! Судьба разлучит, но воспоминания останутся навсегда!!!»

   Служба Василия Болтенкова в Войске Польском началась в августе 1944 года в составе 45-го легко-артиллерийского полка. В должности командира взвода управления и продолжалась до февраля 1945 года. Весь остаток войны. Не командира огневого взвода, кем он был ранее, а именно командира взвода управления. Чем занимается взвод управления? Разумеется, тем, что управляет, т.е. направляет стрельбу орудий.

   К сожалению, по событиям на Донбассе нам всем известно, что такое управление огнем артиллерии, равно, как и о многократном возрастании эффективности артиллерийской стрельбы при наличии правильного управления оной. Зачем украинским военным был так необходим аэропорт Донецка? В том числе и затем, что с его высотных зданий, стоявших посреди ровной и бесконечной степи, корректировщики стрельбы могли эффективно управлять стрельбой орудий. Понятно, что 122мм гаубицы типа Д-30, используемые на Украине, и легко узнаваемые, потому что их транспортируют, прицепив к тягачу за ствол, равно, как и разработанные позже 155мм гаубицы, не могут эффективно вести стрельбу без корректировки стрельбы, имея дальность стрельбы в 15 км. Екатеринбуржцы, угадайте с одного раза, где разработали эти гаубицы?

   Ко времени, когда Василий Болтенков был командиром взвода управления, относится второй счастливый для него случай в его военной деятельности. Взобрался он на дерево, где был оборудован настил для наблюдателя, чтобы проконтролировать точность нанесения на карту координат целей, подлежащих уничтожению. Просидел там с биноклем с полчаса и слез. Его место тут же заняли два наблюдателя. Вероятно, противник заметил движение и прямой наводкой ... Сложное он тогда испытал чувство. Радости тому, что остался жив, точно не было. Даже как-то стыдно, что-ли... Погибли его товарищи. Одним из недостатков, кстати сказать, 76мм пушки (не гаубицы, которая стреляет по навесной траектории, и стреляющему практически не видно, куда попал снаряд, а именно пушки, стреляющей по настилающий /параллельно земной поверхности/ траектории) считалось то, при взрыве снаряд не создавал значительного облака дыма, что создавало сложности в корректировке огня.

   Из характеристики написанной начальником штаба полка за подписью командира полка пана – майора Ранецки: “в боях с фашистами тов. Болтенков показал себя смелым и бесстрашным воином, опытным разведчиком. Нередки были случаи, когда находясь на переднем крае нашей обороны, он плечом к плечу с пехотой отбивал многочисленные контратаки противника.

   Награжден серебряной медалью «Заслуженным на поле Славы» и орденом «Крест Грюнвальда 3-й степени».

   Орден «Крест Грюнвальда» — польский военный орден, учреждённый в ноябре 1943 года. Награждение орденом производилось за доблесть в борьбе с оккупантами, за свободу и независимость Польши, заслуги в организации вооружённых сил, успешном проведении боевых операций, как польских, так и иностранных граждан.

   Орденом I степени награждали за успешно проведенную армейскую операцию, в результате которой достигнуто поражение врага, а также за особые заслуги в деле организации движения Сопротивления

   Орденом II степени — за выдающиеся отличия при командовании войсковыми формированиями и за выдающиеся заслуги в подпольной работе

   Орденом III степени — за личное мужество на поле боя и за работу в подполье Орденом также награждались воинские соединения, города и воеводства. Отменён в 1992 году.

   Медалью «Заслуженным на поле Славы», согласно Положению о медали от 22 декабря 1944 года награждение производилось:

   Золотой медалью: за выдающиеся заслуги, мужество и героизм, проявленные непосредственно на поле боя, с риском для жизни;

   Серебряной медалью: за образцовое выполнение боевого задания командования, способствующего успешному проведению боевой операции;

   Бронзовой медалью: за смелые инициативные действия в бою, в результате которых достигнут успех и нанесен урон врагу.

   А вот этот документ является разрешением на право ношения личного оружия: Пистолет системы «Т.Т.» № 874 Василий Никанорович Болтенков

   Приказом Главнокомандующего Войска Польского в ноябре 1945 года Василию Болтенкову присвоено звание Старшего лейтенанта.

   Война была победоносно закончена, как и воинская служба для большинства участников ВОВ. Василий Никанорович же по окончании службы в Польском Войске был направлен в 43 учебный полк офицерского состава артиллерии, что дислоцировался в г. Озеры Московской области. Параграф 2 приказа № 403 от 18 декабря 1945 года по 43-му учебному полку гласит: «Зачислить в списки переменного состава и на все виды довольствия офицерский состав, прибывший в полк для прохождения дальнейшей службы из отдела кадров Польской Армии: Гв. Ст. лейтенант Болтенков...» и еще 3 офицера.

   После окончания войны отношение к службе у офицеров - фронтовиков – победителей несколько изменилось и, вероятно, вполне соответствовало тому, как оно было охарактеризовано в Приказе №406 от 19 декабря 1945 года: «Вследствие расхлябанности, недисциплинированности, отсутствия чувства ответственности отдельные офицеры допускают длительные опоздания и несвоевременно являются к месту своего назначения». Однако, победное окончание войны, по мнению командира учебного полка, не являлось основанием для снисходительного отношения к нарушителям воинской дисциплины. Из того же приказа: «Эти опоздания в большинстве случаев являются без уважительных причин и оцениваются по их срокам опоздания не только самовольными отлучками, а дезертирствами. О случаях опоздания офицеров как о факте распущенности и недисциплинированности будет сообщено Командующему Артиллерии Красной Армии для принятия решительных мер в Красной Армии». И далее: «Прибывших с отдела кадров УК АРТ. Горьковского Военного округа, предать суду Военного Трибунала, как опоздавших (дезертиров) на 29 суток. Прибывшего из Войска Польского (ФИО) опоздавшего на 20 суток предать суду Военного Трибунала. Вследствие массового опоздания нижепоименованный офицерский состав, опоздавший на различный срок, предупреждаю и арестовываю на 8 суток с удержанием 50% зарплаты за каждые сутки ареста». Из 14-ти офицеров Гвардии старший лейтенант Болтенков В.Н. числится 8-м в списке арестованных на 8 суток.

   Дезертирство (фр. désertion) — самовольное оставление места военной службы, покидание поля боя. В чем же критерий определения: самовольная отлучка или дезертирство? Если военнослужащий отсутствовал в в/части без уважительной причины менее 6 суток – самовольная отлучка, более 6 суток – дезертирство. Надо полагать, что Военный Трибунал все же состоялся, поскольку в означенном Приказе № 406 указано: «Начальнику штаба полка в течение 3-х дневного срока произвести дознание на вышеупомянутых офицеров отданных мной под суд Военного Трибунала». Нашел ли суд Военного Трибунала смягчающие вину обстоятельства 2-х старших и 2-х младших лейтенантов или получили они по максимально возможному сроку лишения свободы, - мне неизвестно. Однако не думаю, что военный трибунал при определении меры наказания «малую политическую сознательность» смог принять во внимание по отношении к офицерам и посчитать это обстоятельство в качестве смягчающего вину.

   Время было уже не военное, а поэтому:

   а) при наличии смягчающих обстоятельств или малой политической сознательности, влечет за собой применение в качестве меры социальной защиты лишение свободы на срок до трех месяцев;

   б) при отсутствии смягчающих обстоятельств, применяется лишение свободы на срок до одного года.

   Справочно: Побег (дезертирство), совершенный в военное время или при боевой обстановке красноармейцем, а равно и побег, совершенный, как в мирной, так и в боевой обстановке лицом командного, административно-хозяйственного или политического состава, влечет за собой:

   - применение высшей меры социальной защиты,

   а при смягчающих обстоятельствах -

   - лишение свободы на срок не менее трех лет с конфискацией имущества.

   После 8-ми суток ареста Болтенкову В.Н. предписывалось получить сухой паек на одни сутки, продовольственные талоны на 5 суток, продаттестат, а также деньги на 5 суток и отбыть в Австрию в Центральную группу войск в городе Баден, что неподалеку от Вены. Не думаю, что к новому месту службы Василий Никанорович выдвинулся, не поспешая.

   По прибытии его в г. Баден в январе 1946 года последовало назначение на должность начальника разведки дивизиона 50-го гаубичного артиллерийского полка в г. Кремс. Василий Никанорович Болтенков

На обороте фотографии написано: «...бывало, выпьешь рюмочку - сомненье далеко...»
В День Победы на реке Дунай. г.Кремс. Австрия 9.05.1946 года

   В июле 1946 года произошла передислокация полка в Советский Союз, в крымский г. Бахчисарай. Приказом Командующего Таврическим Военным округом от 26 апреля 1947 года Василий Болтенков был уволен в запас. Василий Никанорович Болтенков

   Ко дню собственного рождения, что 15 мая Гвардии старший лейтенант Болтенков Василий Никанорович, награжденный орденом «Красного Знамени», медалью «За Отвагу», орденом «Крест Грюнвальда», серебряной медалью «Заслуженным на поле Славы», честно отслуживший Родине почти 6 лет, не контуженым, не раненым, 25-ти лет от роду вернулся домой...

Вот за все это и «Спасибо деду за Победу»!!!

   Вернувшись домой, Василий был готов наступить на горло собственному самолюбию и сесть за одну парту с выпускниками школы, чтобы учиться на летчика, но в 1947 году он уже не успевал подготовиться к вступительным экзаменам. На следующий год поступать уже было поздно: в летчики брали только до 25 лет.

   Не мудрствуя, устроился на работу в Промкомбинат №87, нормировщиком. С чего-то же надо было начинать. Да и деньги надо было зарабатывать.

   В 1947 году была проведена денежная реформа. Условия денежной реформы были изложены в Постановлении Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) №4004 от 14 декабря 1947 года «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». В Постановлении был установлен порядок обмена старых денег на новые, а также определены условия переоценки денежных вкладов в сберкассах и Госбанке СССР.

   В том числе и эти Государственные Казначейские Билеты СССР образца 1938 года, изображения на которых отражают предвоенный «дух времени», подлежали обмену.

   При перерасчете зарплаты деньги обменивались таким образом, что зарплата оставалась без изменения. По вкладам в Сбербанке суммы до 3 тысяч рублей обменивались также один к одному, по вкладам от 3 до 10 тысяч рублей было произведено сокращение накоплений на одну треть суммы, по вкладам в размере свыше 10 тысяч рублей изымалось две трети суммы. Те же, кто хранил деньги дома, при обмене получил один новый рубль за десять старых. Льготные условия переоценки накоплений были установлены и для держателей облигаций государственных займов: облигации массовых займов обменивались на облигации нового займа в соотношении 3:1, облигации свободно реализуемого займа 1938 г. — в соотношении 5:1, а облигации займа 1947 г. переоценке не подлежали. Фронтовики вернувшиеся с войны в 1945 году имели возможность в течение двух лет, хоть как-то применить полученные во время войны деньги для обустройства в мирной жизни. Что было с деньгами Василия Никаноровича, возвратившегося в мае 1947 года, особенно гадать не приходится. Следует отметить, большую часть полагавшихся ему во время службы денег он отправлял своим родителям, оказывая им материальную помощь. Разумеется, что речь не идет о том, что государство только о том и думало, как бы навредить фронтовикам. Но другого варианта борьбы с инфляцией, возникающей в результате несоответствия денежной массы, находящейся в обращении, и совокупной стоимостью продуктов питания и товаров народного потребления, от выпуска которых были вынуждены практически отказаться во время войны, вероятно, не было. Тогда же были отменены выплаты награжденным за ордена и медали. Василий Никанорович Болтенков

На фотографии 1950 года призадумавшийся жених. Задумаешься тут...

   Вскоре поле возвращения, Василию приглянулась девушка, проживавшая в соседнем бараке. Девушка в том же 1947 году приехала с матерью-немкойк отцу-поляку, призванному в 1942 году в Трудовую армию, а в 1947 году трудившемуся на том же Промкомбинате №87, что и Василий Никанорович. Приехало это польско-немецкое семейство с севера Пермской области, где на 17 лет в глухом лесу задержались после раскулачивания в Белоруссии в 1930 году.

   Процесс ухаживания закончился не быстро и проходил не просто.

   О том, как до их женитьбы в органы партийного контроля вызывали Василия Никаноровича – члена КПСС с 1943 года и члена партбюро Промкомбината для того, чтобы он, фронтовик, офицер и коммунист наконец-то опомнился, хорошо подумал, трезво осознал, принял взвешенное, по партийному принципиальное и единственно верное решение, прежде чем жениться на дочери классово чуждого элемента, в деталях, я Вам рассказывать, пожалуй, не стану.

   Лучше расскажу, как пригодился Василию Никаноровичу выученный им во время службы в Войске Польском польский язык. Отец его возлюбленной Галины происходил из древнего, весьма разветвленного шляхетского (то бишь дворянского), хоть и порядком обнищавшего после нескольких разделов Польши, рода Орловских. Амбиций, порой и беспочвенных, гонору полякам, как мы знаем, не занимать. Так вот и Петр Казимирович Орловский категорически считал, что его единственная дочь должна выйти замуж исключительно за поляка.

   Не без оснований полагая при этом, что выбор женихов-поляков, хотя бы и из числа детей ссыльных, вполне достаточен. Его жена, сопереживавшая дочери, разумеется, пыталась говорить ему что-то про любовь, призывала не портить жизнь дочери, но отец был непреклонен. Нравы в семье Орловских были таковы, что прежде чем пригласить их дочь Галину, в кино или просто погулять, например, совершенно необходимо было получить на то согласие кого-то из родителей. Понятно, что за согласием обращались к матери. Однако вместе с данным согласием указывалось и время, до которого дочь должна была быть дома. При нарушении времени возвращения дочери домой следовал неоднократный отказ в следующих просьбах аналогичного свойства. Вот так-то, батеньки... Вот Вам и фронтовик, и офицер, и орденоносец... Положение становилось критическим...

   Тогда Василий, сочинив и выучив наизусть длинную и трогательную речь, обращенную к родителям подруги, произнес ее на польском языке. Спесивый поляк этого явно не ожидал, был, так сказать, взят врасплох, изрядно растрогался и, не устояв, дал-таки своё отцовское согласие на женитьбу. Василий Никанорович Болтенков

В 1950 году Василий Никанорович Болтенков и Галина Петровна Орловская поженились.
Вот оттуда-то и есть пошел я...

   В 1954 году, Василий Никанорович, отец двоих детей, поступил в 9 класс вечерней школы.

   В 1956 году, начальник цеха Болтенков В.Н., был слегка раздосадован тем, что в экзаменационном сочинении не поставил в нужном месте запятую, а потому вместе с Аттестатом зрелости получил «только лишь» серебряную медаль. (Забавно звучит: «Аттестат зрелости». 34- летний Василий Никанорович - фронтовик и отец семейства, - по результатам сдачи экзаменов по ряду школьных предметов аттестован как зрелый человек).

   Получив Аттестат зрелости, владелец сдал его копию в Уральский Политехнический Институт, куда и был зачислен без экзаменов.

   В ноябре 1958 года Василий Никанорович окончил курсы повышения квалификации инженеров-плановиков, был назначен на должность начальника планового отдела Завода №353, в коем качестве и проработал до пенсионного возраста, наступившего в 1982 году.

   Через 17 лет после демобилизации, в августе 1964 года, по призыву Октябрьского райвоенкомата г. Свердловска Василий Никанорович был направлен на военные сборы с целью его переподготовки из артиллериста в ракетчики. По окончании учебы старшему лейтенанту Болтенкову В.Н было присвоено очередное звание – капитан. В том же Октябрьском военкомате в личном Деле капитана Болтенкова сохранилась “Характеристика на слушателя Центральных артиллерийских курсов”. До практического применения знаний командира дивизиона оперативно-тактических ракет дело, слава Богу, не дошло.

На этом и закончилась служба капитана Болтенкова Василия Никаноровича своей и нашей с Вами Родине!

Ничем нам не отблагодарить воинов и тружеников тыла за их ратный и трудовой подвиг времен Великой Отечественной войны.

Не выживших, не павших...

А ведь из личного Подвига каждого из них и сложился

Великий Подвиг Народа, размеры которого неизмеримы, как неисчислимы и жертвы, понесенные Народом.

Наш священный долг состоит в том, чтобы знать о них, помнить их, передавать знания о них из поколение в поколение и быть достойными наших предков, совершивших Подвиг Народа!

Автор текста: Николай Васильевич БОЛТЕНКОВ
г. Екатеринбург, март 2015 года

   Ссылки по теме:

   Анонс конкурса «Спасибо деду за победу!»

   Конкурс «Спасибо деду за победу!»: Гарей Хабибуллин

   «52 уральца рассказывают о Великой Отечественной»: Галина Афанасьевна Климова

   Статьи рубрики «52 уральца рассказывают о Великой Отечественной»

Мы в соцсетях!