Наш Урал

Как заказать книгу?

Тел. (343) 278-27-96

ЕДЕМ НА ЮГ. НА ЮГ УРАЛА

На Южном Урале всем известны челябинские озера, горнолыжные курорты и Аркаим. Наш маршрут – совсем иной, и даже чудесные башкирские горы и заповедники пока что останутся без нас. Попробуем поймать впечатления совсем от других объектов – от тех, где люди работали. И продолжают работать поныне.

Едем по Челябинскому тракту до поворота на Щелкун, путепроводом попадаем на Старый челябинский тракт, проходивший через Арамиль и Сысерть. Нам надо в село Никольское, что вскоре за Щелкунским рыбным озером. Там есть уникальный больничный городок, действующий с 1904 года. Редкий пример сохранившейся гражданской архитектуры, не относящейся ни к культовым, ни к промышленным сооружениям. Построенный земством на территории, отданной помещиком А.А.Клепининым в пользу обществу безвозмездно, недалеко от пруда на речке Боёвке, медгородок радует своим тихим уютом. Так и хочется подлечиться в этих маленьких краснокирпичных теремках, расставленных на небольшой территории продуманно и как-то душевно, под сенью сосен, в окружении парка вымахавших за сто с лишним лет деревьев. Изрядно портит пейзаж расходящаяся от котельной по корпусам труба отопления, но зато в палатах горячие батареи. В Никольском живо предание, что, уезжая от революции, Клепинин на сельском сходе просил поселян не разорять больницу – «Она вам еще пригодится». Пригодилась. Тихонько бродим по территории, оценивая качество проекта, кладки, разнообразие фасонов кирпичей, кованых деталей, вздыхая над неизбежными утратами. Все-таки этот чудом уцелевший оазис земской заботы о простых крестьянах не может не радовать.

Вернуться на новый тракт просто – едем дальше, и старая дорога вновь выводит на кратчайший путь в Челябинск. Мы подгадали приехать к концерту в Органном зале, что на площади Алое поле. Здание построено в те же годы и примерно в том же неорусском стиле, что и земская больница в Никольском, но свое назначение многажды меняло – сначала это был собор, потом дом пионеров, потом оно стояло в запустении. В 1987 году тщательная реконструкция и строительство инструмента немецкой фирмой «Герман Ойле» превратили его в уникальный по акустике органный зал. Отделка стен, кресел, даже роскошная люстра – всё это, как оказалось, акустические устройства. Звук потрясающий – он заполняет не только весь интерьер, - всё существо внимающих. Увы, необыкновенный зал под угрозой – церковь требует вернуть собственность. Столько забытых храмов прозябает в окрестностях, но, конечно, недвижимость в хорошем состоянии в центре мегаполиса гораздо интереснее деятелям РПЦ.

Насладившись божественной музыкой инструмента титанов, держим путь дальше. Теперь для контраста впечатлений – шахтерский городок Коркино. С челябинским органом его роднит участие Германии: с 1942 года его строили пленные немцы по проектам их же архитекторов, как гласит местное предание. Мы назвали Коркино «Палладианским городком», в честь итальянского архитектора Андреа Палладио, возродившего античный ордер. Действительно, Коркино – это торжество неоклассицизма, колонн, капителей, лепного декора и прочих архитектурных «излишеств», которые выглядят свежо и уютно. Имеется, в соответствии с античной традицией слегка раскрашенный, монумент труженика в классической (или йогической) позе героя, почему-то в фартуке сталевара и с мирным атомом. Недалеко от Главной Достопримечательности встретился прелестный памятник шахтеру, одетому в костюм, удивительно напоминающий наряд Пьеро - героя комедий Дель Арте. Так в рабочем городе переплавились разные европейские культурные мотивы. А Главная Достопримечательность Коркино – это угольный разрез, один из самых больших в мире, на полкилометра уходящий в землю террасами некоей фантасмагорической анти-пирамиды. Захватывает дух обозрение этого деяния человека, жадного до источников энергии. Но уральская природа крепка: отвалы зарастают лесом, котлован тоже; может быть, он станет озером… когда уголь истощится. Жаль, но масштаб разреза, толщу воздуха, реяние дымов тлеющего прямо в земле угля и газов оптика фотоаппарата передать не в силах.

Ночевка в палатке или в дальнобойной гостинице; следующая наша цель - урочище Пороги. Мы видели его в культовом «Хребте России» и захотели непременно посетить этот симбиоз природы и инженерии. Нам повезло больше авторов фильма: весеннее водохранилище было полно воды, она хлестала со всех бьефов небольшой плотины, делая пейзаж еще прекраснее. Так же как в Никольском и в Коркино, здесь можно свободно пройти на действующее предприятие: прогуляться по телу плотины, оснащенному всяческими вековыми приспособами, войти в помещение работающей электростанции; единственный труженик тихо ловил рыбу, выставив удочку прямо в окно машзала. Умиротворение царило в природе и человеках, приятный рокот турбины и шум падающей воды довершал эту старопромышленную идиллию. Водохранилище, электростанция и магнезитовый завод здесь, на реке Большая Сатка, были построены в 1910 году; завод не так давно прекратил существование, а ГЭС работает, снабжая электричеством поселок, постепенно превращающийся в туристический. Гармония природы, архитектуры и промышленности удалась здесь, вольно или не вольно, на славу.

Такая странная экскурсия по работам. Но эти предприятия, даже Коркинский разрез, выглядят неагрессивно и дают шанс природе рядом с ними. Есть другой вариант, экстремальный: трип по уральским Мордорам. Самый грязный в мире город Карабаш, Магнитогорск, Сибай, Новотроицк. Пыхают в небо черные трубы, отливают всеми ядовитыми цветами несчастные реки. Урал, на который самонадеянно опирается держава… но об этом в другой раз.

Лариса ЛЕВИЦКАЯ

Фото - Соня ШИШКИНА

Мы в соцсетях!